?

Log in

No account? Create an account

A Day in the Life

Судьба человека - его характер


Сто шагов назад - тихо на пальцах
elastigirl
kalinnka
Вчера я поняла, что путешествие мое в Италию подлежит двоякому описанию. Потому что у него была сторона событийная и была сентиментальная. Ну, и отдельного поста заслуживает та пожилая пара, у которых я провела ту блаженную неделю. Но о них пожалуй в другой раз, с чувством, толком и расстановкой. При том, что я счастливица, усыпанная дарами судьбы в виде прекрасных людей, с которыми мне довелось встретиться, эти двое - нечто особенное.

Событийная сторона поездки в Италию оправдала себя. Все, за что я люблю эту страну и ради чего ездила на отдых именно туда, я получила в полной мере. Радость от встречи началась еще в Шереметьеве-2 на очереди к багажной стойке Al Italia, где я развлекалась тем, что пыталась отличить, кто из стоящих в очереди - Italiano Vero, а кто - соотечественник. Задачка легкая, надо сказать. Светлые брюки, шоколадный пиджак, ботинки из нежной бежевой замши? Тут даже необязательно смотреть выше, на волосы колечками и флорентийский нос клювом - россиянин в сентябре в жизни так не оденется. Белоснежный спортивный костюм, кричащие алые кроссовки, мачо-небритость? Ага. Туда же, носить спортивный костюм с таким неосознанным шиком - это высший пилотаж. Темно-синий костюм, черные ботинки, строгая рубашка в тон? Посложнее, мда. Но что это у нас в руках - кокетливая нежно-бирюзовая дорожная сумочка? Да и на галстуке какая-то расцветка непростая, пышный узел взгляд приковывает? Да вам, сеньор, вообще к отдельной стойке под названием Primo.

Рим теперь легко сравнивать с Москвой, потому что вокруг него тоже есть кольцевая дорога с могучим назанием Грандо Раккордо Аннуларе. Мои знакомые, основываясь на этой аналогии, жили на престижном Ленинградском направлении, за 200-м километром, а отель, где я провела две ночи, располагался ровнехонько в местном Выхино - рабочий юго-восток, район Чинечитта. И рядом со мной пролегала шумная улица Пальмиро Тольятти, того самого автовазовского крестного. Короче, я быстро почувствовала себя как дома.

Итальянский образ жизни не претерпевает особых изменений. По возвращении меня все начали спрашивать, очевидно представляя себе длинные ряды модных магазинов: "Ну, наверное шоппинг был потрясающий!" Ага. Если учесть, что магазины работают с 10 до 13, потом лениво открываются к четырем и закрывются максимально быстро после шести. С полудня субботы до вторника шоппинг исключается в принципе - работники магазинов тоже люди, а профсоюзы заботятся о своих членах. Пролетарский молл по соседству - Чинечитта Дуэ - по-новаторски работал до 8 вечера и горделиво возвещал яркими плакатами, что теперь он работает и по воскресеньям. Вспоминая московские ежедневные и практически круглосуточные часы работы торговых центров, я не раз вздохнула.

Машину в итальянском Hertz мне выдавали больше трех часов, потом умело содрали лишние 77 евро, от оплаты которых я, как выяснилось, имела право отказаться. Вообще общение и с русским офисом Hertz мне тоже не понравилось. Если понадобится консультация, обращайтесь. Зато в результате мне выдали Мерседес. Цирк с конями. "Я буду плакать и смеяться, когда я сяду в МЭрсЭдЭс", пели в свое время "комбинашки", не подозревая, что это относилось к 9 сентября 2004 года, Виа Тусколана, и модели А170, где я битый час не могла понять, как включать фары, открывать багажник и омывать стекла.

Затем произошло мое знакомство с бывшей Виа дель Соль, ныне автострадой А1. А1 пересекает весь сапог с севера на юг, Флоренция-Неаполь. Но и тут все по-итальянски хитро. Это вам не американская система сетки хайвеев. На самом деле дороги А1 целых две. И первая А1 соединяется со второй отдельным куском неподалеку от Рима. И лучше это знать заранее. А1 живописна и прекрасна, хотя и неширока, две полосы в одном направлении. Я решила не гнать как сумасшедшая, но все-таки поддалась и ехала 120 км в час, и местные жители, судя по их реакции, считали меня полным тормозом. Мне постоянно приходилось ехать вместе с дальнобойщиками по правой полосе, пока мимо со свистом проносились остальные участники дорожного движения.

Теперь о Тоскане. Моя любовь к этой провинции привела к тому, что я ничего вразумительного про другие рассказать не могу - они только остаются для меня прелестными названиями: Венето, Лигурия, Эмилия-Романия, Умбрия и т.п. Тоскана - это холмистая местность, славная своими виноградниками, оливками, пейзажами. Несмотря на то, что она далеко от моря и считается северной, это все-таки чистая Италия - на кухне одним утром обнаружился шустрый скорпион, в траве попадаются ящерки с необычайно затейливым золотым узором на спинке. Взлет и развитие Тосканы - Флоренции, Сиены, городов поменьше пришлись на Раннее Возрождение, поэтому каждый городок обязательно содержит как минимум одну церковь с ценными фресками 14 века, как правило характерной флорентийской полосатой кладки, окружен мощной крепостной стеной и занимает вершину холма. Семья Медичи тут до сих пор воспринимается как своя, местная, как и ряд римских пап. А потомки других семей, не таких как Медичи, но не сильно менее родовитых, до сих пор тут живут и открывают отели и рестораны в своих клановых фортеццах.

Дом, где я жила, в 19 веке был фермой, а шестнадцать лет назад был моими хозяевами переделан в современную виллу. Они сохранили настоящую внешнюю кладку и старинную внешнюю лестницу, настоящие потолочные балки и арки, но сделали ванные комнаты, современную кухню, и вбухали немало средств в открытый бассейн. Дом и бассейн тоже находятся на вершине холма, поэтому, когда плещешься в воде, можно высовывать нос наружу и смотреть на сбор винограда ниже по склону или просто на просторы, расстилающиеся в пределах взгляда. Благословен климат в стране, где можно закладывать открытые бассейны и пользоваться ими шесть месяцев в году - хотя моя итальянка, рожденная в Риме, морщилась и говорила, что в Тоскане холодно.

Я собиралась пробыть у них дня два-три и двинуть в Триест, провести время у моря и посмотреть на славянско-средиземноморский город. Но добравшись до долины Кьяна, я поняла, что больше не хочу никуда. Оторвать меня от проживания на вилле "Ля Розадина" можно было только рейсом Рим-Москва. Поэтому Мерседес возил меня в окрестные городки (Лучиньяно, Кортона, Синалунга, Фуаяно), но чаще просто стоял у бывших конюшен, ныне гаража. "И пусть в моих поступках не было логики... я не умею жить по-другому."

Еда - местные макароны (пичи), ветчина с дыней или с синими фигами, поркетта (поросенок), купленная в связи с местным сельхозпраздником, пепперончини в масле, в качестве закусок - брускетты (набор тостов с начинками), грибные соусы, утиная грудка с рукколой и бальзамическим уксусом, бараньи колетки, сыры, кувшин молодого красного к обеду, персики, и местный розоватый виноград.

Люди - ну что еще скажешь про нацию, если в разговорнике есть раздел с картинками, посвященная распространенным жестам, гастрономический раздел занимает добрую треть книжки, а для девушек и женщин есть специальная страница, где приводятся примеры, как правильно сказать "Отстань от меня, противный". Все жутко любят пообщаться. В ресторане начинаешь болтать с официантом, иллюстрацией с картинки - курчавым, румяным, в черном фартуке в пол, с подносиком с фигурными бутылочками оливкового масла и уксуса в руках, потом включается хозяин ресторана, соседи по столикам вставляют свои реплики, всем очень весело, официант жалуется, что выучил уже 100 слов по-английски, но надо больше, он бы столько мог присоветовать туристам, а не только про вино и прошутто. Идешь по узкой средневековой улочке круто вниз, итальянка кричит крошечной старушке в соломеной шляпке: "Сеньора, и как Ваши ноги не устают идти в гору?" Сеньора с удовольствием останавливается, чтобы рассказать, что она тут родилась, всю жизнь так живет, и ничего с этим не сделаешь, прохожие с любопытством слушают. Не знаешь итальянского - все равно будут пытаться поболтать, а поскольку язык жестов знают безукоризненно, барьеров не существует. Голландский муж моей итальянки, смеясь, сказал мне, что тоже заразился этой очаровательной манерой, и в его родной Голландии это совершенно не катит. Как-то в Голландии он ехал на такси с несколькими попутчиками, чтобы сэкономить, и пыталлся вызвать их на разговор, но кроме удивленных взглядов, в ответ ничего не получил. "Ну здесь я допустил ошибку - сдуру сказал, что проезжал эти места в 1933 году, а никто из них тогда даже не родился", - смеясь, сказал он мне.

Когда мне пришло время возвращаться, я не ожидала, что это будет ТАК трудно. Я не могла заставить себя вылезти из бассейна, снять банный халат, закрыть книжку с любезно предоставленным мне упоительным китайским романом-семейной сагой эпохи Минь, встать из-за стола с прощальным обедом (моцарелла с помидорами, салат с рукколой, скалопини, зеленая фасоль, кьянти в плетеной бутыли, сливы), закончить разговор о провале партии чентро синистра (социалистов), помахать рукой садовнику Квинто и оставить позади Поццо, Марчиано и Вал ди Кьяну. И впервые в конце путешествия у меня лились из глаз слезы, мешавшие адекватно вести "Мерседес" и разбираться в дорожных указателях, больше похожих на тотемные столбы.

В течение недели я была свободна от любых обязанностей. Была только свобода делать то, что нравится. И красота кругом. Называть это эйфорией или нирваной не совсем правильно. Это была высшая форма спокойного счастья и полного растворения в окружающих небе и холмах. Мое бренное тело покачивалось, распластавшись на голубой глади бассейна, глаза следили за полетом души в ярком небе, а вголове застыла только одна членораздельная мысль: "Мне 28 лет, я в Тоскане, и я счастлива".
Tags: