Лозаннские новости

Совершенно неожиданное и довольно грустное продолжение получила сага о Яне и Россане. И если честно, ее хочется оставить в уходящем году. 

Ян в конце сентября отпраздновал 100-летие. Когда мы с Сашкой приезжали в гости, он очень многозначительно со мной попрощался. И позже в письме, благодаря за подарки и фото, прибавил нетипичную для него фразу "Надеюсь, жизнь будет щедра с тобой". Помнится, я еще тогда удивилась — с чего бы? Сейчас боюсь, что это письмо оказалось последним за нашу 17-летнюю переписку. 

В октябре Ян сказал Россане, что он принял решение ее покинуть и уезжает в дом престарелых на своей исторической родине, в Голландии. Он мол давно обсудил это с дочерью, она подыскала ему пансион, там сейчас освободилась комната, и через неделю его там ждут. Дочь его поддерживает, потому что Россана уже тоже не девочка в свои 80, и ей нужно следить за собственным здоровьем. Плюс, Россана вроде как была недовольна, что уход за Яном отнимал у нее столько сил и времени? (Тут надо пояснить, что Россана в силу природного характера и темперамента ворчала и стонала на полную мощность, но при этом истово все делала и ни на секунду не помышляла ни от чего отказываться.) Наконец-то она сможет снять с себя мучительные обязанности и спокойно проводить время так, как ей больше всего хочется. И, полностью проигнорировав водопады итальянского возмущенного и негодующего красноречия, Ян таки отбыл в пресловутый пансион. 45 лет брака на этом закончились.

И Россана, и близкий круг друзей, включая меня, долго не могли поверить своим ушам и прочим органам чувств. Я даже спросила, может, мои славянские культурные особенности виноваты, что я не понимаю, как при протестующей живой и дееспособной жене судьбой мужа распоряжается его дочь? Слава богу, остальные друзья-европейцы думали так же. Клэр, 93-летняя подружка Яна, в доме которой под Женевой он подолгу гостевал, даже предложила Россане поехать вместе в Голландию и выкрасть Яна обратно. Еще один семейный друг Пьер рассердился и передал для Яна толстое запечатанное письмо, запретив Россане его читать. 

Россана, абсолютно раздавленная, нашла силы поговорить со мной только накануне его отъезда. 

- И кстати, Нина, ты к 100-летию Яна икру привезла, но там какой-то косяк со сроком годности, мы ее не стали есть. 

— Россана, там все в порядке со сроком годности, я проверяла дважды. Завтра он уезжает навсегда — съешьте уже эту икру! 

— Нет, отравиться икрой — очень опасно, можно умереть! 

— Если отравитесь, то будете как Ромео и Джульетта, они примерно так же закончили отношения. 

Россане идея понравилась, но оба, конечно же, остались живы-здоровы. Она поехала вслед за ним, немного предсказуемо осталась крайне недовольной деревушкой и пансионом, и перед Рождеством отправилась туда во второй раз.  От стадии отрицания она перекочевала в стадию гнева, и перед ее поездкой я выслушала по телефону длительную тираду. Досталось на орехи всем — и дочери Яна-идиотке, и ужасной северной стране с неблагозвучным языком, и отелю, который работает только до 31 декабря, а потом почему-то закрывается, и служащим пансиона, которые конечно же добрые и обходительные, но - натуралементе! - им наплевать на то, что компьютер и принтер Яна постоянно сломаны, и на то, что самому Яну интереснее было бы пообщаться еще с кем-то помимо других столетних овощей-соседей. 

— Похоже, тебе предстоит худшее Рождество в жизни, Россана. 

— Именно так я и сказала по телефону сегодня Клэр. У меня было ужасное Рождество в тот год, когда умерли мама и сестра, но был Ян и  племянницы, и мы в Риме организовали в итоге довольно милое суаре. А теперь у меня вообще нет никого. Мне холодно в постели, Нина! Я не умею спать одна! Этот старый дурак говорит, что я могу наконец ходить по выставкам и делать, что хочу — а я за месяц одиночества из дома-то вышла считанные разы, мне не надо ни еды, ничего. К дьяволу Швейцарию,  я откажусь от квартиры и распродам мебель, но я понятия не имею, что мне теперь делать дальше, куда мне ехать жить?

Я постаралась ободрить ее как могла, но эту боль не ощутить было невозможно. Бедная рагаццина. Пусть следующий год будет к ней милосердным. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded