?

Log in

No account? Create an account

A Day in the Life

Судьба человека - его характер


ставьте лайки и жмите на колокольчик
elastigirl
kalinnka

Для своего ютуб-канала «Веселое дерево», которому, чую, недолго осталось до выхода на просторы Интернета, Костя решил сделать видеообзор нашей квартиры.

Я не хотела отвлекаться от стопки новогодних открыток, поэтому выдала для съёмок телефон. Кокий бодро пошёл по комнатам, имитируя стиль изложения любимых каналов «черешня», «компот», «фанни геймс тиви» и «воблер». Обошёл кухню, ванную, углубился в спальню и судя по всему вышел на лоджию, где попытался через окно заснять комнату старшего брата, куда ему вход запрещён. Внезапно раздался гневный рев, и юноша Александр покинул своё логово, выхватил телефон и удалил репортаж, приговаривая что-то о неприкосновенности частной жизни.

- Мама, это вредное увлечение, я серьёзно тебе говорю. Все дети как дети, а у нас видеоблоггер! - негодующе выговорил старший сын, после чего вернулся к компьютеру и отгородился от внешних раздражителей продвинутыми наушниками, которые уже пару лет как свели на нет надежду родителей, что их отпрыск услышит приближение хотя бы атомной войны.

Костя же ничуть не расстроился и запустил второй дубль. Видео останется в семейной истории, где брат будет фигурировать в виде фразы «а вот тут Саша, он мне запрещает» у закрытой двери.


Don't you forget about me
elastigirl
kalinnka

Два месяца пролетели на счет раз-два, в одно моргание и одним свайпом. Две недели на Нью-Йорк-Сан-Франциско-Нью-Йорк и уже больше месяца дома. Мироздание не только свело нас двоих дома незадолго до двадцатилетия свадьбы, оно еще и подготовило солнечную и сухую осень, поэтому когда мы вернулись, то успели порадоваться давно не виданной прекрасной погоде, которая распространилась аж на весь ноябрь. Снег выпал только вчера, ВЧЕРА, целых три лишних недели отвоевано у каши под ногами, мерзлой крупы в лицо и прочих зимних радостей. Всю осень, благодаря погоде и велопрокату, катались на великах, в основном по парку, но иногда даже в школу — как же это было дивно. 

Ровно 6 лет, с 1 октября 2012 и по 1 октября 2018, я работала нон-стопом. Конечно, с отпусками, с периодом простоя и большой недозагрузки в офисе, но работала. А сейчас вдруг работа отвалилась как старый лейкопластырь, и я живу, ощущая постыдное блаженство, guilty pleasure. Так неприлично, буколически хорошо мне не было со времен декрета. И бороться с этим чувством я совершенно не собираюсь. Вся семья дома, дети ходят учиться, мама неподалеку и в порядке, никто (ттт) не болеет, выплаченной компенсации хватит до НГ, ну чего еще хотеть в данный момент времени?

Я честно делаю все необходимые телодвижения, чтобы найти работу, потому что рынок труда тяжелый, а я не такой уж и великий специалист нарасхват. Сделала каминг аут в соцсетях. Составила список встреч и уже встретилась, с кем надо. Запросила рекомендации, в некоторых случаях даже слегка придавив горло собственному гонору. Даже откликнулась на вакансии в тех компаниях, где мне не очень хочется работать (но которые формально подходят), и написала людям, с которыми не очень хочется разговаривать. Но при этом обновление резюме у меня — консультанта, который может за день нафигачить вагон текста и презентацию вдобавок, — заняло неделю, и это очень показательно. Однозначно клюв жареного петуха ощущается еще далеко от моей задницы, которая на почве американской еды и сидения дома не лезет ни в одни брюки, что счастливую расслабленную меня как-то тоже не особо парит.  

Мужу приходится гораздо сложнее. В отличие от меня, он уже дома насиделся, и будучи по натуре деятельным, тяжело переносит полный штиль. Он честно и с усердием занимается нашим первоклашкой, убивается на велотренажере, завершает наши бумажно-наследственные дела и гораздо тщательнее меня сканирует хедхантер-ру. Но то, что для меня подарок от жизни, для него пропуск хода, удаление с поля, болото и вынужденный простой. Увы. 

Присутствие первоклассника Кокия нас заметно структурирует. Оба рано просыпаемся, потому что сборы в школу веселее в четыре руки. Потом распределяем, кто отводит и кто берет из школы (чаще всего героический муж) и под это подстраиваем семейное расписание. Веселый Кокий по дороге в школу и из школы звонко транслирует из головы топ-темы этой осени — выживание в лесу, методичка по спасению от зомби-апокалипсиса и природные катаклизмы. Не так давно, «чтобы попугаться», начал в Ютубе вводить запросы из серии «самое большое цунами», «землетрясение» и тепе, в результате наизусть выучил все про Японию в 2011 году и цитирует хронику событий поминутно. Уроки делает ответственно, расстраивается, если что-то неидеально вышло, САМ повторяет все, что надо выучить наизусть, принципиально не пользуется корректором в тетради («Я играю по-честному!»), а недавно сделал мне выговор, что я не подготовила поделку для конкурса (внимание!) «мамино творчество». (Поскольку с годами у меня руки все больше врастают в ту самую задницу, которую никак не клюнет выше по тексту, пришлось срочно изыскивать готовые варианты среди подруг-рукодельниц. «Признайтесь, вы же купили поделку?» — спросила классная руководительница, принимая на следующий день от меня безукоризненную тряпичную куколку. Нет, мне не стыдно.) И чтобы окончательно меня растопить в луже сладких слюней, он в последнее время полюбил подойти и просто так обнять. Мальчик-позитив. 

Так что все хорошо, несмотря на полную неясность того, что впереди. 


Исполнение желаний
elastigirl
kalinnka

Мне очень хотелось погасить долг по кредиткам, не трогая сбережений.

Мне хотелось поехать с Плохишом в путешествие, посвящённое 20-летию свадьбы.

Мне хотелось побольше быть дома: на фитнес по утрам ходить, почаще быть с первоклассником, неторопливо с мамой посещать местный рыночек, может даже завести котёнка вместо умершей Зайки.

Мне было чуть-чуть жалко, что я не дозакупилась разными приятными мелочами в американских аптеках и Whole Foods, и грустно было думать, что теперь я очень нескоро побываю в Штатах.

Мне опостылела работа, но держала зарплата и недоставало волшебного пенделя, чтобы оттуда уйти и наконец разобраться, что делать в жизни дальше.

Все это превосходно решилось за последние пару дней, когда мне наконец-то предложили уволиться за в общем адекватную компенсацию. Я не стала спорить, сегодня мне выплатили деньги, и через неделю мы с мужем летим в Нью-Йорк и Сан-Франциско.


My mind is more talkative than my mouth, часть 4
elastigirl
kalinnka

По стечению обстоятельств и чистому везению я незамутненно счастливый человек. Конечно, бытовуха, беспокойство за родных и приступы саморефлексии частенько убирают улыбку с лица, но в целом у меня все до неприличия хорошо, тьфу-тьфу-тьфу. Скажем так, среднестатистическим субботним утром, попивая из любимой чашки кофеек на уютной кухне и поглядывая на взлохмаченные головы только проснувшихся мужа и мелкого (старший раньше сумерек в среднем по субботам не встает), я представляю собой весьма довольного жизнью индивидуума. И все же путешествия, благодаря игристому в 11 утра, каникулярному настроению и свежим впечатлениям выводят радость на новый уровень: я, распластанная у бассейна под тосканским небом, уплетающая копченую моццареллу у пьяццы Фарнезе, релаксирующая с бокалом просекко в кафе на женском этаже Селфриджес и вышагивающая по Манхэттену, особенно остро счастлива. Поэтому 10 дней одной в Штатах по определению не могли не удаться, что и случилось.

В эту поездку выстрелила шмоточно-гардеробная часть. В моей жизни, надо сказать, шоппинговое везение никогда не коррелирует с объемами талии, а вернее, находится в антагонизме с оным. Нет, неправильно написала. Наоборот — в те в лучшем случае две недели в году, когда я довольна объемом талии, а фото, сделанные посторонними, не вызывают у меня прямых ассоциаций с эксгумированной бегемотихой, у меня нет времени на шоппинг, а даже если есть, то, как правило, приходится на лето и каникулы. Поэтому у меня относительно много летних платьев и туфелек, а осенне-зимний гардероб скуден и нуден. 

В Штаты в прошлом году переехала моя еще по Икее подруга Лена, историю которой (и ее мужа, который активно мелькал тут в жеже в мой желто-серый период)  я оставлю покамест за скобками. Если коротко, то Лена с мужем купили великолепный дом в Коннектикуте (час езды от Гранд Централа в НЙ), завели крутой гриль для сада, взяли из приюта кошку, и зажили той жизнью, о которой давно мечтали, со стороны напоминающей миры Плезантвиля, Вистерии Лэйн и прочих стэпфордов (чисто визуальный ряд, конечно же). Дом — воплощение ее многолетних мечтаний — оказался настолько безупречен, что в нем казалось преступлением не туда положить булавку.  Холодильник являл собой выставку здоровой и вкусной еды, и даже пино нуар в этом доме был только органическим. Каждое утро, открывая глаза в огромной комнате на дубовой кровати, я спрашивала себя, где я, перед тем, как спуститься на завтрак за коттедж чизом, кленовым сиропом и травяным чаем. Редко мне удается вновь почувствовать себя ребенком — в гостях у Лены получилось. 

Я знала, что Лена идеальная хозяйка, но не подозревала, что она еще и очень продвинутый шоппер. Мы поехали в аутлет Вудбери Коммонс, провели там 10 часов почти без передышки и вернулись с набором очень удачных трофеев. Помимо того, что я купила себе чумовую сумку Пол Смит за 270 баксов при оригинальной цене 1300, я воссоединилась наконец с маркой Энн Тейлор, которая продолжает шить штаны и юбки именно по моим лекалам, рассчитанные именно на мой офисно-зимний образ жизни, да еще и по приемлемым ценам. (Умолчим про километровые аутлеты Поло Ральф Лорена, Томми Хильфигера и прочих добротных марок, откуда я выползала с пакетами в человеческий рост.) Под конец Лена открыла мне джинсы Lucky Brand, которые я купила сраз утри пары за какие-то центы, и в которые, благодаря эластану в составе ткани, я даже сейчас, в постотпускном состоянии, нормально влезаю.

Волоча на себе чемодан, в который уже не помещались покупки, и уже делая определенные усилия по застегиванию брюк и юбок, я вернулась на последний уикэнд к Алисе с Костей в Джерси Сити, и вот тут меня поджидал мегасюрприз: Алиса решила отдать мне часть своего гардероба, а это из ряда вон выходящее событие. Я бы меньше обрадовалась, если бы со мной решила поделиться своей коллекцией туфель Кэрри Брэдшоу или даже если раскрыла свои закрома редакция Vogue, потому что я большая поклонница стиля Алисы, а самое главное — мы не сильно различаемся размерами. Я выше и шире, особенно в бедрах, но по плечам все более-менее садится, да размер ноги у нас одинаковый, а на все мои стоны, когда я не влезала в очередную красоту, Алиса лаконично отвечала «Похудеешь!» И была права, ради такого худеть стоит. Летнее пальто, куртка и плащ Бурберри. Плащ Валентино. Шесть пар туфель, включая тру лабутены, ботинки Шанель и босоножки Прада. Различные кофточки и кардиганы столь любимой Алисой марки Juicy Couture. Платья Дианы фон Фюрстенберг.  Внезапно я стала принцессой и иконой стиля. И наконец, когда я в полном ошеломлении уже утрамбовывала гору дизайнерской одежды в дополнительный чемодан, также выданный Алисой, они с ее мамой переглянулись и баскетбольным броском перекинули мне в дрожащие руки шарф-простыню Луи Виттон. 

Алиса, я не знаю, прочтешь ты это или нет, но я теперь каждое утро заглядываю в свое отделение стенного шкафа, и мне ХОРОШО. И когда мы свидимся в следующий раз, я не явлюсь к тебе на порог без твоего любимого Дом Периньона. Пожалуй, я даже это обещание продублирую тебе в чат. И да, с октября я вернусь к интенсиву на домашнем велике, чтобы Новый год встретить в твоем платье с бабочками и на твоих лабутенах. И да, пусть тебе тоже будет ХОРОШО. 

Продолжение следует. 



My mind is more talkative than my mouth, часть 3
elastigirl
kalinnka

Теперь  о любимой стране, куда опять получилось съездить. Первую неделю я показывала старшему сыну все, что сочла нужным, чтобы он полюбил Америку, но он давно умеет пользоваться Интернетом, и посему мои пункты повестки разнообразил своими. Так что помимо Мемориала 9/11 и Metropolitan Museum of Art мы провели некоторое время в специфичных заведениях типа трехэтажного оазиса любителей всего японского Kinokuniya или магазине, где продают разнообразные меморабилии Warhammer и иже с ним. Поскольку Нью-Йорк — Клондайк для любых интересов, он остался доволен. Конечно, прочая показательная часть также была отработана — паромчик от Colgate Clock до Battery Park, стейк в одном из старейших стейкхаусов в районе Уолл-Стрит, лобстеры в Chelsea Market, тур по NBC Studios, длительные бродилки по одному из последних выживших Barnes and Noble, и да, посещение мюзикла The Book of Mormon, потому что в Россию его не привезут никогда. Я видела его уже третий раз, и с каждым разом мне он нравится все больше. 

Мы обитали через Гудзон от Нижнего Манхэтенна, то есть технически уже в Джерси Сити, в уютной двушке на первом этаже, которую на air bnb сдавала наша соотечественница. Спросонья каждое утро мне чудилось, что я в Саратове — позванивал трамвайчик, доносились детские голоса из какой-то местной началки неподалеку. Саше же понравилась местная аптека, она же супермаркет, до которой было два шага, и где он не без удовольствия закупался колой. Вкусив, так сказать, нью-йоркского величия и шума, мы поехали повидаться с Бобом в маленький городок в западной части Пенсильвании. Там около нашего отеля располагалась классическая торговая плаза с Волмартом, Макдаком и Данкин Донатс, где мы тоже паслись регулярно. Когда после очень долгого перерыва зашла в Волмарт и на полках готовой еды увидела все те же бадейки с картофельным и макаронным салатами, что и двадцать лет назад, была очень растрогана: время не властно над истинными ценностями. 

Время, к превеликому моему волнению, начало показывать власть над Бобом. Боб, обычно бодрый и непоседливый, за последние два года согнулся в спине, начал с трудом вставать и садиться, и с явным напряжением водить машину, пару раз на ровном месте даже цеплял бордюры. Впрочем, его жизнерадостность и любознательность никуда не пропали. Мы совершили обязательный большой круг по городку и кампусу (где Боба знает каждая собака, поэтому каждые несколько минут с кем-то здоровались и жали руки), зашли в очаровательный местный музей (живая иллюстрация к Тому Сойеру и Джанго освобожденному), где узнали про Whiskey Rebellion и участие местных в аболиционизме, сходили в его излюбленный кабачок (порции рассчитаны на пенсильванских лесорубов и углежогов, на десерт умопомрачительный арахисовый чизкейк, который я доедала в отеле еще два дня), конечно же, отведали изумительный ужин в исполнении Мэри Джин, и один раз, пока Саша спал, Боб и я выбрались на длинный завтрак (бекон, яичница, толстые блинчики, джем, как минимум 4 рефилла кофе с молоком — и все за 20 баксов на двоих), где делились взглядами на встречу Путина и Трампа, перспективы центра Карнеги в России, блокировку Телеграмма, историю со Скрипалями и прочие животрепещущие темы. Как и  всегда после таких завтраков, я вспомнила, что вообще-то ради этого — неугомонных блестящих глаз за очками, вопросов и рассуждений, громкого смеха — я и приехала. 

Еще в мае я озаботилась подарком к 80-летию Боба и получила автограф М.С. Горбачева с парой теплых слов на книжке оного «Остаюсь оптимистом» (кажется, я раньше в жеже про это писала). В самолете я ее старательно прочитала, чтобы быть способной пересказать Бобу, поскольку перевода на английский не предвидится. Книжка вышла очень обтекаемая, вполне в духе Михаил Сергеевича, поэтому англоязычная аудитория немного потеряла. Одно исключение — строки, посвященные Ельцину, где никакая редактура не может смягчить злости и досады к давно уже умершему сопернику, который заставил отправиться Горбачева на покой в цветущем для политика шестидесятилетнем возрасте.  Буквально на следущее утро Боб, по своему обыкновению встающий в 5 утра, к завтраку проглотил добрую четверть книжки (я недооценивала его умение читать по-русски), первым делом схватившись за страницы про путч, и прекрасно уловил тональность горбачевских описаний. «Хоть когда-то ему стоило задать себе вопрос — может, Ельцин просто лучше как политик?» — искрясь и по-американски в яблочко, резюмировал он и переключился на рассказ о своих публичных баталиях с Майклом МакФоллом, бывшим послом США в России. 

Но самым главным событием конечно же была стрельба. Боб и его коллега, профессор физики, отвезли Сашку на стрельбище, которое гордится своим выбором автоматического оружия. Главный там был конечно же бывший военный, а ныне классический американский дядька в джинсах, здоровый, правильный, добродушный (сколько таких на просторах между восточным и западным побережьем, затрудняюсь сказать, но это истинное сокровище нации). Сашка пострелял из кучи всяких редких стволов, включая ручной пулемет и какую-то футуристически выглядящую бельгийскую дуру, и остался крайне доволен. Я же подарила дядьке маленькую гжельскую пушечку (ради визита русских гостей стрельбище закрылось на два часа позже), и он потом два дня писал мне благодарности в фейсбуке. 

В последний день Боб вытащил нас в «новый торговый центр, который я терпеть не могу, но моя дочь обожает, значит и вам он понравится», который оказался новеньким аутлет-центром. Сердце моего консервативного старшего сына слегка оттаяло, и он неплохо закупился джинсами, даже включая одни бежевые (революция!), и кое-какими другими шмоточками братьев Брукс. Впрочем, я от него не отставала, да и sales tax в Пенсильвании очень приятный по сравнению с Нью-Йорком. Боб все время честно просидел в кофейне за очередным политико-историческим трудом. Мне как-то хреново думать, что возможно я его больше не увижу. Слава богу, не так давно я настояла, чтобы он познакомил меня (пусть и виртуально) со своей дочерью, по крайней мере, я буду в курсе, если что случится. 

