Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

elastigirl

These are the days of our lives

С тех пор, как я где-то на жизненном пути утеряла цель карьерного роста, жить стало гораздо легче. Это одна из причин, почему прошли общероссийские каникулы, подходит к концу январь, а мои личные праздники все продолжаются. Пытаюсь понять, когда же я настолько разлюбила работать, что теперь, здоровая и активная женщина сорока с небольшим, пребываю в перманентном восторге от сидения в четырех стенах,  и не стыдно ли это, часом, но всякий раз понимаю, что ни капельки. Неважно, чем вызван приход счастья (за исключением конечно же тяжелых наркотиков),  если каждое утро настроение — как у Одри Хэпберн, поющей в ночной рубашке I could have danced all night. Снежные завалы, отказы работодателей, мелкие бытовые обидки и даже случившийся намедни прорыв канализации в квартире, обозванный Плохишом «Фекалогейт», с сопутствующей порчей имущества и жизнью без воды пару суток, проходят мимо моего незамутненного состояния духа. Немного волнует денежный вопрос, есть такое, но именно что немного. Время разбрасывать камни, утешаю я себя. 

Наконец нашлось время на косметологические процедуры, что в сочетании с тем, что я высыпаюсь, благотворно повлияло на цвет лица. На очереди — зубная эпопея, к которой морально готовилась два года. Путь до школы пешком составляет 900 метров, до фитнес-зала ровно 1 км, и я бодро накручиваю шаги туда-обратно практически ежедневно в совершенно непубличном, но очень теплом облачении — угги, треники, пуховое пальто. Мы уютно сосуществуем с мужем,  и конечно же, Кокий — семейный генератор позитива с его звонким голосом, потоком рассказов и смешными словечками — мощно подпитывает мою внутреннюю радость. Книжки, сериалы, апельсины, кофе, необременительные домашние дела — я в раю. 

Поймите правильно, я отдаю себе отчет, что это состояние конечно. Но это лишь добавляет прелести каждому дню дома. 

elastigirl

не отрекаются любя

Пространных обращений к доброму дедушке я уже не осилю — на дворе вечер 30-го декабря, и я с трудом заставила себя не оставлять моральный долг перед жежешечкой в старом году. Вообще с точки зрения писания текстов этот год позорен — в свой бумажный дневник, впервые с даты основания в 1986 году, я не сделала ни одной записи, своеобразный рекорд. Сначала было не о чем, потом был рабочий загруз, а потом опять было не о чем. Мда. После олдскульного дневника больше всего пострадал фейсбучек, где накопилось полно левого народа, включая ряд коллег с теперь уже бывшей работы, отчего  желание туда постить резко снизилось (а функцию публикации картиночек с телефончика присвоил инстаграм). Ноутбук я теперь делю со старшим, да и как водится, дома всегда на порядок больше есть чем заняться, чем на работе, поэтому грешные мысли закрыть еще и жж меня исправно посещали в последнее время. Но этот аккаунт, разменявший 15-летие, все же продолжит свое существование; свою тягу к ограничению влияния социальных сетей я удовлетворила отказом от платного аккаунта. Тексты, когда-таки на меня накатывает, хоть убей, но удобнее писать здесь.  

Итоги простые: год был хорошим. В течение года случилось много дней, когда я просыпалась с радостью (а чем старше становишься, тем отчетливее понимаешь, что более важного критерия не существует). В основном эти дни, хе-хе, пришлись на последние три месяца, когда не надо было идти на работу, но к ним нельзя не добавить утра весной, когда я почти месяц просидела с Кокой, болеющим ветрянкой, утра, когда я вставала одержимой идеей довести до конца проект (когда он уже стал получаться), и блаженные просыпания в отпусках в разных странах. Что еще? Погода удалась. Супруг, моя защита и оборона, работал как вол, решал ворох важных семейных и денежных вопросов и нежно меня любил. Старший-таки продвинулся к окончанию вуза.  Младший просто радовал каждый день. Мама почти не болела и была в целом в неплохом состоянии духа. А еще рядом были любимые друзья, а всяческие не-друзья и разнообразные мудаки донимали по минимуму. 

