June 27th, 2006

elastigirl

День на вдох

Всем привет.

Путешествие по Ставрополью и Оренбуржью войдет в анналы. Про третью поездку в 26 регион напишу как Беня Крик - мало, но смачно, потому как в этот раз воспоминания о славном российском юге сильно затуманены алкоголем. Мы с шефом работали печенью, братались с клиентами и вице-мэрами, и поэтому в самый длинный день в году я доползла до первопрестольной и дооолго отходила от возлияний. А вот поездка в регион 56 заслуживает отдельного поста, так что ждите.

Мне осталось время на работе до пятницы. В пятницу прибывает моя итальянская подруга (несмотря на то, что она на 40 лет меня старше, я считаю ее подругой), и я встречаю ее в "Шарике" на Вольво с шофером, благородно организованным мужем. Кремль-матрешки-шашлыки-музеи-Третьяковка, да.

Мои дед с бабкой (собственно, изначально с итальянкой этой они были друзьями) в связи с готовящимся приездом иностранной гостьи развили бурную деятельность. Бабка под это дело начала покупать себе дорогие кремы для лица (чтобы выглядеть более ухоженной, что ли?), отремонтировала ванную (это стоило нам с супругом таскания нехилых ящичков с плиткой), и сподвигнулась на тотальную уборку дома. Для этого в тридцатиградусную жару была призвана я, чтобы натирать до блеска стекла во всех шкафах и на зеркалах и стирать пыль с поверхностей, докуда последние энцать лет не дотягивалась рука человека.

Деду было сказано лечь на диван и читать газетку, пока мы разбираемся в его берлоге. Но он все понял по-своему и отправился разбирать свои книжные полки, поднимая тучу пыли от старых газетных вырезок и томов. На этот раз произошло знаковое событие - дед добрался до полки с коммунистической литературой. На свалку истории отправился толстый двухтомник "КПСС в резолюциях". Как человек, сделавший прекрасную карьеру в советское время, дед был членом партии, а как интеллектуал, он почитывал-таки специальную литературу. Поэтому с дедовым кряхтением вслед за резолюциями в мешок для помойки последовали "Программа Коммунистической партии Советского Союза, одобренная XXVII съездом", а сверху шлепнулись бердяевские "Истоки и смысл русского коммунизма".

Я спасла две небольшие книжки: маленький с нашим знаменем цвета одного сборник цитат Мао Цзэ Дуна и труд "Перестройка и новое мышление" Горби нашего, оригинальное, между прочим, издание 85 года. Может, визит на Ставрополье повлиял, не знаю.

Бабка иронично следила за процессом, и когда берлога стала напоминать жилье пожилого джентльмена, а два мешка с книгами нашли упокоение на помойке, рассказала мне анекдот времен антиалкогольной кампании. "Лежат Раиса Максимовна и Эдуард Шеварднадзе в постели. Стук в дверь: пришел Горбачев. Шеварднадзе вскакивает и начинает одеваться. Раиса: Эдик, ну что ты нервничаешь? Мы же не пили!"

Хочется думать, что жизненный сценарий у меня слямзен именно бабкин.