?

Log in

No account? Create an account

A Day in the Life

Судьба человека - его характер


Призраки метро
hermione
kalinnka
На метро "Теплый Стан" меня неудержимо тянет выйти из первой двери первого вагона, направо, до конца перехода и налево к 72 троллейбусу. Этот маршрут намертво впечатался в подкорку.

В метро "Проспект Маркса" (не путать с "Охотным рядом") на скамеечке всегда сидит моя бабка в синей женевской юбке, на достойных куклы Барби коленках, еще не изуродованных артритом, лежит номер "Иностранной литературы". Она ждет восьмилетнюю меня.

На метро "Комсомольская-кольцевая" я, противная, злая, надутая, только что безо всякого повода наорала на ошеломленного деда. Повод прояснится ночью - у меня начнутся первые месячные.

В переходе между двумя "Китай-городами" я неизменно вижу встрепанную Булкину в жутких Dr. Martens и полосатых велосипедках. Вполне возможно, что она сегодняшняя проходит мимо довольно часто, не видя саму себя.

У метро "Боровицкая" под струями дождя незримо партию Щелкунчика исполняет стервец, не допущенный в Кремль в смутные дни 93-го.

Напротив строящегося "Макдоналдса" у выхода из "Киевской" в ожидании автобуса 9:09 мерзнет мой курс - нелюбимый, но сплоченный общей бедой в виде ежедневной борьбы с транспортом. На 9:09 ездили ботаники и небезразличные к учебе люди. Остальные предпочитали 9:31 и собственные авто. Маршруток еще и в проектах не было.

На "Октябрьской"-кольцевой у решеточки, сквозь которую струится потусторонний синий свет, с цветком в руке и спортивной сумкой на плече застыл, впиваясь в лица проходящих мимо, смешливый с напряженным сумрачным лицом. Ничего еще не ясно в нашей жизни. Не совсем ясно даже, приду ли я.

На "Бабушкинской" оранжевые электронные часы показывают 5:34 утра. На соседнем табло видно, что поезда уже нет 4 минуты. Станция только-только открылась с ночи, сонные рабочие люди заполняют платформу. Мне смешно и страшно - смешно от нереальности ситуации, страшно - потому что боюсь, что прямо сейчас отойдут воды. И муж тянет меня за руку наверх, к такси.

У "Пушкинской" разгорается единственная по сей день бурная сцена ревности. Напуганный объект ревности испарился десять минут назад, и мы даже этого толком незаметили, но ссора еще бушует. Разгневанный супруг выскакивает посреди потока машин, шваркнув дверью, и удаляется в переход, даже спиной выражая ярость.

От "Речного вокзала" я езжу с автобусом для персонала первые свои две недели на работе в западной фирме.

На "Алексеевской" мой нынешний дом. И призраков пока нет. Но жизнь длинная.