Раз в год я читаю астрологические прогнозы, это часть нашего с мамой любимого и вошедшего в традицию предновогоднего распорядка, такого же как и гадание на киндер-сюрпризах в новогоднюю ночь. Как правило, прогнозы сулят мне упорную работу весь год, и частью ритуала является мамино сетование, что гороскоп недодает мне любви и флирта. В этом году я в кои-то веки понадеялась, что мне посулят карьерные достижения или хотя бы нового работодателя, но не тут-то было: предсказатели и прорицатели единодушны в том, что как раз в 2019 валом повалят любовники, поклонники, секс, и даже возможно дети. Казалось бы, маму это должно было порадовать, но мама с явным сожалением откомментировала в том духе, что мол только этого не хватало. Так что будущее туманно. 

Так вот. В 2019 году очень, очень жажду хороших новых работ себе и мужу, а уж если совсем расхрабриться, то и старшему сыну, пора ему вписываться в социум. Младшему желаю продолжать в том же духе в школе плюс найти хороших друзей. И всем-всем родным и близким здоровья. И чтобы не было войны и всяких крупных катаклизмов, включая, но не ограничиваясь финансовыми кризисами. Дедушка, милый, это не так уж и много. Принеси эти подарки, и я в следующем году напишу тебе на 1000 слов хвалебный пост и куплю на елку лампочек. 

Всех читающих эти строки — с наступающим! Шлю всем свою любовь и пожелания счастья. И до встречи на том же месте в 2019-м. 

elastigirl

Исполнение желаний

Мне очень хотелось погасить долг по кредиткам, не трогая сбережений.

Мне хотелось поехать с Плохишом в путешествие, посвящённое 20-летию свадьбы.

Мне хотелось побольше быть дома: на фитнес по утрам ходить, почаще быть с первоклассником, неторопливо с мамой посещать местный рыночек, может даже завести котёнка вместо умершей Зайки.

Мне было чуть-чуть жалко, что я не дозакупилась разными приятными мелочами в американских аптеках и Whole Foods, и грустно было думать, что теперь я очень нескоро побываю в Штатах.

Мне опостылела работа, но держала зарплата и недоставало волшебного пенделя, чтобы оттуда уйти и наконец разобраться, что делать в жизни дальше.

Все это превосходно решилось за последние пару дней, когда мне наконец-то предложили уволиться за в общем адекватную компенсацию. Я не стала спорить, сегодня мне выплатили деньги, и через неделю мы с мужем летим в Нью-Йорк и Сан-Франциско.

elastigirl

My mind is more talkative than my mouth, часть 4

По стечению обстоятельств и чистому везению я незамутненно счастливый человек. Конечно, бытовуха, беспокойство за родных и приступы саморефлексии частенько убирают улыбку с лица, но в целом у меня все до неприличия хорошо, тьфу-тьфу-тьфу. Скажем так, среднестатистическим субботним утром, попивая из любимой чашки кофеек на уютной кухне и поглядывая на взлохмаченные головы только проснувшихся мужа и мелкого (старший раньше сумерек в среднем по субботам не встает), я представляю собой весьма довольного жизнью индивидуума. И все же путешествия, благодаря игристому в 11 утра, каникулярному настроению и свежим впечатлениям выводят радость на новый уровень: я, распластанная у бассейна под тосканским небом, уплетающая копченую моццареллу у пьяццы Фарнезе, релаксирующая с бокалом просекко в кафе на женском этаже Селфриджес и вышагивающая по Манхэттену, особенно остро счастлива. Поэтому 10 дней одной в Штатах по определению не могли не удаться, что и случилось.

В эту поездку выстрелила шмоточно-гардеробная часть. В моей жизни, надо сказать, шоппинговое везение никогда не коррелирует с объемами талии, а вернее, находится в антагонизме с оным. Нет, неправильно написала. Наоборот — в те в лучшем случае две недели в году, когда я довольна объемом талии, а фото, сделанные посторонними, не вызывают у меня прямых ассоциаций с эксгумированной бегемотихой, у меня нет времени на шоппинг, а даже если есть, то, как правило, приходится на лето и каникулы. Поэтому у меня относительно много летних платьев и туфелек, а осенне-зимний гардероб скуден и нуден. 

