?

Log in

No account? Create an account

A Day in the Life

Судьба человека - его характер


Читай по губам
elastigirl
kalinnka
Сходили мы недавно на банкетный корабль VIP класса не только посмотреть на Марию Арбатову, но и пообщаться с моим отцом.

У папаши сейчас проблемы в бизнесе. Серьезные. И как водится, наступили все сразу. Проворовавшийся директор, выплата кредита по строительству, перенос производства из одного города Подмосковья в другой, год финансовых убытков. Он даже перестал говорить своей подруге, что пора ей бросать работу и перешел на более дешевые вина. Поэтому он заявился взвинченный, если так можно сказать о полнейшем флегме, и пока бомонд тусовался, папаша сел в уголке и начал выплескивать эмоции. Ровным нескончаемым потоком.

Я уже писала, что чтобы общаться с моим отцом, нужна привычка и понимание правил общения. Цитатка из диалога (извините за ненормативную лексику).

Я: Кстати, можешь меня похвалить - меня процитировали в Wall Street Journal Europe.
Папаша (скосив глаза из-под очков): Да? В качестве кого?
Я: Эксперта.
Папаша: А.
Ploxish (подкалывая): От тебя ждали другой реплики.
Папаша: Ну конечно же, я должен быть очень, очень рад, что такая способная девочка - и уже эксперт в такой херне. Не, я согласен, вы с Ploxish-ем вообще невъебенные! Только при всей вашей невъебенности вам поторопиться бы надо и решить, что у вас за будущее. А то мне что-то непонятно.

Перевод этого разговора: «Не, я все понял, ты классная, если не считать того, что я никогда не понимал твой образ отличницы и твое стремление работать на чужого дядю. Но у меня сейчас все так хреново, что вы с мужем меня бесите своим безоблачным розовым детством и хождениями сцепив ручки. Мне в марте полтинник, жизнь уходит, и вдруг опять приходится решать проблемы.»

Мы сидели рядом на стульчиках, папаша в роскошно сшитом сером костюме слегка облегчил душу, рявкнув на девушку из Deutsche Welle и ведущую аукциона (причем на дойчевеллевскую рявкнул на немецком), и выпил восьмой бокал вина. На его лице с крупными чертами и выдающимся носом ровным счетом ничего не отразилось, но меня вдруг пронзило чувство причастности к его судьбе.

Результат общения трех последних лет - я перестала воспринимать папашу как чужого. И я не знаю, радоваться этому или нет. (Меня по-прежнему глубоко удивляет, как два таких непохожих человека умудрились прожить вместе целых три года? О ЧЕМ они разговаривали?) Оба моих родителя в старости будут далеко не подарки. Мама эмоционально нестабильна и склонна обижаться на меня – в основном потому, что я не уделяю ей достаточно внимания. Отец избалован высоким уровнем жизни, обладает привычкой говорить гадости и проживет, я думаю, до как минимум девяноста пяти лет.

И похоже, кроме меня, некому будет о них заботиться.