?

Log in

No account? Create an account

A Day in the Life

Судьба человека - его характер


sentimental values
elastigirl
kalinnka

На город свалилась липкая жара. Не такая конечно, как в памятном 2010-м, но достаточная, чтобы второй или третий раз за все прошедшие годы пожалеть об отсутствии кондиционера. В новой квартире он как раз имеется, но к переезду, подозреваю, будет прохладнее. 

В ожидании ключей от новой квартиры помаленьку принялась разбирать шкафы, начав с самого болезненного — книжек. Увы, даже такой ретроград и любительница понюхать бумажную пыль, как я, вынуждена признать, что электронные читалки значительно ослабили принцип сбора коллекции любимых книг. Семейные альбомы отвалились еще в 2007, когда супруг полностью оцифровал и разметил архив (почти полностью, кроме старых черно-белых фото), а до книг похоже очередь дошла только сейчас. Первая итерация разгрузила шкафы на 20% — останки словарей (ушла эпоха), нашумевшие романы, которые не тянет перечитывать, старенькие фамильные томики и всякие домоводческие пособия, которые возьмет мама. Завтра я напрягу силу воли и выкину книжки по бизнесу и стратегии (в которые не заглядываю примерно никогда), возможно что-то из литературы про Битлз (я счастливый обладатель нескольких феерических образцов того, что про Битлз выпускали в СССР в 1989 году), всю классику в бумажных обложках и подрихтую разросшихся Вайля и Гениса (в основном за счет второго). Но если бы это решило вопрос! Некоторые полки священны. Хорошо, не некоторые. Слишком многие. Какие-то сформировали меня (cтандартный набор интеллигентной девочки 80-х — Ремарк, Моэм, Уайлдер, Джойс, Пристли, позднее Фаулз — кстати, маме надо вернуть Стейнбека и Фитцджеральда, и прощай Пруст, я больше не буду делать вид, что тебя читала или собираюсь читать). Какие-то ждут перечитки (Борхес, Маркес). Какие-то — первого прочтения, пусть и годами (Лоуренс Даррелл. Милорад Павич. Гессе, Кафка и Мелвилл (густо краснею). Лесков, Лесков!!! Совсем забыла), но я до них доберусь. Четыре ряда классиков (сами знаете каких) ждут, когда Костя-старшеклассник с неохотой их откроет. Некоторые улыбаются мне (О'Генри, Гашек, Аверченко, Гоголь, Ильф и Петров, Марк Твен — по алфавиту вышло случайно). А еще Довлатов. Полка Пелевина. Полка Алексея Иванова. Аксенов с Лимоновым (да). Целая секция фантастики и фэнтези (вся Игра Престолов, ПСС Дэна Симмонса, и это только to name a few, как говорится). Кейт Аткинсон. Элис Манро. Буковский на русском. Буковский на английском (от отца остался, заберут в хорошие руки). Популярные книги последнего десятилетия (и Донна Тарт, и Джонатан Франзен, которого как раз хотелось бы побольше, и Джоан Роулинг, и Гузель Яхина, и даже Сальников).  Моя английская коллекция (от «Иконы и топора» до «Сна в красном тереме»). Парфеновские тома «Намедни» с его автографом. Хорошие и любимые детские книги. Книги по психологии, специальная литература, фотокниги, путеводители. Коллекция выпусков Дилберта и карикатур Сампе. Начать и кончить!

Вот перечла это все и поняла, что и правда книжный шкаф отстает от меня уже лет на пять. Но расстаться окончательно пока не в силах. 

На фоне этого я расчистила еще одни авгиевы конюшни, а именно свой аккаунт в Ютубе, который, как выяснилось недавно, мальчик Костя подписал на 208 каналов. Двести восемь. Я до этого был подписана от силы на 15. Села чистить, стараясь не удалять его фаворитов. Люди добрые, вы живете и не представляете, какая это бездна (возможностей, потерянного времени, знаний, глупостей, восторга, кошмара — зависит от вашего возраста). Упомяну только одно — у канала Навального 2,7 миллиона подписчиков. Это сопоставимо с каналом «Компот» тинейджера Ромы из Ульяновска (2,1 млн), типичный видос в котором называется «МЫ С ЖИТЕЛЕМ И ПИКСЕЛЕМ СЫГРАЛИ В ПРЯТКИ В ДЕРЕВНЕ В МАЙНКРАФТ 100% ТРОЛЛИНГ ЛОВУШКА MINECRAFT» и который — верьте мне — является самым заурядным. Мне даже как-то жалко стало нашу несистемную оппозицию (хотя конечно такие не сильно впечатляющие цифры имеют массу объяснений). 

Ну и чтобы два раза не вставать, продлим этот и без того многословный текст парой абзацев про свежие культурные переживания. Во-первых, я наконец-то посмотрела раммштайновский клип Deutschland, и сразу же несколько подробных покадровых разборов. Приступ эстетического удовольствия. И некоторая зависть даже к тому, что в Германии есть такой вот Тиль Линдеманн, который может снять сильнейшее видео, нажав на все болевые точки нации, и добьется того, чего хотел — чтобы его обсуждали, расшифровывая смыслы, и таким образом (возможно) что-то для себя переоценивая. Почти сразу после Дойчлянда (так совпало) мы с Плохишом запойно, в священном молчании осилили «Чернобыль». Что тут скажешь. Нет у нас своего Тиля, нет и HBO, которому спасибо за этот шедевр. Я не знаю, как у них такое получилось. Потому меня холерически затрясло, когда прочла, что НТВ собирается снимать свой ответный сериал, где будут присутствовать агенты ЦРУ и КГБ. 

На десерт — любителям поэзии, британских актеров и английского английского: в поисках контента для странички Доминика Веста я открыла сайт The Poetry Hour, где разнообразные актеры читают, помимо известных в России Мильтона, Киплинга, Уайльда, Китса (и много кого еще), менее известных, например, Эмили Дикинсон и Йейтса, и наконец совсем почти неизвестных, таких как Уистен Хью Оден, от которого у меня случился литературный экстаз, причем совсем не потому, что его читал своим хорошо поставленным бархатным голосом Доминик Вест (он как раз не сильно блистал прочувствованным исполнением), а потому что меня, пропустившей в своей жизни поэзию как класс, вдруг вштырило от поэта, которого в русском переводе практически не существует, и даже по тем пяти стихотворениям, которые я послушала, уже понятно, как это обидно. Если интересно, начните с Funeral Blues, который читает Чарльз Дэнс (его сейчас легче всего вспомнить как Тайвина Ланнистера) — https://player.vimeo.com/video/190561788. И на этом мне пора спать.