В Штаты в прошлом году переехала моя еще по Икее подруга Лена, историю которой (и ее мужа, который активно мелькал тут в жеже в мой желто-серый период)  я оставлю покамест за скобками. Если коротко, то Лена с мужем купили великолепный дом в Коннектикуте (час езды от Гранд Централа в НЙ), завели крутой гриль для сада, взяли из приюта кошку, и зажили той жизнью, о которой давно мечтали, со стороны напоминающей миры Плезантвиля, Вистерии Лэйн и прочих стэпфордов (чисто визуальный ряд, конечно же). Дом — воплощение ее многолетних мечтаний — оказался настолько безупречен, что в нем казалось преступлением не туда положить булавку.  Холодильник являл собой выставку здоровой и вкусной еды, и даже пино нуар в этом доме был только органическим. Каждое утро, открывая глаза в огромной комнате на дубовой кровати, я спрашивала себя, где я, перед тем, как спуститься на завтрак за коттедж чизом, кленовым сиропом и травяным чаем. Редко мне удается вновь почувствовать себя ребенком — в гостях у Лены получилось. 

Я знала, что Лена идеальная хозяйка, но не подозревала, что она еще и очень продвинутый шоппер. Мы поехали в аутлет Вудбери Коммонс, провели там 10 часов почти без передышки и вернулись с набором очень удачных трофеев. Помимо того, что я купила себе чумовую сумку Пол Смит за 270 баксов при оригинальной цене 1300, я воссоединилась наконец с маркой Энн Тейлор, которая продолжает шить штаны и юбки именно по моим лекалам, рассчитанные именно на мой офисно-зимний образ жизни, да еще и по приемлемым ценам. (Умолчим про километровые аутлеты Поло Ральф Лорена, Томми Хильфигера и прочих добротных марок, откуда я выползала с пакетами в человеческий рост.) Под конец Лена открыла мне джинсы Lucky Brand, которые я купила сраз утри пары за какие-то центы, и в которые, благодаря эластану в составе ткани, я даже сейчас, в постотпускном состоянии, нормально влезаю.

Волоча на себе чемодан, в который уже не помещались покупки, и уже делая определенные усилия по застегиванию брюк и юбок, я вернулась на последний уикэнд к Алисе с Костей в Джерси Сити, и вот тут меня поджидал мегасюрприз: Алиса решила отдать мне часть своего гардероба, а это из ряда вон выходящее событие. Я бы меньше обрадовалась, если бы со мной решила поделиться своей коллекцией туфель Кэрри Брэдшоу или даже если раскрыла свои закрома редакция Vogue, потому что я большая поклонница стиля Алисы, а самое главное — мы не сильно различаемся размерами. Я выше и шире, особенно в бедрах, но по плечам все более-менее садится, да размер ноги у нас одинаковый, а на все мои стоны, когда я не влезала в очередную красоту, Алиса лаконично отвечала «Похудеешь!» И была права, ради такого худеть стоит. Летнее пальто, куртка и плащ Бурберри. Плащ Валентино. Шесть пар туфель, включая тру лабутены, ботинки Шанель и босоножки Прада. Различные кофточки и кардиганы столь любимой Алисой марки Juicy Couture. Платья Дианы фон Фюрстенберг.  Внезапно я стала принцессой и иконой стиля. И наконец, когда я в полном ошеломлении уже утрамбовывала гору дизайнерской одежды в дополнительный чемодан, также выданный Алисой, они с ее мамой переглянулись и баскетбольным броском перекинули мне в дрожащие руки шарф-простыню Луи Виттон. 

Алиса, я не знаю, прочтешь ты это или нет, но я теперь каждое утро заглядываю в свое отделение стенного шкафа, и мне ХОРОШО. И когда мы свидимся в следующий раз, я не явлюсь к тебе на порог без твоего любимого Дом Периньона. Пожалуй, я даже это обещание продублирую тебе в чат. И да, с октября я вернусь к интенсиву на домашнем велике, чтобы Новый год встретить в твоем платье с бабочками и на твоих лабутенах. И да, пусть тебе тоже будет ХОРОШО. 

Продолжение следует. 


elastigirl

My mind is more talkative than my mouth, часть 1

Впервые за много лет нет никакой возможности пожаловаться на погоду, потому что она прекрасна. Уже неделя, как Кока ходит в школу, и я с нежностью смотрю, как его стриженую прядями в местном барбер-шопе макушку и загорелую шейку освещают розовые утренние лучи. Сегодня, паркуясь в переулке у работы, увидела в этих же лучах британского коллегу-архитектора на арендованном велике: портфельчик на руле, седые волосы артистично развеваются, национальная невозмутимость на лице  - и при этом явно велик не по росту, неудобный, поэтому в целом фигура прямо просится в скетчи Монти Пайтона а-ля Ministry of Silly Walks. Пожалела, что не засняла, отличный бы вышел кадр.   Короче, по утрам только и делаю, что молю мироздание, чтобы эти безупречные солнечные дни не кончались. 

Что греха таить, и на лето пожаловаться нет никакой возможности, потому что оно тоже получилось прекрасным. Я конечно сидела на измене с мая по август, дергаясь из-за конкурса, о котором тут уже немало написано, но впервые за несколько лет зато поучаствовала в большущем коллективном деле, и отработала хорошо — многие выучили мое имя. В последние дни перед сдачей мой приход на работу превращался в демонстрацию метода management by walking around — пока добиралась до рабочего места, успевала пообщаться с 5-6 коллегами и получить информацию о состоянии дел, а в рабочую столовую заходила, как песенный одессит Костя в пивную — приятный контраст после невидимой и незаметной жизни.  Вкусила всех прелестей проектной романтики — все эти выходные в пустом офисе, пиццы в 22-00, ползание на коленях по черновому варианту presentation board в поиске броских слов для подписей (20 минут убили с пресловутым архитектором-велосипедистом на правильный перевод слова «продолжает», и когда пришли к echo, оба радовались как дети), абсолютно несходящиеся цифры, нервяк последних часов, когда все идет наперекосяк, внесение последних правок в макет в багажнике моей машины прямо у входа в офис конкурсного комитета, и то светлое чувство, когда все сдано, успели вовремя, на выходе мельком цепляешь глазом макет конкурентов и понимаешь, что наш-то получше будет. 

Но конечно лето вышло прекрасным не из-за интенсивной работы. В нем были Цюрих, Бургундия и Лион — блаженный июнь, глоток свежего воздуха, и дальнейшее познание Франции. Будучи воспитанной в позднесоветской и во вторую очередь в американо-английской традиции, я периодически думаю о том, что не поздно разнообразить свой кругозор и французской. Эти канальи знают толк в хорошей жизни. Один из рабочих планов на настоящий момент, хоть и почти уже по ряду обстоятельств отмененный — отпраздновать двадцатилетие нашей с Плохишом свадьбы в Брюгге, но заехать туда через Париж, и я совсем-совсем была бы не против, если бы так получилось. Но об этом потом, отдельная тема. 

Лирически-культурное отступление. Внезапно Париж в октябре собралась мама, даже попросила составить список моих самых любимых мест. Мне в голову сначала пришли только Большие Магазины, поэтому, чтобы заполнить паузу, я робко спросила, не хочет ли она литературных прогулок — типа Париж «Трех Мушкетеров» или там «Проклятых королей», уж не говоря о том, что и ленинская тема не лишена интереса (Ох, кстати, какую я сейчас читаю чумовую книгу Льва Данилкина о Ленине! Просто кусок торта. Никогда не думала, что с увлечением буду глотать десятки страниц о расколе и партийных дрязгах РСДРП в 1909 году, например. Ну и конечно книга, где автор может походя сравнить Ильича с Абу-Назиром из Homeland, дорогого стоит). Мама высказалась сильно за. Полезла было на поиски домашнего адресочка Арамиса, но будучи сильно ушибленной романом «Отверженные», неминуемо отвлеклась на Виктора нашего Гюго. Интересный факт — от Парижа Жана Вальжана осталось едва ли не меньше, чем от Парижа Генриха Наваррского — спасибо революции, Реставрации,  джентрификации и лично барону Осману. А сам Виктор Гюго как Ленин — музей ему можно устраивать чуть ли не в любой точке Франции, если где сам лично и не бывал, то уж точно про все успел написать. Это его многословие и желание написать обо всем сразу,  кстати, один из его двух главных недостатков, сделавших для меня чтение «Отверженных» местами невыносимым.  Отлично понимаю, что это вполне в традиции литераторов 19 века, но всякий раз, когда глаза натыкались на начало абзаца «Надеюсь, читатель простит меня за небольшое отступление», за которым следовало 200 с гаком страниц вообще ненужного (и часто морализаторского) текста, мне хотелось рявнуть «Да нормируйте уже этому чуваку бумагу и чернила!» Второй недостаток, из-за которого книга чудовищно устарела и далеко уступает тем же самым «Войне и миру» или Достоевскому — монохромные персонажи. Иногда мне даже казалось, что это гротеск, но автор оставался категорически серьезным и последовательным — святые продолжали ослепительно сиять, плохие — источать зло, а когда у одного из них случился разрыв шаблона, он прыгнул с моста (который как раз в Париже сохранился, в отличие от гаврошевского слона). Ну и если кого-то не устраивает обабившаяся Наташа Ростова, то прочтите, какой фифой стала к концу книги Козетта, при этом продолжая умилять и мужа, и Жана Вальжана, и автора. Если я когда-нибудь встречу Доминика Веста, скажу ему, что он в корне неправ, заявив, что «Отверженные» сильнее «Войны и мира», и славянский патриотизм тут ни при чем. 

