elastigirl

it was a very good year

Дорогой дедушка! 

В прошлую новогоднюю ночь, традиционно гадая на киндер-сюрпризах, я вытащила твое изображение, которое подмигивало и показывало мне большой палец. При том, что киндеры довольно чётенько предсказывают судьбу, я к этому оптимизму отнеслась  с некоторым скепсисом. Прости, что не верила. 

Я не верила тебе, дедушка, почти полгода. Это были спокойные и мирные месяцы, в течение которых я получала удовольствие от процесса, подспудно беспокоясь из-за полного отсутствия результата, ибо редактирование резюме, подготовка к интервью, отказы/игноры работодателей, мониторинг Циана и показы квартиры происходили на фоне проедания семейных резервов и полного непонимания грядущего. Но после майских праздников события понеслись как скорый поезд. В мае мы набрали долгов по друзьям и внесли задаток, в июне переехали на новую квартиру, в июле продали старую, в августе раздали долги и прошли по — как нам тогда казалось — самому перспективному собеседованию (оба кончились ничем). Собственно, успешной квартирной эпопеи самой по себе уже достаточно, чтобы год назвать удачным, и я мысленно пела дифирамбы тебе в течение всего этого длинного-предлинного и счастливого лета (кажется погода была так себе, но это такая ерунда). 21 (двадцать один) год Плохиш и я не проводили лета вдвоем (и то,  в 1998-м он уже работал, а к августу уже было понятно, что нас скоро будет трое). Тем более, что в июнь и июль вместилась Англия-1, к которой я с годами прикипела сердцем не меньше Тосканы, да и друзей в Лондоне у меня теперь много.

Осень началась без особых восторгов, супруг погрузился в свой стартап, а я в бесплодное раздумье, поскольку работы все не было, а идеи, где ее найти, полностью исчерпались. Но ты, дорогой мой старый бородач, недаром еще и подмигивал: решили проветриться на 21-ю годовщину свадьбы и  использовать по максимуму английскую визу, а там и свидание с Домиником Вестом подоспело, и отожгли мы с Плохишом в этом маленьком трипе знатно, не хуже, чем летом! А наутро после возвращения я как приземлилась в кресло отделанного американским орехом офиса в модерновой башне, да так до сих пор тут и сижу, постигая основы министерской жизни и несмело реанимируя надежды на продолжение карьеры. 

Супруг мой, впрочем, недолго оставался папой на хозяйстве и буквально через три недели нашел себе работу, а точнее, работа нашла его. И если я сижу в Сити в опен спейсе среди стекла и бетона, то у него отдельный кабинет в уютном особнячке среди переулков Китай-города, и, в отличие от меня, у него есть полноценный трудовой договор. Дед, хитрый кудесник, признайся, это же ты подстроил так, чтобы мы, в прошлом году потерявшие работы в пределах одного месяца, в этом их точно так же одновременно и получили? Низкий тебе поклон за вынужденный, но от этого не менее прекрасный саббатикал, особенно из сегодняшнего дня, когда мы оба уже активно в работе, и год дома начинает казаться сном. 

Вступая в 2020-й с новым домом, новыми рабочими горизонтами и даже не на полном финансовом нуле, я теряюсь, что попросить, чтобы ты не подумал, что я окончательно оборзела после такого золотого периода. Поэтому часики Омега, ожерелье Шанель и песцовую шубку готовь к 2021 году. Просто пообещай мне, что в следующем году мы не потеряем того, что обрели в этом — это раз, и чтобы число членов семьи не уменьшилось — это два. 

Лично мне не потерять эту работу и закрепиться на ней уже означает больше, чем опять лишиться источника дохода. Для меня это новые горизонты и шанс на перезагрузку. Reboot. Новое направление, где мне кажется, что у меня все может получиться, и особенно с учетом опыта предыдущей трудовой биографии. Так неожиданно и круто после десятилетия тупика и пяти лет застоя вдруг — без всякого предупреждения и совершенно в неожиданном виде — обрести направление и захотеть начать разбег. Да и мужу хочется пожелать, чтобы его теперешняя работа обозначила зарю большого важного дела ему по потребностям, он тоже засиделся и проголодался. А про второе все понятно — семья у нас и так небольшая, не отбирай никого. Раз и два. Это просто. 

Все остальное не более чем хотелки, на твое усмотрение и добрую волю, как комплименти в миланском баре. Из хотелок прежде всего — здоровья всем, особенно нашим родителям. Если меня по весне решат оперировать, ок, но тогда чтоб быстро восстановиться. Отдельно прошу за юношу Сахена. Ему нужна одна какая-нибудь собственная победа или достижение.  В работе, учебе или в личной жизни — лишь бы сломать в его голове закольцованную мелодию «я неудачник». Пусть найдет себе занятие и переключится на конструктив, иначе сам себя сгрызет. Мальчику Косте — просто быть самим собой, может только чуть побольше читать и побольше двигаться. 

И конечно путешествия. Хочется подарить Косте то, что было пару раз с Сашей — уехать на Красное море в какой-нибудь снежный и мрачный московский месяц и смотреть сквозь бокал с коктейлем, как он резвится под солнцем в мозаичном бассейне. Хочется с Плохишом в Брюгге, гулять по тамошним улочкам и пробовать блонды или триплы, которых нет в «200 кранах». Давненько не были и в Риме, поскольку Лондон с Нью-Йорком отняли нас у него на три года, а ведь кроме Рима еще есть Милан, есть Ареццо со старой взбалмошной итальянкой, которая будет сжимать нас в объятиях с криком «Дио мио», и две трети великолепной страны, где мы вообще еще не были.  И да, Америка, опять Америка, never enough и always a good idea.

Я обещала тебе в том году дифирамбы на 1000 слов и новые лампочки на елку. Готовы 900, но я еще в Фейсбуке напишу сто с гаком, а вместо лампочек пока предлагаю два новых рукодельных венка. Все обязательно будет, я же обещала. Как всегда, надеюсь на твое доброе сердце, о дивная борода в красном тулупе. 

И да, чтобы не было войны. Но это не одна я желаю. СПАСИБО, добрый дедушка. 

elastigirl

6:30 - 20:30

За неделю до поездки к мощам Доминика Веста в Англию одна не сильно близко знакомая, но приятная коллега по профессии написала в фейсбуке "ищу человека в теме, в ладах с русским языком и умеющего работать с официальными документами." Я, на тот момент несколько фрустрированная годом поиска работы вообще и недавних обломов с парой проектов в частности, не без досады написала "ну вот у меня например все в порядке с русским, а в какой теме надо быть?" — "Ух ты, срочно давай ко мне", - написала она в ответ и пропала на неделю. Потом объявилась буквально накануне моего отъезда, рассказала в двух словах, где она сейчас,  спросила, когда я могу выйти и сколько хочу денег. Я назвала дату, не веря, что все решится так быстро, и наутро после прилета, 29-го числа, надела костюм и поехала в Сити, ориентируясь на первое собеседование из непонятно скольких. Вместо этого мне вручили стопку бумаг с двуглавыми орлами, указали на рабочее место, познакомили с коллегами, выдали пропуск и завели учетную запись в сети. Вот так ваша покорная оказалась на госслужбе. 

Эта коллега, в недавнем прошлом владелица частной консалтинговой фирмы, теперь свой бизнес закрыла и находится в процессе назначения на должность замминистра. Точнее, зама главы агентства, входящего в состав одного из ключевых министерств. Уже два месяца она де факто работает двигателем прогресса агентства и понемножку набирает команду. Официальное руководство  состоит в должности чуть больше полугода и эту мою коллегу сильно возлюбило за деловой подход и наличие видения, что делать с отраслью. Старая команда, вернее, останки оной, частично в оппозиции, частично не способна на подвиги, а работы невпроворот, и стратегической, и деловой, и креативной, и бюрократической. Что самое классное - коллега горит огнем и желает реально что-то поменять к лучшему, а не украшать потемкинские деревни и писать горы отчетности. Как же мне это нравится.

И вот теперь уже четвертую неделю подряд я ежеутренне марширую до МЦК, после чего попадаю в правительственный комплекс в Сити, шикарную свежепостроенную башню. Сити, надо сказать, за истекшие годы наконец-то дозрел до делового района с развитой инфраструктурой - в подземной части моей башни одних только кофеен семь штук. Мне удобно на МЦК, мне нравится офис, мне хорошо в Сити, и после рабочего дня я испытываю близкое к оргазму чувство, заходя в любимую новую квартиру - ну как такое может совпасть в считанные месяцы? 

Минусы: у меня пока нет контракта, и неясно, когда будет. Официально я пока не существую ни в министерском директории, ни на бумаге - я даже должность свою не знаю. По зарплате договоренность есть, и зарплата на 25% ниже предыдущей (тут надо сказать, что за последний год это лучшее предложение, учитывая дополнительные плюшки), но когда ее заплатят и в каком виде - вопрос. Так что, хотя сегодня моя первая бумажка сегодня официально прошла через Минэко, Минфин и Минюст на подпись Председателю Правительства, все пока на голом доверии - потому я не афиширую пока никому, где я и чем занимаюсь. 

Самую малость оглядевшись и нюхнув, чем тут занимаются, я вдруг поняла, что мне очень хочется тут закрепиться - есть серьезная возможность выйти из  затянувшегося карьерного кризиса. Я никогда не рассматривала для себя госсектор, но у меня есть масса черт хорошего чиновника, да и нужных навыков достаточно. Консалтинг приучил меня к работе без графика и делать то, что поручили, без лишних вопросов. В самой работе есть масштабность и авторитетность, которые мне импонировали в большой четверке, но при этом отсутствует необходимость продаж и кипиаи по ним. Отрасль близка, понятна и интересна. А быть в команде с не отравленным канцеляризмом и интриганством лидером вообще прекрасно. Так что я внезапно хочу не могу и жду не дождусь. 

Один вопрос - сколько эта конструкция просуществует. Предыдущий глава агентства держался пять лет. Посмотрим, что будет с теперешним. Особых иллюзий я не питаю, но чисто для себя надеюсь хотя бы на пару годиков. Пожелайте удачи. Пригодится. 

elastigirl

встреча с кумиром

15 октября Доминику Весту стукнуло 50. 

У нас с Плохишом уже были билеты в Лондон на утро 25-го — планировалось весело отметить годовщину свадьбы — когда я открыла инстаграмм дочки Доминика Веста Марты, где она поздравляла папу с юбилеем (Марта не без норова, но отца явно любит) и между прочим написала, что мол, если хотите на нас посмотреть живьем, то мы 24-го стихи читаем на поэтическом вечере, билеты еще есть в продаже. 

— Позвони в Аэрофлот, — спокойно сказал супруг, услышав мой вой с другого конца квартиры. — Полетишь на день раньше. 

Все оказалось легко и просто, как будто так было и надо. Аэрофлот выкатил за смену билета невероятную сумму в 2700 рублей, билет на поэзию стоил 30 фунтов, aetternittis согласилась надуть матрас и разместить меня с максимальным комфортом на полу ее гостиной в Cтритеме  (Streatham — он же так произносится?), а olkan — оказать моральную поддержку и сопроводить на вечер. И без сучка и задоринки 24-го навигатор привел меня к нужной точке в Вестминстере ровно в тот самый момент, когда Доминик Вест в сверкающей белизной на пару кварталов рубашке вышел из лимузина и был препровожден вовнутрь. Уже не зря пришла, подумала я, воочию узрев знакомую по сотням кадров спину и кудлатую голову (bushy top, как это называли в «Прослушке»). 

Вокруг входа начали собираться интеллигентные британские тетушки, которые, к моему удивлению, как только начали запускать вовнутрь, первым делом резво побежали за порцией пятифунтового винишка в буфет. Многие из них так и пошли слушать стихи со пластиковыми стаканчиками, а некоторые и с бутылками. И правда, вино и поэзия -очень в духе Омара Хайяма. 

Я заняла стратегическое место поближе к главной аудитории, рассчитывая попасть в первый ряд, но, поздно сообразив, что первые два ряда заняты для VIP гостей, попала лишь в четвертый, и то не с самого краешка (где удобно было бы выскочить наперерез звезде, в случае чего). В третьем уже расположились какие-то шепчущиеся и хихикающие местные дамы, а c краешка сидела ухоженная дева. Olkan припаздывала, публика рассаживалась, я залезла в фейсбук, где в фан-сообществе Доминика Веста какая-то англичанка предлагала бесплатный билет на сегодняшнее мероприятие. «А я уже тут», — написала я в ответ. Хихикающая дама из третьего ряда обернулась ко мне и спросила: «Нина?» К тому моменту, когда olkan вошла в зал, я уже задружилась с Адриен (пришла посмотреть на Доминика третий раз), ее приятельницей Сарой (ей достался бесплатный билет, но она считала, что мы с Адриен немножко поехавшие крышей) и неназвавшейся  русской девой (той самой с краешка), которая слыхом не слыхивала ни о каком Доминике Весте и тем паче о каком-то там сериале «Любовники», а пришла приобщиться к Высокой Культуре. В общем, время до начала прошло очень приятно.

К моему удивлению, само мероприятие, которое я думала тихо перетерпеть, разглядывая Веста с дочкой, само по себе представляло большой интерес. Оно называлось «Поэтическая аптека» — несколько лет назад один филантроп и большой любитель чтения сделал антологию любимых стихов, каждый из которым может послужить лекарством от какого-то эмоционального расстройства. Книжка оказалась очень популярной, и я, оказывается, угодила на презентацию второго тома, куда автор пригласил пару знакомых  остроумных писательниц и нескольких актеров и актрис для декламации. Вечер получился абсолютно домашним, британский юмор лился со сцены, и буквально через четверть часа я поняла, что olkan, как и я, уже полностью включились в активное слушание. После обязательной программы — чтения подборки из книжки — пошли вопросы зрителей «к доктору», и он отвечал им уместными строками от разных душевных недугов. В середине этого интерактива в первом ряду встала рыжая девочка и спросила, есть ли стихи, описывающие, как херово жить в 12 лет. На этом месте Марта встрепенулась и сказала, что сейчас зачтет поэму собственного сочинения, написанную ей именно в этом возрасте, что автор антологии ей благодушно разрешил. Вирши Марты оказались длиннющими и изобилующими  физиологическими подробностями, и я мысленно зааплодировала ведущим, максимально деликатно прервавшим декламацию репликой рыжей девочке «Дитя, ты получила ответ на свой вопрос?»

Когда все закончилось, olkan ушла в вестибюль покупать книжку и по возможности получить автограф, и я сейчас думаю о том, что мне тоже бы не помешал экземпляр этого премилого двухтомника, но цель вечера у меня была другой — я отдала ей мешающуюся в руках сумку и, ощущая себя довольно-таки глупо, пошла занимать очередь к любимому актеру.

Доминик Вест, как публику распустили, спрыгнул со сцены, и пошел по рукам родни и друзей, которых пришло немало. (Первым делом к нему подошла его бывшая подружка, она же мать Марты, и они обменялись многозначительными и столь знакомыми любым родителям общего ребенка взглядами.) То ли он редко в Лондоне выступает, то ли все пришли поддержать Марту (помимо прочего, начинающую актрису), то ли просто все такие дружные, но реально его минут десять обнимали, хлопали по спине и жали руки люди, лица которых мне были смутно знакомы по инстаграмму. Адриен, еще парочка поклонников и ваша покорная дождались-таки своей порции внимания, и в какой-то момент я услышала, как Доминик Вест спрашивает меня, хорошо ли вышла фотка с Адриен, может, переснять? Очень странное ощущение. 

Я рассматривала Джимми МакНалти, Ноа Соллоуэя, Гектора Мэддена и, прости господи, Жана Вальжана в одном лице на очень близком расстоянии и как раз думала о том, как мало врет камера в отношении его внешности и какие у него возмутительно идеальные зубы, как вдруг поняла, что момент пообщаться уже наступил, Доминик Вест с веселым удивлением смотрит на меня, и еще через пару секунд я буду выглядеть полным тормозом. Ах да. Наверное, надо было отнестись к своему шансу как к elevator talk и заранее продумать что-нибудь феерически остроумное и сногсшибательное, чтобы, как намедни в Фейсбуке написала одна поклонница «моя самая большая мечта — чтобы мы поговорили, и он оказался настолько очарован (fascinated), что мы стали бы друзьями, и он позвал бы меня в гости в замок его  жены в Ирландии, и наша дружба развилась бы до такой степени, что в этом замке в мою честь даже назвали бы комнату» (нет, это не моя мечта, такая подробность, как наименование комнаты в замке, мне в голову бы не  пришло), но мне все-таки не шестнадцать лет, чтобы питать такие иллюзии (хотя, если честно, зря я на себя в шестнадцать наезжаю, тогда я часто вела себя гораздо более разумно, чем сейчас). Поэтому Доминик Вест честно и, благодаря тройной оболочке из британской воспитанности, актерской подготовки и сияющей улыбки, максимально правдиво изобразил, что выслушал мои совершенно стандартные слова восхищения, и тут же про них забыл. Но поскольку для селфи он меня приобнял и вытерпел мою руку у себя на груди (слава богу, кумир оказался экстравертом, которому не противны тактильные ощущения), я осталась более чем довольна. После этого Доминик Вест летящей походкой человека, полжизни отдавшего кардио, устремился на выход, а я пошла искать olkan, которая обнаружилась в вестибюле с крайне довольным видом.

— А вон первая жена Доминика Веста, кстати, дочка лорда, родовитая как британская королева!  — показала я olkan на мать Марты.

—Эта? — удивилась она.  — Да мы с ней только что в туалете курили и обсуждали вон того бомжеватого мужика, скоро ли он окончательно сторчится! 

Благослови господь британских селебрити и заодно аристократию. 

elastigirl

from Oz to Kansas

Даже не знаю, с чего начать. Давайте коротенько напишу, а подробности потом. Если смогу. В общем, за истекшие 10 дней я успела съездить в Лондон, увидеть там Доминика Веста и не умереть, отжечь с любимыми друзьями, вернуться, неожиданно выйти на работу и интенсивно оттрубить в Сити первую неделю. Короче, песня «Валенки» кажется закончилась, и началось полное Статус Кво с немеркнущим хитом You're in the Army Now.


elastigirl

исполнение желаний

Долгое, долгое время золотым стандартом счастливого времени для меня являлся 2007 год. «Верните две тысячи седьмой» многократно вздыхала я в гораздо менее ласковые последующие периоды, представляя перед сном те залитые солнцем дни, когда беззаботная я в розовом сарафане и тапочках... много воды с тех пор утекло.

Но этот год, к моему непрекращающемуся удивлению, побил любимый седьмой по всем параметрам (кроме обхвата талии, будем честны, но и на солнце есть пятна). До чего же это дивно — жить полной жизнью (или точнее, без рабочей загрузки). Отводить щебечущего ребенка в школу — радость. Осваивать духовку в новой квартире и выращивать из косточек авокадо — прекрасно. Идти без спешки по парку, смотреть на листья и вдыхать осень — восторг.  Вышагивать по гораздо более просторной в бедрах кухне — вообще экстаз. Мироздание баюкает меня на ручках, обернув в мяконькое одеялко, да балует игрушками. 

За истекший месяц я дважды чуть не выскочила на проектную работу, приведя в боевую готовность семью и будучи готовой к мгновенной трансформации. Оценивая взглядом бортпроводника за минуту до взлета свои обожаемые пенаты (макушка ребенка, духовка, косточки, вид из окна), я украдкой думала, что не насытилась еще этими радостями — а возможно ли вообще ими насытиться? — но труба зовет, деньги нужны, время пришло, и чем зачарованнее сон, тем ужаснее будет пробуждение. Ан нет — оба раза реалистичные трудовые перспективы просто сходили на нет, испаряясь в осенней синеве. Не выпендривайтесь, Нина Владимировна, сидите дома и слушайте песню «Валенки», ваше время еще не пришло. Вам кармический подарок — вот и получайте удовольствие, пока звезды сошлись в таком вот аспекте. Дают — бери. 

Прошлый опыт научил меня, что периоды счастья и покоя сменяются такими бурными, что мама не горюй. Поэтому, жмурясь в своем сладком обитании, я отказываюсь представлять, что может ждать впереди в качестве компенсации за эту дольче виту. Возможно, уже в следующем году я буду люто завидовать себе сегодняшней и причитать «верните девятнадцатый год». А возможно (крамольная мысль) даже компенсации не потребуется? Что, если это просто мое воспаленное сознание по привычке ощущает вину за легкость бытия?

Как бы я ни думала, покамест мироздание не желает останавливаться. (Да и слава богу.) Через неделю 21-я годовщина свадьбы, и... нет, об этом напишу в следующий раз. А сейчас просто порадуйтесь за меня. Пусть вам будет так же хорошо. 

elastigirl

вертикальная эмиграция

Раз выдалась минутка и настроение прекрасное (обильный урожай яблок привел к тому, что кухня благоухает антоновкой, а поскольку я теперь жилец ТСЖ, у нас в доме затопили раньше остальных, мне везет, ыыы), напишу немножко про жизнь. Сентябрь принес ожидаемые хлопоты. Вернулся от бабушки смеющийся как колокольчик Кокий, загоревший в Саратове как калифорнийский серфер — выгоревшие вихры, аж стричь жалко, и золотой пушок на шоколадных ногах и руках. Желание получать только пятерки за лето у него не пропало, поэтому с ним очень просто делать уроки, да и по утрам пока — на разгоне — встает легко, еще и приговаривая «я люблю школу». В этом смысле второй класс просто малина — учительница та же, все привычно, адаптации не требуется. От бабушки он, как водится, приехал с пузцом и абсолютно разучившийся ходить ногами, отдали его на тхэквондо и фехтование в двух шагах от дома — сходил на пробные занятия, да так там и остался. Теперь только успевай вертеться — забрать из школы, закинуть на занятия, забрать с занятий, сделать уроки, собрать портфель, приготовить еду, воду, форму, проездной и тепе. Постоянно задаю себе вопрос, как я делала все то же самое плюс работала? Загадка. 