В Вашингтон мы заскочили на день, сняли все подобающие туристам фоточки, «сделали Молл» в тридцатидвухградусной жаре, после чего нас хватило только доползти до отеля. Как выяснилось, он располагался в очаровательном районе Фогги Боттом, граничащем с кампусом университета Джорджа Вашингтона, а потому населенным учеными и хипстерами. В итоге, выйдя вечером за едой, мы невольно приобщились к миру Whole Foods со всеми его эко-, био-, вегано-, органик- и torture-free прибамбасами, не понравившемуся скептику сыну (за исключением, пожалуй, кокосового мороженого) и безумно полюбившемуся мне (после отъезда старшого я с наслаждением затоварилась в коннектикутском Whole Foods и буду делать это еще). После чего мы с чадушком вернулись в НЙ, урвав по дороге красную кепку Make America Great Again (исторический уже сувенир, а чо), провели час за упаковкой и взвешиванием его чемодана, и понеслись в JFK. Не знаю, что думает мой сын, но я сделала, что смогла — и проводив его, пошла пить с Костей и Алисой на крышу отеля с видом на Манхэттен, и было мне хорошо.


My mind is more talkative than my mouth, часть 2
elastigirl
kalinnka

Кстати о Доминике Весте (DW), который первое полугодие провел, вживаясь в  персонаж Жана Вальжана, и заодно во всех смыслах отхлебнул французской культуры, как доносят сетевые источники.  Для него, как для актера, это конечно прекрасная роль. Возможно, поэтому и «Война и мир» в его глазах не так хороша, потому что по типажу ему там играть некого, кроме какого-нибудь Анатоля Куракина, для которого возраст уже не тот. Зато Жан Вальжан из него что надо — еще и с многократно подчеркиваемой Гюго физической ловкостью и выносливостью. В начале года выйдет шестисерийный сериал, заценим, что получилось. Зуб даю, там будет эпизод, как DW в образе скачет по корабельным снастям, сначала спасая матроса, а потом и себя с каторги, уж не говоря об одной из ключевых сцен всего романа, где Жан Вальжан как Человек-Паук ползает по стенам, еще и нагруженный Козеттой. Добрые французы и бельгийцы мне накидали достаточно фоточек со съемок, чтобы стало предельно ясно, что мне как фанату DW, конечно, все это придется смотреть от корки до корки, а вот остальным рекомендую мюзикл с Хью Джэкменом, гы гы.

Заканчивая тему Гюго — при всех недостатках романа и откровенно надуманной концовке, последние сцены-таки выдавили из меня слезу. Сентиментальный и более открытый душой читатель 150 лет назад, думаю, рыдал в голос — мои мелочные придирки не умаляют несомненного таланта писателя. 

Моя страничка процветает и продолжает забавлять, а иногда и давать поводы для лулзов. Для безумных фанаток, пишущих в личку «Хочу тебя, вот мой телефон в Бразилии» я уже изобрела шаблонный миролюбивый ответ, есть стандартная формула и для реальных его бывших знакомых  («Помнишь ли наше веселое время на Ибице много лет назад? Будешь на Лазурном берегу, звони!»). Среди 770 подписчиков (as of today) выделяется десятка особо упертых. Лидер моих симпатий — калифорнийская бабушка Барбара,  которую я некоторое время считала слегка чокнутой, но потом она честно написала в каком-то треде, что задница Доминика Веста напоминает ей ряд лучших моментов ее молодости, и я полюбила ее всем сердцем.  (Лично меня, помимо общего сексапила и прочих выдающихся внешних данных цепляла безупречная улыбка DW — я искренне не могу понять, как у британца средних лет родом из Шеффилда могут быть такие великолепные зубы, причем всегда, включая доголливудский период. В одной из серий The Affair камера бесцеремонно залезла ему в рот, и о счастье, там обнаружился кривой нижний резец. Фух.)

Сам DW человек не сетевой:  в мае завел неприметный аккаунт в Инстаграмме, за неделю получил 200+ подписчиков, после чего походу запретил родне давать на него ссылку, перестал постить и только иногда лайкает посты старшей дочери, девицы весьма свободных взглядов. Поэтому, думаю, самолично ему вся эта фанатская активность по барабану. Я же как админ продолжаю собирать предложения заехать в гости — от Висконсина до каких-то шведских окраин. 

Сейчас в мире фанатов отгремел четвертый сезон «Любовников», и все настроились на ожидание пятого и последнего. Осенью где-то в Штатах пройдут съемки. Я подписана на все ключевые инстаграммы, поэтому о локациях догадаться будет несложно, хотя моя американская эскапада уже позади, и все это пройдет мимо меня. Новость о пятом сезоне меня скорее расстроила, потому что мало того, что в сериале все уже сказано, это еще и значит, что DW уже до cледующего года не возьмется ни за какую театральную роль, а значит, у меня не будет повода скататься в Лондон и увидеть его на сцене. С другой стороны, возможно, за его гонорар в «Любовниках» в замке его жены восстановят крышу, а то и самому замку вернут исторический белоснежный цвет, что активно обсуждается в свежем выпуске House and Garden (фото замка, собачек, лошадок, жены DW в резиновых сапогах и самого DW с виски прилагаются) — британцы такие британцы. От процветания замка во многом зависит жизнь ирландской деревушки по соседству и паба «Лупа и Кладовая» (ей-богу, он так и называется — Lens and Larder), поэтому DW, хоть периодически кокетничает в интервью, что, мол,  не является частью туристического ваучера, исправно несет на себе бремя лендлорда и поддерживает местных чем может — участвует в традиционных заплывах на полторы мили, хвалит в журналах Ирландию за атмосферу «человечности и остроумия» и даже недавно договорился до того, что мол будет с семьей получать ирландское гражданство. Но поскольку он любитель ляпнуть что-то в прессе, а потом долго извиняться, думаю, это все же преувеличение. В целом он продолжает производить на меня хорошее впечатление — любит свое призвание, обожает семью, страдает всеми болячками мужчины среднего возраста, немножко тщеславен, как и все актеры, но при этом явно легкого и веселого характера, за который его хвалят на разные голоса те, кто сталкивался с ним  по долгу службы. 

Продолжение следует.

Tags: ,

My mind is more talkative than my mouth, часть 1
elastigirl
kalinnka

Впервые за много лет нет никакой возможности пожаловаться на погоду, потому что она прекрасна. Уже неделя, как Кока ходит в школу, и я с нежностью смотрю, как его стриженую прядями в местном барбер-шопе макушку и загорелую шейку освещают розовые утренние лучи. Сегодня, паркуясь в переулке у работы, увидела в этих же лучах британского коллегу-архитектора на арендованном велике: портфельчик на руле, седые волосы артистично развеваются, национальная невозмутимость на лице  - и при этом явно велик не по росту, неудобный, поэтому в целом фигура прямо просится в скетчи Монти Пайтона а-ля Ministry of Silly Walks. Пожалела, что не засняла, отличный бы вышел кадр.   Короче, по утрам только и делаю, что молю мироздание, чтобы эти безупречные солнечные дни не кончались. 

Что греха таить, и на лето пожаловаться нет никакой возможности, потому что оно тоже получилось прекрасным. Я конечно сидела на измене с мая по август, дергаясь из-за конкурса, о котором тут уже немало написано, но впервые за несколько лет зато поучаствовала в большущем коллективном деле, и отработала хорошо — многие выучили мое имя. В последние дни перед сдачей мой приход на работу превращался в демонстрацию метода management by walking around — пока добиралась до рабочего места, успевала пообщаться с 5-6 коллегами и получить информацию о состоянии дел, а в рабочую столовую заходила, как песенный одессит Костя в пивную — приятный контраст после невидимой и незаметной жизни.  Вкусила всех прелестей проектной романтики — все эти выходные в пустом офисе, пиццы в 22-00, ползание на коленях по черновому варианту presentation board в поиске броских слов для подписей (20 минут убили с пресловутым архитектором-велосипедистом на правильный перевод слова «продолжает», и когда пришли к echo, оба радовались как дети), абсолютно несходящиеся цифры, нервяк последних часов, когда все идет наперекосяк, внесение последних правок в макет в багажнике моей машины прямо у входа в офис конкурсного комитета, и то светлое чувство, когда все сдано, успели вовремя, на выходе мельком цепляешь глазом макет конкурентов и понимаешь, что наш-то получше будет. 

Но конечно лето вышло прекрасным не из-за интенсивной работы. В нем были Цюрих, Бургундия и Лион — блаженный июнь, глоток свежего воздуха, и дальнейшее познание Франции. Будучи воспитанной в позднесоветской и во вторую очередь в американо-английской традиции, я периодически думаю о том, что не поздно разнообразить свой кругозор и французской. Эти канальи знают толк в хорошей жизни. Один из рабочих планов на настоящий момент, хоть и почти уже по ряду обстоятельств отмененный — отпраздновать двадцатилетие нашей с Плохишом свадьбы в Брюгге, но заехать туда через Париж, и я совсем-совсем была бы не против, если бы так получилось. Но об этом потом, отдельная тема. 

Лирически-культурное отступление. Внезапно Париж в октябре собралась мама, даже попросила составить список моих самых любимых мест. Мне в голову сначала пришли только Большие Магазины, поэтому, чтобы заполнить паузу, я робко спросила, не хочет ли она литературных прогулок — типа Париж «Трех Мушкетеров» или там «Проклятых королей», уж не говоря о том, что и ленинская тема не лишена интереса (Ох, кстати, какую я сейчас читаю чумовую книгу Льва Данилкина о Ленине! Просто кусок торта. Никогда не думала, что с увлечением буду глотать десятки страниц о расколе и партийных дрязгах РСДРП в 1909 году, например. Ну и конечно книга, где автор может походя сравнить Ильича с Абу-Назиром из Homeland, дорогого стоит). Мама высказалась сильно за. Полезла было на поиски домашнего адресочка Арамиса, но будучи сильно ушибленной романом «Отверженные», неминуемо отвлеклась на Виктора нашего Гюго. Интересный факт — от Парижа Жана Вальжана осталось едва ли не меньше, чем от Парижа Генриха Наваррского — спасибо революции, Реставрации,  джентрификации и лично барону Осману. А сам Виктор Гюго как Ленин — музей ему можно устраивать чуть ли не в любой точке Франции, если где сам лично и не бывал, то уж точно про все успел написать. Это его многословие и желание написать обо всем сразу,  кстати, один из его двух главных недостатков, сделавших для меня чтение «Отверженных» местами невыносимым.  Отлично понимаю, что это вполне в традиции литераторов 19 века, но всякий раз, когда глаза натыкались на начало абзаца «Надеюсь, читатель простит меня за небольшое отступление», за которым следовало 200 с гаком страниц вообще ненужного (и часто морализаторского) текста, мне хотелось рявнуть «Да нормируйте уже этому чуваку бумагу и чернила!» Второй недостаток, из-за которого книга чудовищно устарела и далеко уступает тем же самым «Войне и миру» или Достоевскому — монохромные персонажи. Иногда мне даже казалось, что это гротеск, но автор оставался категорически серьезным и последовательным — святые продолжали ослепительно сиять, плохие — источать зло, а когда у одного из них случился разрыв шаблона, он прыгнул с моста (который как раз в Париже сохранился, в отличие от гаврошевского слона). Ну и если кого-то не устраивает обабившаяся Наташа Ростова, то прочтите, какой фифой стала к концу книги Козетта, при этом продолжая умилять и мужа, и Жана Вальжана, и автора. Если я когда-нибудь встречу Доминика Веста, скажу ему, что он в корне неправ, заявив, что «Отверженные» сильнее «Войны и мира», и славянский патриотизм тут ни при чем. 

Продолжение следует.



Alive again
elastigirl
kalinnka

Волны схлынули. Я в офисе, вокруг тихо, пик пройден. Вчера после 6-недельного перерыва даже выбралась на фитнес. Понемножку готовлюсь к стремительно приближающемуся 1 сентября. 

Позади американская поездка. О ней надо бы отдельно. Если коротко, то как всегда это было на уровне Adventure of a Lifetime. Помимо дорожных и культурных впечатлений, получилось переосмыслить кое-какие вещи и, что в моем личном рейтинге еще важнее, стать теплее и ближе к нескольким людям. И перед глазами встало несколько новых картинок, которые будут греть и годы спустя.

Несколько дней назад сдали проект, висевший камнем на душе с мая. Прилетела домой вечером 30 июля, а с 31 и по 15 августа работала без выходных в режиме танца дервишей. Результат будет только после публичной защиты, в октябре, и я конечно же волнуюсь, но это были, несмотря на нервотрепку, хорошие две недели, о которых тоже надо отдельно. Из-за них меня, конечно, выносит в осень быстрее ожидаемого, но я не в обиде. 

Немножко надо и про день рождения и жизнь-в-42, и про новости моей фан-странички, и про книжки, текучку, здоровье, детей и мечты. 

Все будет. Не отключайтесь. Я вернулась. 


руковожу за еду
elastigirl
kalinnka

На нашем конкурсном проекте продолжается бардак, а поскольку я больше всех возмущалась, что никто ничего не делает, в итоге получила статус проджект-менеджера и ответственность за всю нарративную часть конкурсного предложения. Так что в последние дни перед отпуском в  США (уже наверное можно сказать, что в четверг я и мой старший сын летим в НЙ с заездами в Вашингтон и Питтсбург, старшой на 8 дней, а я-кукушка на 17) я занимаюсь чистым пиэмом, и впервые за долгий период время понеслось, как комета к Земле в любом фильме-катастрофе. Люди прознали, кто теперь руководит этим летучим шатром, и к моему рабочему столу потянулся поток, в основном конечно же за согласованиями персонала, часов и расходов. Мне даже немножко жаль, что выпаду из потока, не успев ни увидеть результаты своего упорядочивания и организации процесса, ни получив никакой благодарности коллег, но предвкушение Америки перевешивает все. Париж стоит мессы, а New York is always a good idea. Опять же, когда я вернусь и упаду в офисное кресло, то застану развязку мерлезонского балета — финальные две недели до сдачи проекта. (Вот тогда не будет человека более одуревшего и тайно себя жалеющего. Но я подумаю об этом вечером 29 июля. А вернее не подумаю, а выпью лишний коктейль в JFK, чтобы не думать, а в самолете представлять Плохиша и думать, как соскучилась по нему.)

Параллельно случилось много хорошего и интересного — получила лучший в жизни подарок, увидела подружек из счастливого детства, гонщику и новоиспеченному писателю и издателю газет Коке исполнилось 7,  футбол опять же, да и на август много что запланировано. Но об этом потом.  Все потом. Возьми меня, Нью-Йорк, я твоя. 


и о футболе
elastigirl
kalinnka

Футболом я интересуюсь только во время ЧМ или ЧЕ, то есть каждое четное лето. Вполглаза, вполуха, но поглядываю. Это один из поводов вспомнить моего деда и освежить много разных приятных воспоминаний. 

Дед очень любил смотреть футбол, а я обожала деда, поэтому уже к Чемпионату мира в Мексике  (1986) могла внятно объяснить, что такое офсайд (знание, утерянное с годами). Дед готовился к просмотру основательно: долго колдовал с антенной специально перевезенного на дачу на все лето черно-белого телевизора, бабка на велосипеде за 4 км гоняла в единственный местный магазин, куда иногда подвозили цистерну пива в розлив, а немного чаще бывал хлеб. (Мне, разумеется, пива не полагалось, но бабка делала прекрасный квас.) Ритуал с пивом, свежим белым батоном и шпротами или горбушей из банки соблюдался неукоснительно четверть века, пока дед не начал забывать счет. Именно на даче, помнится, я оказалась свидетелем исторического финала ЧЕ-1988 Голландия-СССР (о, Рууд Гуллит и Марко Ван Бастен). В перерыве между первым и вторым таймом вышла за пределы участка и поразилась полной пустынности улиц — болел весь поселок. 

В 1998 году, в удушающую саратовскую жару, смотрели с Плохишом финал Франция-Бразилия, с Зиданом и Роналдо. (Это был тот самый чемпионат, где Аргентина-Ямайка 5:0.) Десятью  годами спустя, оказавшись во Франции, мы купались в лучах любви, потому что сборная России тогда победила голландцев, обидчиков французов, и местные болельщики переключились на нас. В этом жеже можно найти описания многочисленных «АршавИн» и «ПавлюшенкО», сумасшедшего полуфинала Германия-Турция («кель матч, кель финаль!»), того,  как Ян и Ро сказали, какое «милое русское лицо» у Гуса Хиддинка, и как в ночь финала привратник дорогого отеля, прятавший радио в рукаве форменной ливреи, ответил на наш немой вопрос «Уно-дзеро, Спанья». В 2014 году, находясь в командировке во Львове, мы с Колькой поймали конец одного из самых безумных полуфиналов в истории футбола, когда Германия раскатала Бразилию со счетом 7:1. Трансляция шла на украинском, поэтому фраза «Це просто шок» надолго записалась в мои любимые. 

И вот пришел ЧМ в Россию. Я в жеже старательно шифровалась, но наверное уже можно написать, что по долгу службы повидала немало стадионов, прнинимающих чемпионат — Саранск, Нижний, Калининград, Екатеринбург, «Открытие Арена», — правда, в основном, в виде стройплощадок. Маститый архитектор, о котором много писано в прошлом году, спроектировал как минимум 4. Его проект самарской «летающей тарелки» и огромное количество лестниц в нижегородском проекте в свое время вызвали у меня недоумение — а вот поди ж ты, смотрится эффектно и болельщики довольны. К стадиону в Нижнем у меня особо теплое отношение, потому что по нему работала больше всего. Вчера во время Дании-Хорватии не выдержала и написала клиенту, тамошнему зам. министра спорта, который тянул на себе всю махину подготовки, поздравления от всей души. Он не удивился моему смс — «Я на матче, спасибо, что не забываете». Еще бы я забыла. Слишком хорошо помню, с какого ничего это все начиналось, и как этот небольшой и негромкий человечек неутомимо делал свое дело. Помню, как он спорил с маститым архитектором по поводу выбора материала для облицовки стадиона — вот этих вот красивых голубых волн, которые сейчас так эффектно смотрятся по телевизору. Помню, как он упал во время экскурсии на «Открытии», поскользнувшись на их супер-газоне, и нечаянно обнажил всю инженерную начинку, залегавшую внизу. Помню его кабинет в нижегородском Кремле, где он кормил нас с Колькой конфетами, и как в тридцатиградусный мороз он повел нас показать место съемки фильма «Жмурки». Что греха таить, я волновалась, как пройдет у нас ЧМ, но меньше всего переживала именно за Нижний.

Все прошедшие выходные я работала, но не могла пропустить футбол, поэтому «видела, как умирала надежда Аргентины» против Франции и как Уругвай замочил Португалию. Вчера мы с Колькой пятый час как доканчивали отчет по нашей халтурке (Плохиш мирно дремал в соседней комнате после тяжелых выходных), когда стало ясно, что Россия продержалась против Испании. Не сговариваясь, мы одновременно прервались на последние 10 минут дополнительного времени, я разбудила мужа — и узрели серию пенальти и историческую ногу Акинфеева. Сразу же после этого за окном раздались дикие крики и бибикание машин. А сегодня на девятичасовой еженедельной планерке, самой нудной встрече недели, все отвлеклись в кои-то веки от cash collection и всерьез обсуждали перспективы полуфинала Англия-Россия. Сейчас, пока я пишу, за моей спиной в офисе кто-то тихонечко смотрит Бразилию- Мексику. 

Есть, есть радость от футбольного чемпионата. Лишь бы не получилось, как с Олимпиадой в Сочи. 


вивляфранс
elastigirl
kalinnka

Пока мое счастливое тело перемещалась между департаментами Бургундия-Франш Конте и Рона-Альпы (неделя прошла как в песне Ёлки про «завтравсемьдвадцатьдве» — все эти уютное кафе на улицах с плетёной мебелью, бордовое бордо и тепе), на работе ситуация становится все страньше и страньше.

Во-первых, мой британский шеф, почуяв, что под его ногами горит земля, совершил неслыханное, а именно объявил об уходе. Тут надо пояснить, что предметом его высшей гордости являлось то, что он ни разу в жизни работу не искал, а просто после колледжа пришел работать в фирмочку, где и просидел четверть века и дорос до принципала. Фирмочка была куплена моим теперешним работодателем, потеряв в процессе слияния всех ценных сотрудников, шеф остался один и последние лет восемь-девять, не обладая видением и смелостью, стагнировал от плохого к худшему, пока не кончилась лояльность у самых старых клиентов и терпение высшего руководства.  Тут как спасательный круг прилетело предложение перейти к одному из бывших коллег, чем мой шеф не преминул воспользоваться, бросив подчиненных на произвол судьбы. Мне скинули восьмиминутную аудиозапись его отречения, где во всех его словесных кружевах-таки прозвучала фраза «there is no plan» (то есть «я устал, я ухожу, а вы держитесь тут»), что, к моему удивлению, нежных британских сотрудников повергло в сильный шок, двое даже заплакали. Мое очарование этим шефом закончилось примерно через четыре месяца совместной работы, перейдя в легкое отвращение — даже здесь в жж старалась про него не писать, но я не ожидала такого крысиного побега с тонущего корабля.  Что противно, у него three-month notice, поэтому коптить воздух он еще будет аж до сентября. 

Во-вторых, мою бизнес-линию решено ликвидировать. Она и так захирела, в лучшие годы в Лондоне сидело чуть ли не двенадцать человек, но сейчас, после того, как шеф объявил об уходе, решено reduce the number of roles from six to zero. Поскольку регион UK+Ireland сейчас в большом корпоративном reshaping, они погнали лошадей и уже к 9 июля походу вопрос моих британских коллег прорешают. Одна сильно мной нелюбимая баба подняла скандал и потребовала ее вместе с семьей передислоцировать в ЛА, где еще существует наш американский офис (есть и гонконгский, но там ее терпеть не могут), поскольку она «нишевый» специалист и мол будет долго искать на рынке подобную позицию, но у меня есть большое подозрение, что никто на это не пойдет, тем более, в такие сжатые сроки и учитывая весь гемор с американскими рабочими визами. 

В общем и целом эта ситуация скорее всего потянет за собой вопрос и моего трудоустройства, но думаю, не раньше осени. До конца лета я занята пресловутым конкурсом, нужным руководству, а все наши годовые ревью идут в ноябре, так что скорее всего со мной проведут соответствующие беседы в сентябре-октябре. Поскольку я к ним морально готовлюсь уже пару лет, вплоть до репетиций с мужем реакции на фразу «Мы пришли вас уволить», слез не будет. Помимо прочего, это довольно забавно —  остаться одной в лавке между ЛА и Гонконгом на весь EMEA, пусть и на пару месяцев. 

Тем временем на конкурсе бардак, три наших ведущих архитектора не смогли договориться между собой,  человеческих ресурсов делать конкурс тоже нет, проект встал. Поскольку мне больше всех надо (а я дергалась из-за своего куска и оооочень хотела попасть в июле в отпуск), и я пару раз поверещала слишком громко, сегодня меня попросили стать PM. Что хорошо, в формулировку просьбы входило «хотя бы до твоего отпуска». Нашла в общем гемор на свою голову, но крайней мере, в отпуск железно поеду, никто с этим спорить не будет.  

Итак, все лучше некуда — халтурка буксует, престижный конкурс для крупнейшего клиента будут делать два с половиной калеки, я на грани сокращения, лето летит на всех парах, но — что удивительно - волнение и нервяки волшебным образом тем временем прошли. Я думаю, во всем виновата неделя с красным вином из местных погребов больших шато, давшая столь нужную перезагрузку. Сжав зубы, продираюсь к 12 июля, дате Главного Приключения Года. 


live and let die
elastigirl
kalinnka

В прошлую среду, пока супруг ужинал с очередной возжелавшей его бабой  высокопоставленной бывшей коллегой, я и друг Хохел, который провел в сожительстве с нами пол-мая, мирно пили пиво вечером трудного дня. И тут на нас из прихожей вышла любимая кошка Зайка, оставляя за собой кровавый след. Я недооценила серьезность ситуации — ну, разодрало глупое животное мордочку, непонятно, правда, где и как, особенно если учесть, что большую часть времени она проводила лежа на нашей кровати, но мало ли, бывает и хуже. Однако мордочка не заживала, загноилась, есть кошка перестала, и в выходные кровотечение открылось пуще прежнего. Потащила ее в клинику, где выяснилось, что это саркома. Ветеринары предложили удалить челюсть, мол, потом кошку надо просто через зонд кормить, и все, но в ответ на мои уточняющие вопросы дружно отводили глаза. Интернет дал нехорошую статистику метастазов даже после ампутации. Учитывая почтенный возраст моего белого дракона (домашнее прозвище), я поняла, что настал тот момент принятия болезненного решения. 

Супруг почему-то думал, что Зайку надо будет похоронить самим, и после клиники было решено пойти в Сокольники. Глотая слезы, я нашла мягкий мешок Prada, в котором мне как-то продали мою самую дорогую в жизни сумку, уместно белый с черными ленточками, и садовый совок-лопатку. Саша, взволнованный, погладил на прощание старушку, и мы с Плохишом отправились с мешком, совком и переноской в Зайкин последний путь. Символично, что ровно 15 лет назад, тоже в июне, и с той же переноской, мы ее забирали трехмесячным котенком.  

Слава богу, в клинике все сделали культурно, и идти на похороны в Сокольники не пришлось. Мурчащая в переноске до последних минут, измученная и слабая, Зайка напоследок все же слегка цапнула сухой лапкой доктора. Мне дали закрыть ей глаза.

Добрая свекровь, желая немного развеять грустные мысли по поводу скоропостижной смерти Зайки, записала пятиминутное интервью с Кокой и прислала нам. Видео получилось эпическим — всеми любимый, развитой, жизнерадостный ребенок с удовольствием делится впечатлениями. Одно я не могу понять по результатам просмотра — как два человека с кучей собственных, простите, заёбов, у которых в аккурат на ранние годы Коки пришелся острейший карьерный/самооценочный кризис, которые далеко не гении в воспитании детей и вообще норовят свалить куда-нибудь вдвоем при каждом удобном случае,  смогли породить такое гармоничное, любознательное, открытое существо?  Невольно так и уверуешь в расположение звезд на небе, ей-богу. 

Тем временем, часы дотикали до полуторасуточной готовности к вылету на неделю в края голубого неба, живописных пейзажей, прославленных вин и, как я выяснила на днях, ликера Кассис. I need a vacation, not a stupid weekend.


Планирую поехать летом кукухой
elastigirl
kalinnka

Все случилось именно так, как я ожидала. Халтурка и большущий проект. Оба одновременно. Халтурку к июлю (и клиент доверчиво ждет), большущий проект чем скорее, тем лучше, но сдача 15 августа, в аккурат перед возвращением с дачи первоклашки, а там уже и осень. Грустно понимать, что лето, которое так ждала, будет проведено в офисе, и уже нервничаю, останется ли мне время на фитнес с этой грядущей свистопляской. Жалко, что  застрял в начале второго сезона сериал The Affair. Непонятно, получится ли выбраться к Коке на день рождения и посмотреть, как он катается на багги. 

Из хорошего — я не психанула и не уволилась (хотя целых десять дней с наслаждением представляла себе, как посылаю всех, прихожу домой и ложусь на диван досматривать The Affair), мне все еще сильно нужна зарплата, а рынок труда нехорош. На обоих проектах со мной Колька (чтобы его наняли на большущий проект, пришлось дать толстожопу позитивный фидбек для его полугодового ревью, писала и ненавидела себя). Вопрос утилизации рабочего времени решен надолго, и самое главное — никто и не заикнулся о том, чтобы не пустить меня в отпуск. Так что пока все складывается вполне себе прилично. 

Осталось только понять а) как делать большущий проект и б) когда делать халтурку. Всего-то навсего. 

Классика. 


