The Rain Song

Сезон дождей этим так называемым летом прерывался недели на две, несколько дней назад поменяв название на более соответствующее мраку за окном: осень. Вчера, завершив период кочевой жизни-2017, и сортируя по вешалкам увидевшие заграничное солнце майки и штаны, не могла не задать мирозданию вопрос, зачем в июле поддалась оптимизму и вытащила летний гардероб. 

Съездила со старшим в Швейцарию — любимому Яну 21 числа исполнится ни много ни мало, а 100 (сто) лет, и пропустить этот момент я была просто не в силах. Ян за последние полгода заметно сдал, поэтому рада, что повидала его. Он не строит иллюзий по поводу себя, тяготится собственной слабостью и потерей навыков, и откровенно в этот раз попрощался со мной (и Сашкой). I hope that Life will be generous to you, написал он мне вдогонку (да, он продолжает в сто лет читать и писать емейлы). Семнадцать лет дружбы с ним и так уже огромная щедрость: мое отношение к этому старику точнее всего описывается английским "he means the world to me". Пусть к Яну жизнь проявит максимум милосердия. 

Лозанна, особенно облюбованный мной для жизни пятачок в Уши, в итоге после регулярных приездов, уже становится полуродным городом — узнаю лица продавцов в местных магазинчиках, ориентируюсь в общественном транспорте, привыкла к местному расписанию (в отличие от конских цен) и так далее. Но это не Рим и не Нью-Йорк: пока меня в Лозанне ждут друзья, мне там хорошо, но без них никакого стимула там быть нет, несмотря на красоту, удобство, историю и местонахождение на берегу прекраснейшего озера.

У Сашки же была первая осознанная поездка за границу, и, кажется, он остался под впечатлением (судя по 2 гигам фоток) и доволен (судя по тому, что начал заговаривать о следующей поездке). Посмотрим. 

За лето, помимо роскошных путешествий и нескольких лучших EVER наших с супругом совместных фото, успела мало — поточила ножи, сдала в починку всю обувь, купила новое одеяло и разобрала наиболее вопиющие завалы на балконе. Сейчас надо приступать к малоприятным делам — сдаться стоматологу, доказать налоговой инспекции, что я не верблюд, решить кое-какие юр. вопросы маме, и так далее.  (Боже, какое счастье, что Коке в школу только через год.) Свекр прихварывает, свекровь волнуется и побаивается его оставлять одного, потому до сих пор неясно, кто и как привезет кукунделя домой, но по-любому осталось всего несколько дней. 

Золотой пятак на сетчатке (а также запас портвейна), тем не менее, не дает покамест впасть в уныние, и я храбро ожидаю возвращения младшенького и вступления в Осенний Марафон. Гоп!

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded