September 13th, 2006

elastigirl

Smoothly

Похоже, что вписывание в осень происходит плавно и не без приятности. Голубой плащ на плечах, руки на руле, INXS в дисководе - все вернулось на круги своя. Парковка, яма, ворота, восьмичасовые новости по радио, щетки соскребли несколько желтых листиков, вылезаем и проходим немного по тропинке, "учись хорошо, мой мальчик", и фигурка с портфелем исчезает за дверями.

Круговая развязка, последний взгляд на окна маминой и квартиры и наши балконы, все еще полускрытые листвой, лежачий полицейский, отделение милиции и кулинария, светофор, и вот родной квартал остается позади.

Тоннель, мост, оранжевый Холидей Инн, где мы этим летом провели ночь на девятнадцатом этаже, улица Гиляровского, поворот налево, вереница машин, поворот направо, пустой Олимпийский проспект, Садовое - попробовать успеть под желтый или все-таки поберечься после месяца ремонта?

Цветной бульвар, уход в гору, поворот на Рождественку, заезд на Пушечную. Стоп.
Ручка под бронзу в форме руки с оттопыренным большим пальцем, внутри несколько примелькавшихся ранних пташек типа нас, знакомое оранжевое меню, "нам как всегда", и этот славный бодрящий аромат и вкусная пенка. Пять минут блаженства.

"Хэв э найс дей" - "Ю ту май диар". Еще одна фигура исчезает в сплетении проулочков, моя рука сжимает ключ в кармане, и я неторопливо бреду к машине, привыкая к тому, что теперь до вечера одна. Неглинная, ЦУМ, Vogue Cafe, Бульварное кольцо, налево, Страстной, светофор у Дмитровки, у казино Шангри-Ла сонные швейцары, а у Пушки прям под памятником столпотворение этих стервятников-эвакуаторов, ждущих начала охоты. Направо за Бениханой и перед заслоненным лесами Бенеттоном, вперед к Марриотту, там живет Мадонна и парковаться не дают, зато вон там хотя и сомнительный, но подходящий по ширине просвет, ну-ка... Стоп. Приехали.

Рабочий день начался.