?

Log in

No account? Create an account

A Day in the Life

Судьба человека - его характер


Ленинские Горки-83
elastigirl
kalinnka
В такое же хмурое утро как сегодня, только двадцать лет назад, повезли меня дед с бабкой в Ленинские горки. Тут надо объяснить, что я долго выпрашивала у них эту поездку. Росла я сознательным ребенком и больше всего на свете мечтала стать пионеркой. А образ В.И. Ленина вызывала у меня такие любовь и поклонение, как позднее ничто больше. В семье с довольно свободными взглядами мое поведение вызывало удивление, но никто конечно же не пытался развенчать этот культ личности. Подозреваю, что я сильно тем не менее поднадоела своей семье, насильно их таская в основные и второстепенные музеи Ленина и его семьи и заставляя их скупать всю обширно представленную, недорогую и прекрасно изданную лениниану. Многочисленные коллеги по работе моей родни включились в процесс и пачками начали таскать мне роскошные многотомники Бонч-Бруевича, редкие воспоминания (шофера Ильича, например) и прочую пропагандистскую литературу.
Ну так вот, наконец поехали мы в Горки. С нами вместе на экскурсию двинулись и друзья деда с бабкой, КГБ-шник высокого ранга с женой, люди серьезные и идеологически выдержанные, в отличие от моей семейки. Они оделись во все лучшее, потому что ехали "к Ленину".
Экскурсовод нам попался страстный. По зрелому размышлению, думаю, он пытался поступать в театральный, но проваливался и довольствовался скромной участью гида. Тем не менее, по помещениям Горок он водил истово и комментировал все прерывающимся от чувств голосом, умело нагнетая мрачное настроение в драме "Последние годы жизни Вождя". При этом он обратил внимание, насколько сильно я реагирую на его рассказ, и начал стараться специально для меня. "А вот здесь, за ширмой, находилась скромная лежанка сестры, Марии Ильиничны, которая бессонными ночами слышала прерывистое дыхание великого кремлевского мечтателя, уходившего от народа и неустанно боровшегося за жизнь." Бабка пыталась несколько сгладить гнетущее впечатление, спросив про огромную залу с натертым паркетом: "А не здесь ли проводились знаменитые елки?" В голосе экскурсовода прогудел набат: "Да, до самого своего последнего приступа Ильич старался доставлять радость ближним, и уже за месяц до кончины, слабеющими конечностями дотягиваясь до письменных приборов, чтобы запечатлеть свою мысль для грядущих поколений, он просил не отменять елки для маленьких бедных крестьянских детей... но сам не смог разделить их радость, слыша их смех со смертного одра."
На этом месте я бурно зарыдала. Напоминаю, что мне было лет семь. Меня вывели с экскурсии в заснеженный двор и даже не повели смотреть главную диковину - ленинский джип. Я долго не могла успокоиться, и ревела, уткнувшись в бабкину французскую дубленку. Бабка укрывала меня руками и очень старалась, чтобы я не видела, как ее корежит и сгибает пополам от подавляемых приступов нечестивого смеха. Гебешная семья молчаливо и искренне сочувствовала.
Я потом конечно взяла свое и лишний раз сходила в Мавзолей. Но визит в Горки навсегда остался в памяти, наверное благодаря таланту экскурсовода.