Brain drained
elastigirl
kalinnka

Впервые за много лет (а точнее, с 2012 года) май выдался солнечный, погожий, все в цвету. На фитнес по вечерам хожу долго и медленно, переползая от одного куста сирени к другому в поисках счастливых пяти лепестков. Таджикские дворники почему-то не снесли под корень одуванчиковые поля в местном скверике, и белые шапочки в высокой траве тоже радуют глаз. Какое блаженство — просто хорошая погода. 

Еще из приятного — метод ежедневного жиросжигания на велотренажере принес свои плоды. Хотя я и ощущаю себя персонажем то ли «Трио из Белвилля», то ли второй серии «Черного зеркала», но тихо и незаметно опять лезу в свои самые «худые» вещи и приближаюсь к рекорду 2014 года (осталась реально одна дырочка на ремне). Нечасто, увы, так получается. На почве этого недавно даже случилось неслыханное — я купила себе юбку (те, кто меня знает, могут подтвердить, что это воистину историческое событие). Карандаш, шелковая, расписанная маками, с тонкой нижней юбкой и обшитыми бархатом кнопками-застежками  — давно в моем гардеробе не было таких красивых вещей. Юбка поедет со мной во все отпуска и возможно даже будет надета на день рождения. Хороша, короче. 

Сдалась-таки врачам — два года манкировала, но пришлось. И на очереди зубной, которого уже тоже оттягиваю годами. А деваться некуда. Переваривая вердикт по результатам сегодняшнего осмотра (ерундовые, но болячки), шла и мысленно благодарила свое тело, что в целом оно у меня такое здоровое, крепкое и непроблемное. Тьфу-тьфу-тьфу.

На работе надвигается лавина, а я опять в классическом состоянии — замерла перед первой пустой страницей, вдохновение закончилось на титульном листе. Вместо того, чтобы сосредоточиться сейчас, буду пытаться работать в субботу. Не в первый и не в последний раз. Getting things done, хули. 

«Как пейзажу с места вбок, нам с ума сойти нельзя»,  написал когда-то сегодняшний именинник. 

17 дней до недели в раю. 


как пожар - хоть увольняйся
elastigirl
kalinnka

Пост долго висел в черновиках и назывался «Карьерный тупик, дом 2». Содержал традиционный гундеж по поводу собственной карьерной фрустрации и мрачные предсказания на тему того, что следующей моей работой будет приемщица в химчистке. Но в прошлый четверг после двухмесячной тягомотины меня с утра пригласили подписать контракт на халтурку, а после обеда толстожоп объявил, что отправляет на ознакомительный семинар по крупному конкурсу, в котором наш отдел решил участвовать, и где у меня будет раздел. 

Я полезла в требования к конкурсу и почитала свой кусок. Первой реакцией была паника: побежать домой, залезть под одеяло и закрыть голову подушкой, потому что к конкурсному дедлайну 15 августа этого не сделать никак, особенно с учетом моих уже сильно предоплаченных отпусков. Сразу уволиться, не дожидаясь позора, или побыть Остапом Бендером в роли художника? И как это сочетать с халтуркой?

Потом — не без помощи мужа, влившего в меня массу слов поддержки и немножко бельгийского вишневого пива — я несколько успокоилась. Списалась с Колькой, которому всегда нужны деньги и который неизменно вселяет в меня уверенность, что мы справимся (оба фактора важны). На следующей неделе мы с Колькой-таки подпишемся на халтурку. Отпуск отменять не буду. Завтра пресловутый семинар, после которого надо поговорить с толстожопом, и если он одобрит мои предложения, это будет doable, хотя конечно первые две недели августа точно будет ад. 

СТРАШНО. Но надо. 


старая школа
elastigirl
kalinnka

Наверное в определенном возрасте уже не стоит ожидать хороших новостей, как ни крути, а 80+, как мне с легким страхом видится из своего пятого десятка, далеко не радость. Но все мои — не могу назвать их стариками — друзья 30-х годов рождения, как на подбор, стойко противостоят невзгодам и постоянно демонстрируют мне, как надо жить и вести себя.

Далеко в Лозанне Россана, вечная рагаццина 81 года от роду сражается с переездом домой в Италию и сопутствующей швецарской бюрократией.  Я предложила приехать помочь, потому что помимо прочего там чисто физически надо разобрать гору вещей в подвале. "Нет, моя дорогая, нечего портить тебе праздники. Мне в моем возрасте приходится заново учиться быть self-sustainable, merde! Но иначе никак."

Боб на эту весну набрал себе опять учебные курсы - несмотря на не хотел возвращаться в колледж, откуда был не очень красиво выперт после 45 лет преподавания и гордо обещал самому себе не становиться "маразматиком у доски". Конечно, ни слова не говорит, но подозреваю, что причины две: оставаться в строю и подзаработать. Летом ему 80, собираюсь повидаться. "Никаких подарков не привози, всегда будем рады видеть. Если ты в моем письме ощутила некоторую мрачность, то это только из-за холодной погоды", — пишет он, впервые за двадцать лет переписки упомянув в отношении себя слово "мрачность". 

(Офтоп - ничего лучше, чем привезти ему мемуары М.С. Горбачева с автографом последнего, я не придумала. Это оказалось не так сложно. Секретарь Горбачев-фонда, перед тем как взять книжку, подробно расспросила о Бобе — кто такой, что преподает, сколько лет. "Михаилу Сергеевичу будет интересно". Тут мне пришло в голову, что Михаилу Сергеевичу вообще-то тоже уже 87, и в любой момент зеленая полянка на Новодевичьем кладбище между могилой Раисы Максимовны и веселым памятником генералу Лебедю (кто такого еще помнит?), увы, может оказаться востребованной. Несмотря на то, что мое мнение о горбачевских деяниях в последние годы стало гораздо более неоднозначным, следующее, что я услышала, были мои собственные пожелания доброго ему здравия. Одно я знаю — в 2039 году не будет никакого ВВП-Фонда, куда можно будет придти за автографом. )

Дядя Юлик 88 лет от роду уже третий месяц живет один, пока тетя Света в больнице на краю цивилизации с крайне неприятными последствиями диабета и угрозой ампутации стопы. Позвонила ему подбодрить его, в результате сама же первая и забулькала в трубку. "Может, помочь Вам? Передачки, подвезти что?" — "Конечно, ты такая же незанятая, как и я, ни работы, ни детей. Да и ты знаешь Свету — она не допустит, чтобы ты ее в таком виде застала." Набрала тете Свете — и там получила категорический отказ. Гвозди бы делать, блин.

До последнего держалась и моя бабушка, уже будучи почти полностью слепой, пытавшаяся мыть посуду и вести хозяйство, но уже год, как деменция взяла свое. 

Поколение моей мамы уже немножко не такое. Они не менее слабые характером, нет, но, наверное все-таки более приучены просить о помощи. 

И понятия не имею, что будет со мной и моими сверстниками, когда придет наше время выживать. Скажут ли о нас "таких сейчас не делают"?


корова языком
elastigirl
kalinnka

Куда делись праздничные дни? А все просто. В качестве прощального подарка на лето умудрилась заразить Кокия своей бациллой, вот и проболели все майские, он уже у бабушки, я дома. Оклемалась только вчера (да и у мелкого температура спала с опасных 39,7), но сегодня —  уже в офисе, будь он неладен - все равно продолжаю кашлять как подорванная и маяться головой и горлом. За праздники не выпито ни капли алкоголя , ни с кем не виделась, ничего по дому не сделала, не ходила в зал, не делала попыток поковырять с Колькой грядущую халтурку, но, будучи не в состоянии ничего больше делать, отсмотрела огромный кусок сериала Homeland. Будем считать, что отлежалась. 

Дома завалы. Надо тотально разобрать игрушки, зимнюю одежду, детскую одежду, шкаф с обувью, что-то выкинуть, что-то сдать в ремонт, вымыть все окна, сделать генеральную уборку. Пока что на балконе, в гардеробах и на полках бардак.  Насильная застройка и гениальный уход за зелеными насаждениями нашего района привели еще и к тому, что дома стало заметно больше пыли. Но сил пока нет. 

Финансовое состояние несколько, эээ, шатко. На лето выданы авансы и няне, и свекрови, сделан и грядет еще ряд предоплат по отпускам, плюс вплотную надвигается ТО, заказ новых очков и ряд посещений платных докторов. Бррр. В связи с этим откладываю давно назревшие косметические закупки, вплоть до того, что забрала у мамы все ее пробники и остатки не подошевших ей кремов и утилизирую их. 

Зато за окном в считанные дни распустились листья на деревьях. Опять смотрю на светлые листочки, нежные, как мои надежды, и опять надеюсь на лучшее. 


злая я
elastigirl
kalinnka

Поразительно, насколько в момент с меня слетает культурный слой, когда я заболеваю. Этот момент перехода судя по всему хорошо знают врачи. В роддоме только дождавшись в ответ звериного оскала и "плохо" сквозь зубы вместо обычного оптимистичного "нормально", они приступали к активной фазе. Я же как человек, избалованный хорошим самочувствием, не привыкла в самодиагностику включать пункт "ненависть к миру = что-то не так". Поэтому, проснувшись поутру позавчера, я подумала, что у меня просто плохое настроение. Немудрено в последние дни перед майскими, когда уже тянешь на честном слове. Поэтому хмуро, огрызаясь, слегка пнув ногой кошку, едва не рявкнув на младшего, едва не рявкнув на мужа и-таки рявкнув на старшего (бедному старшему достается всегда больше всех), я все же оделась, доползла до работы и ненавидела всех сослуживцев до того момента, пока меня не начал колотить озноб. Тут-то уже стало понятно, что это жжжж неспроста. 

