?

Log in

No account? Create an account

A Day in the Life

Судьба человека - его характер


найн элевен
elastigirl
kalinnka
Два года назад я медленно перетекала из пробки на Бульварном кольце у Чистых прудов и пробки на Сретенке-Проспекте Мира в пробку под Рижской эстакадой. Возвращалась домой после покупки авиабилетов и размышляла, что неладное что-то происходит, потому что внезапно закрылись все пункты обмена валюты (это в пять часов дня!), а вот очереди вокруг них как-то сразу непропорционально раздулись. Дефолт не дефолт? Тут меня осенила глубокая мысль узнать последние новости с помощью радио. По радио сказали какую-то ерунду про самолет, протаранивший башни в Нью-Йорке. Гонят, подумала я лениво, и вспомнила, как разыграли американскую нацию с радиопостановкой "Войны миров". Через пятнадцать минут гон повторился, и к моему удивлению радиостанции перешли в экстренный режим подачи новостей. Ну надо же.
Ребенок мой два года назад запоем смотрел кассету с котом Леопольдом. И поэтому в то время, как все цивилизованное сообщество приникло к Си-Эн-Эн, мы просмотрели все серии про "ребята, давайте жить дружно". Телевизор освободился, когда бебе уснул, и вот тут-то меня пробило по-настоящему.
12-го должен был прилетать в Москву через Нью-Йорк самый любимый американец на свете, мой дартмутский thesis advisor, седовласый и обожаемый проф. Я ринулась звонить ему - слава Богу, его даже не выпустили из Нью-Хэмпшира. В объятой ужасом стране только мудрый Джордж сохранял обычное спокойствие, хотя по каким-то причинам не мог связаться ни с одной из своих дочерей - я прозвонилась первой. America will never be the same, - сказал он мне своим хрипловатым голосом, - We will finally understand we are part of the world. Потом я звонила Бобу в Пенсильванию - нет, у него тоже было все нормально, самолет упал в 40 милях от его городка, написала в Торонто, Миннесоту, Вермонт, Флориду, нью-йоркской давней приятельнице и немножко успокоилась.
В универе, где я тогда работала, на следующий день началось столпотворение - американские студенты названивали домой. Их родители довольно нелогично восклицали со слезами в голосе: "Ну а вы-то там как?", хотя как раз в Москве в ту осень все было в порядке.
Я не люблю Штаты до сладких слюней, и многое в их внешней политике меня откровенно раздражает. И можно даже сказать, что и здесь они "выпендрились" - самая большая трагедия должна была произойти именно в городе мира номер 1. Но речь сегодня не об этом.
У меня были и есть в Штатах друзья, родня, любимые места, alma mater. Как-нибудь я отдельно опишу свое видение того, что называется American Home. И в тот день я остро ощутила, как они мне дороги.
Если бы я провела какую-то часть жизни в Ираке, думаю, переживала бы за судьбу этой страны точно так же. Я просто хочу сказать, что мир велик, разнообразен и прекрасен, и, увы, особенно это чувствуешь в дни печали.