Юноша Александр окопался у бабушки, и дело идет к тому, что он будет жить там всегда: съехав к ней на время переезда, оценил по достоинству фирменный уют моей мамы. Он, правда, объясняет это примитивнее — «меньше народу и дают жрать», опуская горячие завтраки к пробуждению, отглаживание рубашек и платков по запросу (а не тогда, когда у меня дойдут руки) и прекрасную комнату, составленную из нашей с Плохишом бывшей спальни (мама много мебели забрала к себе). Расклад в целом устраивает всех — маме есть о ком заботиться и о ком поворчать, меня — что они оба не одиноки, и в целом, у них неплохой симбиоз. Необжитая Сашина комната меня совершенно не расстраивает, свято место пусто не бывает. 

Я продолжаю осваивать новый район. Кокий ходит на свои занятия в местный фитнес-клуб (на сайте талантливый тамошний копирайтер написал «От спортсменов довоенного времени нам досталось старенькое здание, пропитанное спортивным духом»), и по пути я прохожу почти нетронутый район 50-х годов (маленький дом культуры имени, прости господи,  Луначарского, где функционируют студия «Гусли звонкие» и театр «Перспектива», надо сходить и поддержать рублем что ли), немного разбавленный новоделом (узбекский ресторан). После входа на стадион (ворота сталинского периода — портал в Храм Атлетики, так и представляешь, как сквозь них проходят физкультурники в широких трусах и футболках на шнуровке) к пропитанному духом зданию надо идти через аллею из туй и лиственниц и футбольные поля, за которыми открывается вид на гостиницу «Байкал» и Останкинскую башню. Гостиница «Байкал» — зачарованное место для отчаянно ностальгирующих по совку — место частого посещения, поскольку там стоят ближайшие к дому банкоматы без комиссии. Можно было бы смело написать, что время в этом островке стабильности остановилось в 1979 году, если бы не пресловутые банкоматы и — вау — раздвигающиеся двери. Все остальное аутентичное донельзя, включая запахи. Зато в пропитанном здании  клуба функционирует кафешка «Мама кормит», и там пахнет вкусно, даже наливают самодельный латте со специями (неудачный, с застревающей в зубах гвоздикой, но дешевый). Так что походы на стадион не лишены приятности. 

В другую сторону от дома — к проспекту Мира - тоже много интересного. На ближайшем перекрестке, внешне почему-то напоминающем мне старый Саратов, есть кондовая пекарня — ничего общего с хипстерскими местечками, где дают маффины и капкейки. Ватрушки, слоеные пирожки с сыром, пирожки с вареньем и как дань моде — улитки с маком. Допотопный кассовый аппарат, только нал или на карту продавцу, колченогие общепитовские стулья, давно не видевшие ремонта стены. Но продавщица — лютая, бешеная фанатка Робби Вильямса, чей портрет висит напротив прилавка, и как-то, заболтавшись с ней о его последнем концерте, я решила время от времени покупать там пирожок-другой. Дальше, минуя заброшенную медсанчасть, общежитие «Абсолют», рынок выходного дня и трогательный трехэтажный домик сороковых годов с пузатыми решетчатыми балконами, можно добрести до дома с почтой и средоточием социальной жизни микрорайона - свежеоткрытым «Красное и Белое». Кроме шуток, бутылочка 0,33 импортного Леффе Блонд там теперь стоит 68 рублей, и Леффе есть четырех сортов, Карл. Даже сноб Саша теперь ценит «К и Б», потому что банка Колы там стоит рекордные 27 рэ. Когда мы с Плохишом в первый раз пришли туда, в мусорке у входа валялась наспех вскрытая коробка из-под Мартеля. «Кому-то срочно понадобилось», — посмеялся супруг. За «К и Б» открывается набережная Яузы, которая уже носит пышное имя Станислава Говорухина и была торжественно открыта в июне, но еще никак не благоустроена. Посмотрим прогресс следующим летом. 

Cупруг после нескольких очень обидных отказов работодателей («нам нужен кто-то менее умный и не такой независимый»), как  Магомет, решил идти к горе и обосновал собственное маленькое дело. Будет теперь сам себе Корморан Страйк, пока не найдется что-то покруче. Я же возможно чуть ли не с завтрашнего дня воткнусь в стремительно несущийся консалтинговый проект, где нон-стопом буду занята до 15 октября (но там запрягают так долго, что я реально начинаю беспокоиться). Авось заработаю себе на кремы, которые уже проплатила косметологу,шшш.


elastigirl

Мой личный штат Ростокино

Незаметно начался третий месяц нашей с Плохишом «вертикальной эмиграции» (его меткое выражение), и я продолжаю жить как в сладком сне. Скажи мне кто, что я буду настолько счастлива от переезда, не поверила бы. Дела, связанные с обустройством, почти закончены — решено ближайшие пару лет пожить as is, без ремонта, чтобы получше его продумать (да и денежный вопрос имеет значение), поэтому докупили кое-какие недорогие предметы мебели, занавески, светильники, расставили все по местам и в целом приготовились к грядущему через две недели началу Рабочего Сезона, поскольку скоро вернется второклассник, и осенний график вступит в свои права. 

Обживаем наш новый район, в котором полно чудес. Окна кухни смотрят на стадион, футбольное поле и теннисные корты. Вернувшись к бегу после двухлетнего перерыва, Плохиш, пока не перешел к длинным забегам до дальних теплиц Ботсада, некоторое время накручивал круги по стадиону, а я повадилась на него смотреть в подзорную трубу. Под боком обнаружились студия имени Горького и главный корпус ВГИКа с хорошим памятником вгиковцам Шпаликову, Тарковскому и Шукшину. Вычитала в вики, что примерно оттуда, где сейчас ВГИК, Пушкин любил кидать прощальные взгляды на Москву, а маленькая симпатичная церковь в местном парке по пути к метро, куда прихожан заманивают кофе и пирожками, «по преданию, связана с раскаянием князя Василия Петровича Хованского (сына боярина, одного из первых недорослей петровских времен, которого послали за границу учиться) за пристрастие к алкогольным напиткам и нарушением церковных обрядов в нетрезвом виде». Потом церковью и прилежащей усадьбой владел тот из Демидовых, который вложил деньги в Ярославский и Томский университеты, потом купеческая семья, потом в 1917 усадьбу сожгли, а церковь, липовая аллея, 300-летний дуб и пруд остались. Пруд хотели в советское время засыпать, но не смогли. А сейчас парк замечательно благоустроили, в пруду живут несколько лебедей и семей уток (с утятами!), и к ним постоянно прилетают пообщаться гуси и утки других пород. Побыв в гостях, гуси очень важно пешком топают до Яузы, где сливаются с регулярно практикующимися там байдарочниками. А я смотрю на это все с мостика и делаю фоточки для инстаграмчика. 

Объехали намедни на великах Большой Периметр — ВДНХ+Ботанический сад+Останкинский парк,  17 км очень интересного маршрута. Наконец увидела те куски ВДНХ и Ботсада, о которых раньше только слышала. На очереди велопробег поменьше, вдоль Яузы от набережной Станислава Говорухина до парка «Акведук». Первую только-только торжественно назвали и открыли в июне, пока там ничего нет, но обещают благоустроить. А парк у акведука — одна из главных достопримечательностей моего теперешнего хаймата. 

********

Год, как мы оба без работы, тоже будет в сентябре. Нет, мы за всеми нашими квартирными восторгами не забыли про поиск источников заработка. Оба по-прежнему исправно ходим на интервью. На сегодняшний день я, помимо двух серьезных вакансий, на которые мне предложили податься, имею следующее: 

— взялась за небольшую халтурку (почти бесплатную), помогая очень старым американским коллегам с их стартапом в надежде, что потом им в голову придет что-то более для меня интересное, 

— прошла второе интервью у конкурентов молодых-и-честных (в кои-то веки довольна собой) — у них бан на найм в московский офис, но обещались привлечь на проект контрактницей (пуркуа бы и не па), 

— жду возвращения из отпуска какого-то там руководства у крупного отечественного девелопера, у которого планы зарубежной экспансии и кадровикам которого мой профиль в линкедине кажется подходящим, и, наконец, 

— пытаюсь пофрилансить (в любимом тандеме с мальчиком Колей, которого, честно говоря, пора прекращать называть мальчиком, поскольку он уже 28-летний продакт менеджер в довольно амбициозной айтикомпании, но ему — ура! — всегда нужны деньги, поэтому готов на любые доп. авантюры) и вписаться в один проект в СНГ. 

Другой вопрос, что все эти пункты, образовавшись как-то помимо моей воли (целенаправленно я только с конкурентами молодых-и-честных пыталась завязаться), могут закончиться ничем, и мой прекраснейший, но все-таки вынужденный саббатикал продолжится. Примерно так же  обстоят дела с поиском работы у супруга и так было и весь прошедший год — появляются какие-то вполне приличные возможности, а потом улетают, как пух с одуванчика. Так что ищем и надеемся. 


elastigirl

it's not too late

Растущие подозрения, что я проживаю, возможно, лучший год своей жизни, только укрепились, когда мы переехали в новую квартиру. Восемь полных дней (с перерывом на Англию, о которой как-нибудь отдельно) усердно распаковывались и обустраивались, закончив буквально пару дней назад, и все это время я ощущала прямо-таки неприличный восторг и подъем сил. Супруг, похоже, тоже, потому что ведет себя по канонам Саввы Игнатьевича из любимого фильма - «едва проснулся, сразу за дрель». Ну и оба, как Савва, ходим и жмуримся — есть от чего. 

Чуть ли не главная прелесть Квартиры Мечты, расположенной на высоте птичьего полета (высота доказана, ибо в первый же вечер на новом месте к нам залетел поздороваться ястреб-перепелятник, и не будем отвлекаться на вопрос, откуда в Москве такая экзотика) — панорама, на разглядывании которой залипают все посетители дома. Она сопоставима с видами с туристических обзорных площадок, поэтому наше с Плохишом ежевечернее развлечение теперь, кроме встречи заката, — игра «опознай здание». Обзор с востока и северо-запада покрывает территорию от Измайлово до Войковской, а взгляд на юг и юго-запад в хорошую погоду позволяет засечь здание Академии Наук на Ленинском, МГУ, небоскребы на Мосфильмовской и (вроде бы) кое-какие жилые гиганты на Чертановской. Видны все сталинские высотки, Триумф-палас, ХХС, кусочек памятника Петру, зиккурат («Мегафон»), на Садовом, «Абвгдейка» и много что еще, прямо хоть делай пометки на балконном стекле. Супруг серьезно намерен купить подзорную трубу, и мне эта идея очень нравится. Прямо под окнами как на ладони лежат ВДНХ и Ботанический сад и отлично просматривается местный стадиончик, где Плохиш теперь время от времени наворачивает круги. А еще видно НЕБО. Виден ход солнца, постоянно меняющий подсветку облаков, своими глазами без всяких телеметеорологов я могу наблюдать движение атмосферных и грозовых фронтов, не говоря о салютах (последние вообще из старой квартиры не просматривались, за исключением далекой единственной точки за Сокольниками, которая была видна, если с некоторой угрозой безопасности высунуться с балкона по пояс). Постоянная смена заоконного пейзажа для меня, никогда не жившей выше восьмого этажа, — абсолютно завораживающее зрелище. Любой фотограф и инстаграммер сделал бы себе имя на этом виде, и все наши гости, выйдя на балкон, нет-нет да и тянутся к своим телефонам.

В новой квартире высокие потолки, важность которых для общего комфорта я раньше недооценивала. (И приходится отучаться от привычки громко разговаривать с партнером, который находится в другой комнате — в старой квартире было слышно отовсюду, а здесь нет!) В качестве бонуса от старых (не бедных, скажем так) хозяев остались добротные дубовые полы, толковая кухня, не лишенная эффектности главная ванная (сбылась давняя мечта, теперь у меня два санузла), гардеробная (еще одна мечта) и удобный кухонный стол. Комнаты Коки и Саши получаются просторные. Я сама себе завидую, да. 

На фоне этого нашлись покупатели и на наше родовое гнездо. Если все пойдет как задумано, то в понедельник передаем ключи. Не было в планах на этот год менять жилье, а вот поди ж ты. 

elastigirl

sentimental values

На город свалилась липкая жара. Не такая конечно, как в памятном 2010-м, но достаточная, чтобы второй или третий раз за все прошедшие годы пожалеть об отсутствии кондиционера. В новой квартире он как раз имеется, но к переезду, подозреваю, будет прохладнее. 

В ожидании ключей от новой квартиры помаленьку принялась разбирать шкафы, начав с самого болезненного — книжек. Увы, даже такой ретроград и любительница понюхать бумажную пыль, как я, вынуждена признать, что электронные читалки значительно ослабили принцип сбора коллекции любимых книг. Семейные альбомы отвалились еще в 2007, когда супруг полностью оцифровал и разметил архив (почти полностью, кроме старых черно-белых фото), а до книг похоже очередь дошла только сейчас. Первая итерация разгрузила шкафы на 20% — останки словарей (ушла эпоха), нашумевшие романы, которые не тянет перечитывать, старенькие фамильные томики и всякие домоводческие пособия, которые возьмет мама. Завтра я напрягу силу воли и выкину книжки по бизнесу и стратегии (в которые не заглядываю примерно никогда), возможно что-то из литературы про Битлз (я счастливый обладатель нескольких феерических образцов того, что про Битлз выпускали в СССР в 1989 году), всю классику в бумажных обложках и подрихтую разросшихся Вайля и Гениса (в основном за счет второго). Но если бы это решило вопрос! Некоторые полки священны. Хорошо, не некоторые. Слишком многие. Какие-то сформировали меня (cтандартный набор интеллигентной девочки 80-х — Ремарк, Моэм, Уайлдер, Джойс, Пристли, позднее Фаулз — кстати, маме надо вернуть Стейнбека и Фитцджеральда, и прощай Пруст, я больше не буду делать вид, что тебя читала или собираюсь читать). Какие-то ждут перечитки (Борхес, Маркес). Какие-то — первого прочтения, пусть и годами (Лоуренс Даррелл. Милорад Павич. Гессе, Кафка и Мелвилл (густо краснею). Лесков, Лесков!!! Совсем забыла), но я до них доберусь. Четыре ряда классиков (сами знаете каких) ждут, когда Костя-старшеклассник с неохотой их откроет. Некоторые улыбаются мне (О'Генри, Гашек, Аверченко, Гоголь, Ильф и Петров, Марк Твен — по алфавиту вышло случайно). А еще Довлатов. Полка Пелевина. Полка Алексея Иванова. Аксенов с Лимоновым (да). Целая секция фантастики и фэнтези (вся Игра Престолов, ПСС Дэна Симмонса, и это только to name a few, как говорится). Кейт Аткинсон. Элис Манро. Буковский на русском. Буковский на английском (от отца остался, заберут в хорошие руки). Популярные книги последнего десятилетия (и Донна Тарт, и Джонатан Франзен, которого как раз хотелось бы побольше, и Джоан Роулинг, и Гузель Яхина, и даже Сальников).  Моя английская коллекция (от «Иконы и топора» до «Сна в красном тереме»). Парфеновские тома «Намедни» с его автографом. Хорошие и любимые детские книги. Книги по психологии, специальная литература, фотокниги, путеводители. Коллекция выпусков Дилберта и карикатур Сампе. Начать и кончить!

Вот перечла это все и поняла, что и правда книжный шкаф отстает от меня уже лет на пять. Но расстаться окончательно пока не в силах. 

На фоне этого я расчистила еще одни авгиевы конюшни, а именно свой аккаунт в Ютубе, который, как выяснилось недавно, мальчик Костя подписал на 208 каналов. Двести восемь. Я до этого был подписана от силы на 15. Села чистить, стараясь не удалять его фаворитов. Люди добрые, вы живете и не представляете, какая это бездна (возможностей, потерянного времени, знаний, глупостей, восторга, кошмара — зависит от вашего возраста). Упомяну только одно — у канала Навального 2,7 миллиона подписчиков. Это сопоставимо с каналом «Компот» тинейджера Ромы из Ульяновска (2,1 млн), типичный видос в котором называется «МЫ С ЖИТЕЛЕМ И ПИКСЕЛЕМ СЫГРАЛИ В ПРЯТКИ В ДЕРЕВНЕ В МАЙНКРАФТ 100% ТРОЛЛИНГ ЛОВУШКА MINECRAFT» и который — верьте мне — является самым заурядным. Мне даже как-то жалко стало нашу несистемную оппозицию (хотя конечно такие не сильно впечатляющие цифры имеют массу объяснений). 

Ну и чтобы два раза не вставать, продлим этот и без того многословный текст парой абзацев про свежие культурные переживания. Во-первых, я наконец-то посмотрела раммштайновский клип Deutschland, и сразу же несколько подробных покадровых разборов. Приступ эстетического удовольствия. И некоторая зависть даже к тому, что в Германии есть такой вот Тиль Линдеманн, который может снять сильнейшее видео, нажав на все болевые точки нации, и добьется того, чего хотел — чтобы его обсуждали, расшифровывая смыслы, и таким образом (возможно) что-то для себя переоценивая. Почти сразу после Дойчлянда (так совпало) мы с Плохишом запойно, в священном молчании осилили «Чернобыль». Что тут скажешь. Нет у нас своего Тиля, нет и HBO, которому спасибо за этот шедевр. Я не знаю, как у них такое получилось. Потому меня холерически затрясло, когда прочла, что НТВ собирается снимать свой ответный сериал, где будут присутствовать агенты ЦРУ и КГБ. 

На десерт — любителям поэзии, британских актеров и английского английского: в поисках контента для странички Доминика Веста я открыла сайт The Poetry Hour, где разнообразные актеры читают, помимо известных в России Мильтона, Киплинга, Уайльда, Китса (и много кого еще), менее известных, например, Эмили Дикинсон и Йейтса, и наконец совсем почти неизвестных, таких как Уистен Хью Оден, от которого у меня случился литературный экстаз, причем совсем не потому, что его читал своим хорошо поставленным бархатным голосом Доминик Вест (он как раз не сильно блистал прочувствованным исполнением), а потому что меня, пропустившей в своей жизни поэзию как класс, вдруг вштырило от поэта, которого в русском переводе практически не существует, и даже по тем пяти стихотворениям, которые я послушала, уже понятно, как это обидно. Если интересно, начните с Funeral Blues, который читает Чарльз Дэнс (его сейчас легче всего вспомнить как Тайвина Ланнистера) — https://player.vimeo.com/video/190561788. И на этом мне пора спать. 


elastigirl

Лишь только раз в году*

бывает месяц май, и хотя он выдался более прохладным и дождливым, чем можно ожидать от мая мечты, он был прекрасен, и впервые за многие годы я его не упустила, упиваясь воздухом, небом и прогулками. Пешком по Ботаническому саду. На велосипедах по Сокольникам. Пешком от Павелецкой до Сретенки. Пешком кругами вокруг Китай-города. Многократно пешком в сиреневый сад в тех же Сокольниках — благослови господь тех селекционеров, которые потратили часть жизни на то, чтобы вывести совершенно сногсшибательные сорта, от которых невозможно оторвать глаза, пусть они и получили несколько конъюнктурные военно-патриотические названия вроде «Победы» и «Маршала Конева» (особенно крупные) или «Алексея Маресьева» (необычайно кудрявая), ибо час в сиреневом саду в период его цветения приравнивается к часу в раю, и плоды трудов этих садоводов оживляют десятки людей просто на глазах. А имена — что имена?  Перефразируя Вильяма нашего Шекспира и Бориса-еще-более-нашего-Пастернака, сирень пахнет сиренью, сиренью назови ее, хоть нет, и «Маршал Конев» благоухает ничуть не хуже двухцветной «Сенсации», белой с розовыми бутонами «Московской красавицы», деликатных цветочков «Мисс Ким», густо-фиолетовой «Памяти Людвига Шпета», «Веджвудской голубой» и белоснежного французского гибрида «Мадам Лемуан». И конечно же в этом году я полностью отдалась привычке охотиться за пятилепестковыми цветками, слопав не менее сотни (а значит и загадав кучу желаний), пусть даже и под недоуменные взгляды Кокия и легкое закатывание глаз Плохиша: нет лучше способа оповещения  Вселенной. 

Это все была прелюдия. А так, короче говоря (как начинает теперь Кокий почти каждое предложение), мы, два по-прежнему безработных человека, купили квартиру. То ли критическая масса съеденных цветков сирени поспособствовала, то ли перемен требовали наши сердца, но когда вскоре после майских продавцы снизили цену на ту квартиру, на которую мы облизывались с февраля, я через риэлтера предложила им цену еще пониже, не особо надеясь на скорое согласие, но они внезапно радостно сказали да, и уже на следующий день мы вносили задаток, еще не имея на руках всей суммы для покупки. Свою пока не продали, не продается и мамина. Заняли у всех, кого могли (и я в очередной раз порадовалась, какие у нас чудесные друзья). И через неделю надеемся получить документы и ключи (ттт), а до конца июня переехать. Нелепо, смешно, безрассудно, безумно, волшебно. 

Я очень приросла к своему району, к которому привязана с 1991 года, без малого 30 лет. И мы были очень счастливы в нашей квартире с первого дня все 15 с гаком лет, тоже рекордная для меня длительность проживания. Теперь каждое утро, ловя носом поток свежего воздуха из Сокольников или вечером, засыпая под уютный далекий звук электрички, я с волнением спрашиваю себя — а ТАМ как будет? Мы всего-навсего отъезжаем на несколько километров к северо-западу, в соседний район в пределах того же округа, но я все равно волнуюсь. Вот такой май-баловник и май-чародей. То ли еще будет, ой-ой-ой. 

---------------------------------------------------------------------

* как выяснилось, название поста за 16 лет существования этой жежешечки встречается в четвертый раз. самоповторы-с...