Но мое расписание не предполагало нетрудоспособности. Вечером в детсаду был выпускной, потом мы с мамой должны были заскочить в пару магазинов, на работе я должна была закончить правки большого отчета для одного вредного и конфликтного клиента. Я решила поехать домой, выпить терафлю, поспать полтора часа и огурцом двинуть в детсад — мне почему-то казалось, что у меня легкая ерундовая простуда. Выпускной в детсаду запомнился в основном тем, что меня бесили и мама, и Кокина няня — посмели сесть вокруг меня и щебетать, развели пустословие, понимаешь. Потом я бросила их с Кокой на шоу мыльных пузырей и чаепитие, пошла домой, легла, и проспала примерно 14 часов. В перерывах на терафлю и измерение температуры я продолжала злиться на окружающий мир, который в основном был представлен супругом, не подозревающим о моей метаморфозе. Меня бесило, что он трогает меня, как мне казалось, ледяной рукой. Меня бесило, что он рассказывает о том, как прошел день — хотелось отвечать гадостями из серии "я тут загибаюсь, а ты о работе трындишь". Я злилась, что он не предлагает мне кусачий шарф и банку малинового варенья hot toddy. "Мог бы и догадаться, нет?"— думала я сквозь сон. — "Вот сейчас встану и сама себе сделаю. Демонстративно. Пусть ему будет стыдно. Помру тут, а никто и не подумает мне горяченького сделать." После чего вырубалась опять. 

Самый ад наступил вчера утром, когда с трудом открыв глаза, я поняла, что простуда не прошла, а на работу идти надо. При том, что я давно не считаю правильными героические явления в офис в полудохлом состоянии, у меня не было выхода. Горло болело ппц, говорить было трудно, поэтому я опять не рявкнула ни на кого, кроме уже опытного битого старшего, который заглянул в комнату, участливо спросил, как я, услышал в ответ "херово", протянул "ну я уже и так понял" и испарился, даже не напомнив кинуть денег на телефон (битый, говорю же).  

На работе временно наступило улучшение — я как-то увлеклась, а потом поняла, что колотун больше не бьет, а мир заискивающе улыбается. Но дома меня подстерегали домочадцы, и все они хотели разговоров. Я выслушала трагическую историю домработницы о ее разводе, расшаркалась с няней и душевно распрощалась с ней на лето, что-то даже обсудила со старшим — короче, к приходу мужа ресурс был исчерпан. "Сериал он сел смотреть", — думала я перед сном, легко выходя на привычный круг обвинений. — "Я помру тут, а он сериал смотрит."

Сегодня утром глаза открылись гораздо легче. Озноба не было, но стреляло ухо и ныло горло. 

— Ты со своей новой электрической щеткой заплевала зубной пастой всю ванную! — начал супруг утреннее общение с неверной ноты. (И это говорит человек, после которого в ванной комнате можно плавать. Убить.) 

— Похоже, тебе лучше? — осторожно спросил старший, глядя на сомнамбулическую меня, шатающуюся в направлении кухни. (Нет, не лучше. Убить.)

— Мама, я к приезду бабушки решил скрафтить ружье! — радостно объявил младший, который развел творческую мастерскую на обеденном столе. (Пусть поживет пока.)

Я все сделала. Вредному клиенту все отправлено. Сейчас надо найти силы, чтобы встать из-за стола и поехать домой. Ни малейшей радости не испытываю. Начинаются майские, по этому поводу тоже эмоций ноль.

"Милая, хочу гулять с тобой по ВДНХ и пить пиво", — наивно пишет добрый муж здоровой версии меня. 

"Какое в жопу пиво, у меня горло болит. И вообще я сейчас тут кончусь на месте, а ему гулять подавай." — автоматически реагирует мозг, а по хребту опять вихрится озноб. 

Я знаю, что я-нормальная скоро вернусь. Вот получше станет, и вернусь.

Но пока что — не кантовать.


Starstruck
elastigirl
kalinnka

Два месяца, как я веду фан-страничку Доминика Веста (DW), и честно говоря, занятие оказалось даже более увлекательным, чем я думала. 

Живая и активная звезда - это не дохлая звезда, новости и свежие истории поступают постоянно. Мне, как водится, повезло с моментом. Во-первых, в марте вышел перезапуск Tomb Raider, где DW играет отца Лары Крофт. Фильм считают нужным осветить (в основном, конечно, обругать, вышло кинцо не очень) все до единого кинокритики, которые в своих обзорах исправно ставят нужные хэштеги и ссылочки, ведущие ко мне (буахаха). Во-вторых, стойкие поклонницы сериала "Любовники", самая благодарная аудитория, истомились в ожидании четвертого сезона и считают дни до июньского релиза, их радует любой инфоповод. Но главное — DW продолжает сниматься в очередном ремейке "Отверженных" (ну в самом деле, чем он хуже Лиама Нисона и Хью Джекмана?) и колесит по Бельгии и Франции, попутно очаровывая местное население. Аборигены там не сильно избалованы киносъемками, охотно участвуют в массовке за 40 евро в день и радостно общаются со звездами, а наутро пишут им спасибки в фейсбук, не читая моих дисклеймеров. Я, вооружившись Google Translate, им вежливо отвечаю, и мы начинаем дружить.  В результате, помимо приглашения в город Бульон на концерт, заполучила несколько премилых эксклюзивных фоточек со съемок (которые, malheureusement, мсье Вест просил не публиковать), а по локации пишущих я могу легко проследить траекторию путешествий новоиспеченного Жана Вальжана. Судя по последнему письму от некой Анжелики, активно набивающейся сопровождать съемки, в мае-июне "Отверженные" перемещаются в Брюссель. (Черт, надо было присоединиться  к Маше и Степе в их ежегодной чудесной поездке в Нормандию и Бельгию, но кто ж знал?) Следить за этим очень любопытно.

В поисках интересного контента откопала в недрах Инстаграмма аккаунт Кэтрин, жены DW. Он чудесен сам по себе, поскольку принадлежит женщине, у которой а) все в порядке в жизни и в голове и б) очень развито чувство прекрасного. Заглядываешь человеку на страничку и видишь его бессмертную душу. Подобное чувство я испытала, когда в фотоаппарате свекрови как-то посмотрела все фото, которые она сделала в течение года — заснеженные лапы елок, первые всходы, завязи огурцов, Кокий поедает клубнику с грядки, буйствующие флоксы, спящие собаки, Кокий в песочнице, гроздья рябин — просто, с любовью, и в полной гармонии. У Кэтрин все примерно то же самое, с поправкой на то, что на ней четверо детей и перед глазами не Поливановка, а окруженный садово-парковым  великолепием  фамильный замок в Лимерике. (С замком отдельная эпопея. Кэтрин как старшая дочь рыцаря и графа его унаследовала несколько лет назад, но, как ни демонстрировал ее муж свой сексапил в масштабных теледрамах, даже его голливудских гонораров, похоже, на содержание замка оказалось недостаточно. Они решили его продать, покупателей за три года не нашли, сняли с продажи и сейчас делают там бутик-отель. На сайте замка есть забавные фото с Домиником Вестом в качестве предмета интерьера — вот гостевая комната с кроватью под балдахином, вот курительный салон с портретами всех предков рода Баскервилей, а вот на заднем плане на лестнице поставлен сверкать глазищами красавчик-мужчина, удачно  дополняющий всякие гобелены и оленьи рога. Так или иначе, но посещение замка я уже внесла в список "когда-нибудь".) Поэтому нарциссовые поляны и живописные старинные стены перемежаются фото разнообразных выездов семьи, в основном на природу. DW, как я уже поняла, сильно завязан на любую физуху, поэтому если на фото все дети в кроссовках и вовлечены в какой-то активный отдых, значит, он с ними. Если же они поют, рисуют, лепят из теста или тихо возятся с игрушками, как например сейчас, то явно папа дома отсутствует. Короче, еще один источник позитива. 

И наконец — увлечение хорошим актером сильно расширяет границы познания. Собираюсь прочесть "Отверженных" (мое знание этого шедевра пока что ограничивается диафильмом (!) и отрывком про Гавроша из хрестоматии для начальной школы). Надо посмотреть и "Гамлета", и "Отелло", и "Ричарда III", я позорно ничего не видела и не читала из Шекспира - после чего  пересмотрю "Розенкранц и Гильденстерн мертвы", гораздо больше пойму. В хвосте уносящей меня культурной кометы - "Опасные связи", поэт Йейтс, парочка нашумевших бродвейских мюзиклов, даже переписка Энгельса с этим... Как его дьявола?.. с Каутским!  с Марксом, и это только начало, читать не перечитать, смотреть не пересмотреть. И вот этот культурный прорыв, пожалуй, радует больше всего. 

Tags:

Гевюрцтраминер в отдельно взятой голове
elastigirl
kalinnka

Наступление весны, как и всегда, напомнило мне, что я уже полгода как сижу в пределах колеи дом-работа-спортзал, и всколыхнуло мечты о путешествиях. Их пока планируется только три, зато какие! 

Сначала будет алко-тур. Поясню, что в моем гороскопе, где-то в недрах небесного дома, отвечающего за друзей, явно фонит какая-то особенно яркая звезда. Мне статистически несправедливо везет с друзьями в принципе. А в частности, например, все эно- и гастро-открытия последних лет мне преподносят на тарелочке два человека, вкус которых не просто развит, а прокачан на порядки. Приехав когда-то в печальный момент жизни погостить на выходные в Цюрих, я не знала, что маленькая вылазка подарит мне двух гуру по лайфстайлу и потянет за собой традицию ежегодного недельного гедонизма. 

Скоро уже в пятый раз Аня, Олег и я поедем в винный тур исследовать пахнущие плесенью погреба и пробовать таящиеся там сокровища, а я ни разу еще толком и не описала, до чего же это прекрасно (о чем Аня уже недвусмысленно намекнула и была чертовски права). В оправдание есть пара уважительных причин. Во-первых, мне не хватает таланта Сергея Курловича из invisible.ru, который даже пост про депрессию может превратить в оружие массовой продажи рекомендациями типа "Укрепляем иммунитет и нервы медовым айсвайном под годный безжалостный блэк-метал". Во-вторых, те несколько дней в году, которые уходят на дегустации еды и напитков лучших европейских провинций, стали прямо-таки священной иконой, на котором в течение остального года боишься оставить отпечатки грязных пальцев. Когда за окном бесконечный московский мартобрь, то воспоминания о собственных ногах в сандалиях  и те кажутся волшебством, что уж тут говорить о полосатых рядах виноградников, горных дорогах, смеющемся наследнике маркизов Гонзаго, панораме реки Доуро, океанском прибое за окном ресторана и запахе цветов и фруктов в мускатике, которым балуется на досуге хозяин очередной тенуты (так, ерунда, несколько сотен бутылок в прошлом сезоне чисто для души)? Боишься спугнуть неправильным словом, ей-богу.

Так вот, за прошедшие годы осилены Альто Адидже, Пьемонт, швейцарский Граубюнден и север Португалии, а в этом году замахнулись на Бургундию - родину шардонне, шабли и того самого красного, четыре бутылки которого вернувшийся к жизни Арамис требует вместе  со шпигованным зайцем, жирным каплуном и жарким из баранины с чесноком. После того как примерно за полгода до путешествия коллективно выбирается регион, Олег, бессменный гид-перевозчик, отвечает за дегустационную часть поездки, изучает Wine Spectator и прочие аналитические источники, списывается с хозяевами, а в путешествии отвечает за дорогу и навигацию. Аня, обладая интуицией тру фуди, отыскивает места для ужинов и ночлега, а в ресторане неизменно выбирает вино (чем значительно облегчает всем задачу вникания в толстенные меню). Я на правах ветерана и со-основателя традиции  имею совещательный голос, но у меня ни единого разу не возникало ни тени желания усомниться в сделанном не мной выборе. Недавно рекрутированный в наши ряды супруг просто всем доволен. Мы как дети предвкушаем вкусное, красивое и приятную роль легких компаньонов. 

Про вторую и третью поездки пока писать откровенно рано. Они очень обе важны для личной жизни, волнуюсь и до конца не верю, что они-таки состоятся. Позднее проболтаюсь. А сейчас — вив ля Франс. 


Берни Рабер, он же Микки Скотч
elastigirl
kalinnka

Слонялась в ожидании клиента, который изрядно запаздывал. Сегодня был наверное второй день этого года, когда я пожалела, что не захватила с собой темные очки, поэтому на клиента я не сильно сердилась — редкая возможность беззаботно пожмуриться на весеннее солнце.

Пришло сообщение от воспитательницы. "Стихотворение Косте на выпускной: Ты нас принял малышами// Детский сад наш дорогой// Мы теперь взрослее встали// И прощаемся с тобой!"

Форварднула няне. Она в свойственной ей манере отвечает "Да, Ниночка! Отлично, будем учить! Гуляем! Погодка отличная." И много поцелуйчиков. 

Через две минуты пишет: "Костя сказал, что этот стих самый отстойный."

Заржала в голос. 

Наше с Плохишом яблочко.

Апд. Этот ребенок меня не перестает удивлять. В очереди к доктору завязал знакомства и ПРОВЕЛ УРОК ОБЖ. Рассказал как себя вести при пожаре и что делать, если будут предлагать наркотики. 

По росту он тянет на девятилетку — уже 136 (!). Вес около 31 кило, схуднул за время болезни. Напоминает мне птенца Красношейку из Сетон-Томпсона, того, который прятался на щепке — такой же бесстрашный и толковый, но совершенно беззащитный. 

Апд 2. Словечки: "эмочка", "бронька", "топчик", "чётенько", не говоря уж о донатах, лутах и глаголе "скрафтить". 


имперская отрыжка
elastigirl
kalinnka

Оказалась в Калининграде сразу после выборов. Там накануне отгремел мощный концерт в поддержку присоединения Крыма. 

Конечно, где же еще с особой помпой проводить такие мероприятия. На Курилах людей маловато, а то и там тоже стоило бы. 


The world is a smaller place now
elastigirl
kalinnka

1. Я досмотрела «Прослушку» и рада за вас, мои немногочисленные читатели, потому что мириады слов и валы эмоций, отныне связанные с этим сериалом, пока не обрели внятности и структуры, а значит и не вылились на вас. Между диалогом про Снот Буги и фразой «let’s go home, Larry” лежит полгода моей жизни, огромный мир улиц Балтимора и культурное потрясение. Только что в священном молчании ещё раз посмотрела заключительный монтаж и не очень понимаю, как жить дальше. Нет больше подобных сериалов. Создатель сериала Дэвид Саймон самый крутой чувак на земле, в моем личном рейтинге близко рядом только Джоан Роулинг.

2. Не прошло и трёх недель, как я веду фан страницу Доминика Веста, как случилось маленькое чудо. Я запостила инфу, что он будет сниматься в сериале по «Отверженным» во Франции и Бельгии в марте. Мне в личку написала одна из подписчиц, немочка, мол, а вы не знаете, где точно и когда? Я откопала ей список городов, дат там не было. И тут она пишет, что после пары попыток не просто нашла съёмочную площадку, но и-таки сфотографировалась с Вестом! Я как заворожённая разглядывала это фото, трюхаясь по необходимости в электричке «Москва-Фрязино», и не могла отвести глаз, потому что оно было а) реальное, б) снятое в тот же день, в) сделанное в том числе и благодаря моему личному сдвигу по фазе, г) представляющее разительный контраст заснеженному замкадью за закопченным окном. Ну то есть это же офигенно - вот я, в своей реальности, только что больно шлепнулась на задницу, поскользнувшись около мытищинского кафе «Жар», но у меня в телефоне есть обычный на вид снимок, где совершенно негламурный и даже со слегка помятой физией Доминик Вест и счастливая очкастая девочка обнимаются на фоне домиков какого-то крошечного бельгийского городка. Там нет снега, но явно холодно, оба в тёплых куртках, и как и тут в Москве нет солнца, и непонятно, почему Вест не в гриме Жана Вальжана, но это неважно - моя страничка сработала! Я не знаю, почему так радуюсь, но в итоге получилось культурное потрясение номер два.

3. Сашке исполнилось 19. Это тоже культурное потрясение.

Tags:

my companjera
elastigirl
kalinnka

Был завтрак, потом долго ехали по грязному снегу на семейную стрижку, сначала Коку превратили в молодого барашка, мою голову долго красили, тонировали, отросшие патлы превращали в милые светлые прядки, а потом мы опять долго по грязному снегу под грязным небом ехали в гости. Кока не успел сделать шаг за дверь, как тут же включился в буйные игры с приятелем, а мы с его мамой, ощутив возможность уединиться, мгновенно прикончили сначала чудесный юаровский совиньон, а затем незаметно не менее чудесный швейцарский рислинг, брат-близнец которого сейчас уже почти конвертировался в контракт по Калининграду. В общем, момент, когда стало ясно, что нужна добавка, наступил довольно быстро. 

— Надо правильно выбирать места, где жить, — гордо сказала приятельница, надевая на меня свой пуховик. — Если выйти из подъезда и сразу повернуть направо, увидишь дверку, а на ней звоночек, который откроет тебе потайной вход в "Ароматный мир". Там есть холодильник, а в нем залежи недорогого новозеландского. Жду!

Никакой дверки я конечно же не увидела и отправилась искать главный вход. Вокруг лежал тот же грязный снег, моя физическая ипостась брела по мрачному двору сталинского дома, мартовский день клонился в сумерки. Опьянение достигло именно той точки, ради которой хомо сапиенс освоил виноградарство: эйфория уже поперла, а способность ходить и членораздельно изъясняться еще присутствовала. Я вышла из арки. Cырой ветер противно задувал в шею, но меня защищал алко-иммунитет. Нашла, купила. По пути назад прислонилась к каменной стене под какой-то мемориальной доской и постояла пару минут. На горизонте высилась гостиница "Украина", Новый Арбат и Кутузовский семафорили огнями. Праздники. Центр. Никакой спешки. Я. Просто я. Неважно какая. Неважно, сколько мне лет. Начало весны. Мир обнимает меня, а я доверчиво обнимаю его в ответ. Все еще впереди. Все еще будет.

Это не был лучший из праздничных и не важный для личной истории день. Просто удалось carpe тот самый diem. 

Just to thank you one more time
Alcohol, alcohol, alcohol (с) Гоголь Борделло. 

И нет, я в итоге даже не нажралась. Правда, потеряла ребенкину шапку. Но все равно уже скоро будет тепло, проживем и без шапки. 


1 марта
elastigirl
kalinnka

Неужто перезимовали? 

Хорошо-то как.