My mind is more talkative than my mouth, часть 1

Впервые за много лет нет никакой возможности пожаловаться на погоду, потому что она прекрасна. Уже неделя, как Кока ходит в школу, и я с нежностью смотрю, как его стриженую прядями в местном барбер-шопе макушку и загорелую шейку освещают розовые утренние лучи. Сегодня, паркуясь в переулке у работы, увидела в этих же лучах британского коллегу-архитектора на арендованном велике: портфельчик на руле, седые волосы артистично развеваются, национальная невозмутимость на лице  - и при этом явно велик не по росту, неудобный, поэтому в целом фигура прямо просится в скетчи Монти Пайтона а-ля Ministry of Silly Walks. Пожалела, что не засняла, отличный бы вышел кадр.   Короче, по утрам только и делаю, что молю мироздание, чтобы эти безупречные солнечные дни не кончались. 

Что греха таить, и на лето пожаловаться нет никакой возможности, потому что оно тоже получилось прекрасным. Я конечно сидела на измене с мая по август, дергаясь из-за конкурса, о котором тут уже немало написано, но впервые за несколько лет зато поучаствовала в большущем коллективном деле, и отработала хорошо — многие выучили мое имя. В последние дни перед сдачей мой приход на работу превращался в демонстрацию метода management by walking around — пока добиралась до рабочего места, успевала пообщаться с 5-6 коллегами и получить информацию о состоянии дел, а в рабочую столовую заходила, как песенный одессит Костя в пивную — приятный контраст после невидимой и незаметной жизни.  Вкусила всех прелестей проектной романтики — все эти выходные в пустом офисе, пиццы в 22-00, ползание на коленях по черновому варианту presentation board в поиске броских слов для подписей (20 минут убили с пресловутым архитектором-велосипедистом на правильный перевод слова «продолжает», и когда пришли к echo, оба радовались как дети), абсолютно несходящиеся цифры, нервяк последних часов, когда все идет наперекосяк, внесение последних правок в макет в багажнике моей машины прямо у входа в офис конкурсного комитета, и то светлое чувство, когда все сдано, успели вовремя, на выходе мельком цепляешь глазом макет конкурентов и понимаешь, что наш-то получше будет. 

Но конечно лето вышло прекрасным не из-за интенсивной работы. В нем были Цюрих, Бургундия и Лион — блаженный июнь, глоток свежего воздуха, и дальнейшее познание Франции. Будучи воспитанной в позднесоветской и во вторую очередь в американо-английской традиции, я периодически думаю о том, что не поздно разнообразить свой кругозор и французской. Эти канальи знают толк в хорошей жизни. Один из рабочих планов на настоящий момент, хоть и почти уже по ряду обстоятельств отмененный — отпраздновать двадцатилетие нашей с Плохишом свадьбы в Брюгге, но заехать туда через Париж, и я совсем-совсем была бы не против, если бы так получилось. Но об этом потом, отдельная тема. 

Лирически-культурное отступление. Внезапно Париж в октябре собралась мама, даже попросила составить список моих самых любимых мест. Мне в голову сначала пришли только Большие Магазины, поэтому, чтобы заполнить паузу, я робко спросила, не хочет ли она литературных прогулок — типа Париж «Трех Мушкетеров» или там «Проклятых королей», уж не говоря о том, что и ленинская тема не лишена интереса (Ох, кстати, какую я сейчас читаю чумовую книгу Льва Данилкина о Ленине! Просто кусок торта. Никогда не думала, что с увлечением буду глотать десятки страниц о расколе и партийных дрязгах РСДРП в 1909 году, например. Ну и конечно книга, где автор может походя сравнить Ильича с Абу-Назиром из Homeland, дорогого стоит). Мама высказалась сильно за. Полезла было на поиски домашнего адресочка Арамиса, но будучи сильно ушибленной романом «Отверженные», неминуемо отвлеклась на Виктора нашего Гюго. Интересный факт — от Парижа Жана Вальжана осталось едва ли не меньше, чем от Парижа Генриха Наваррского — спасибо революции, Реставрации,  джентрификации и лично барону Осману. А сам Виктор Гюго как Ленин — музей ему можно устраивать чуть ли не в любой точке Франции, если где сам лично и не бывал, то уж точно про все успел написать. Это его многословие и желание написать обо всем сразу,  кстати, один из его двух главных недостатков, сделавших для меня чтение «Отверженных» местами невыносимым.  Отлично понимаю, что это вполне в традиции литераторов 19 века, но всякий раз, когда глаза натыкались на начало абзаца «Надеюсь, читатель простит меня за небольшое отступление», за которым следовало 200 с гаком страниц вообще ненужного (и часто морализаторского) текста, мне хотелось рявнуть «Да нормируйте уже этому чуваку бумагу и чернила!» Второй недостаток, из-за которого книга чудовищно устарела и далеко уступает тем же самым «Войне и миру» или Достоевскому — монохромные персонажи. Иногда мне даже казалось, что это гротеск, но автор оставался категорически серьезным и последовательным — святые продолжали ослепительно сиять, плохие — источать зло, а когда у одного из них случился разрыв шаблона, он прыгнул с моста (который как раз в Париже сохранился, в отличие от гаврошевского слона). Ну и если кого-то не устраивает обабившаяся Наташа Ростова, то прочтите, какой фифой стала к концу книги Козетта, при этом продолжая умилять и мужа, и Жана Вальжана, и автора. Если я когда-нибудь встречу Доминика Веста, скажу ему, что он в корне неправ, заявив, что «Отверженные» сильнее «Войны и мира», и славянский патриотизм тут ни при чем. 

Продолжение следует.


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded