January 10th, 2021

elastigirl

подчищая хвосты

За истекший год рабочего марафона  отвыкла писать на личные темы. Собственно, зашла в жеже только затем, чтобы виртуально рукой помахать — жива мол пока. Ну и отвлечься от того, что завтра опять в офис, к чему я морально не готова. Странно писать о таком 10 января, но мне нужен отпуск. Желательно не здесь. Желательно с семьей. И недельки на три. 

2020 год выдался очень... однобоким. Год, в котором не было ничего, кроме работы и болезней.  Год не про путешествия, не про отдых,  не про дружеские посиделки, не про спорт, не про секс, не про правильный образ жизни. (Доминика Веста в октябре засекли в Риме целующимся с Лили Коллинз, после чего переписка с ним увяла навсегда — год и не про него тоже оказался.) А с октября и по 31 декабря я просто перешла в какой-то тотальный нон-стоп. Елку и квартиру наряжал муж. Все члены семьи остались без подарков. Новогодний стол ладили мама и подружки. Мой вклад в веселье состоял из (надаренного благодарными партнерами) шампанского и - внезапно — китайского диско-шара за 200 рэ, который я узрела на столе начальницы, выклянчила домой, воткнула в розетку в гостиной — и который оказался просто бомбическим. Под диско-шар мы в звездном составе — Леля, блондин, Плохиш и я — скакали до пяти утра, как будто встречали две тыщи шестой, а не двадцать первый. Потом я ничего не помню до 4 января, когда ко мне начало возвращаться сознание. 

В рабочем плане конечно же это был прорывной год. Я выучила столько, сколько мне не дала предыдущая работа за 5 лет. Освоила линейку согласования нормативно-правовых актов правительства и чуток продвинулась в умениях написания и проработки оных (а также общения с Минфином, Минюстом и аппаратом Правительства). Выступила на радио и во многих крупных онлайн-конференциях. Синдром самозванца заглох. Деловые контакты умножились в разы, на порядки. Регионы и представители индустрии засыпали благодарственными письмами, сувенирами и цветами. (Под конец года одной настырной бабе в интенсивном, бурлящем рабочем чате с регионами сказала, что сейчас «впервые рассержусь». Внезапно чат замолчал на полтора часа, и вот тут-то я поняла, что мои слова имеют значение.) Начальство под конец года также произнесло много чего хорошего в мой адрес, премировало и все такое. Самое главное — теперь я знаю, что могу вести большие проекты от начала до конца. Однажды надо будет пошагово записать, что это такое — федеральный проект с нуля своими руками. 

Чего я НЕ знаю — это того, смогу ли я выдержать еще один такой год. Супруг героически помогал мне с домашними делами, несмотря на свой загруз — а он фактически занят на трех работах. «Если он с Вами в этом году не развелся, то реально любит», — пошутила руководительница, выдавая новогодний подарок, и не сильно погрешила против истины. Ребенка я полгода не видела вообще, а другие полгода в основном спящим. Мне нравится, чем я занимаюсь, но не хочу повторения истории с желто-серой компанией, потому что не помню куска детства старшего сына, пришедшегося на работу там. (Со старшим общение в этом году тоже свелось к бытовым диалогам в телеграмме, но он уже большой, тут дело в другом.)

Я выхожу завтра на работу, потому что мне нужна зарплата за январь. А там посмотрим. Будущее в полном тумане. Добро пожаловать в 2021 год.