Продолжение следует.


elastigirl

злая я

Поразительно, насколько в момент с меня слетает культурный слой, когда я заболеваю. Этот момент перехода судя по всему хорошо знают врачи. В роддоме только дождавшись в ответ звериного оскала и "плохо" сквозь зубы вместо обычного оптимистичного "нормально", они приступали к активной фазе. Я же как человек, избалованный хорошим самочувствием, не привыкла в самодиагностику включать пункт "ненависть к миру = что-то не так". Поэтому, проснувшись поутру позавчера, я подумала, что у меня просто плохое настроение. Немудрено в последние дни перед майскими, когда уже тянешь на честном слове. Поэтому хмуро, огрызаясь, слегка пнув ногой кошку, едва не рявкнув на младшего, едва не рявкнув на мужа и-таки рявкнув на старшего (бедному старшему достается всегда больше всех), я все же оделась, доползла до работы и ненавидела всех сослуживцев до того момента, пока меня не начал колотить озноб. Тут-то уже стало понятно, что это жжжж неспроста. 

Но мое расписание не предполагало нетрудоспособности. Вечером в детсаду был выпускной, потом мы с мамой должны были заскочить в пару магазинов, на работе я должна была закончить правки большого отчета для одного вредного и конфликтного клиента. Я решила поехать домой, выпить терафлю, поспать полтора часа и огурцом двинуть в детсад — мне почему-то казалось, что у меня легкая ерундовая простуда. Выпускной в детсаду запомнился в основном тем, что меня бесили и мама, и Кокина няня — посмели сесть вокруг меня и щебетать, развели пустословие, понимаешь. Потом я бросила их с Кокой на шоу мыльных пузырей и чаепитие, пошла домой, легла, и проспала примерно 14 часов. В перерывах на терафлю и измерение температуры я продолжала злиться на окружающий мир, который в основном был представлен супругом, не подозревающим о моей метаморфозе. Меня бесило, что он трогает меня, как мне казалось, ледяной рукой. Меня бесило, что он рассказывает о том, как прошел день — хотелось отвечать гадостями из серии "я тут загибаюсь, а ты о работе трындишь". Я злилась, что он не предлагает мне кусачий шарф и банку малинового варенья hot toddy. "Мог бы и догадаться, нет?"— думала я сквозь сон. — "Вот сейчас встану и сама себе сделаю. Демонстративно. Пусть ему будет стыдно. Помру тут, а никто и не подумает мне горяченького сделать." После чего вырубалась опять. 

Самый ад наступил вчера утром, когда с трудом открыв глаза, я поняла, что простуда не прошла, а на работу идти надо. При том, что я давно не считаю правильными героические явления в офис в полудохлом состоянии, у меня не было выхода. Горло болело ппц, говорить было трудно, поэтому я опять не рявкнула ни на кого, кроме уже опытного битого старшего, который заглянул в комнату, участливо спросил, как я, услышал в ответ "херово", протянул "ну я уже и так понял" и испарился, даже не напомнив кинуть денег на телефон (битый, говорю же).  

На работе временно наступило улучшение — я как-то увлеклась, а потом поняла, что колотун больше не бьет, а мир заискивающе улыбается. Но дома меня подстерегали домочадцы, и все они хотели разговоров. Я выслушала трагическую историю домработницы о ее разводе, расшаркалась с няней и душевно распрощалась с ней на лето, что-то даже обсудила со старшим — короче, к приходу мужа ресурс был исчерпан. "Сериал он сел смотреть", — думала я перед сном, легко выходя на привычный круг обвинений. — "Я помру тут, а он сериал смотрит."

Сегодня утром глаза открылись гораздо легче. Озноба не было, но стреляло ухо и ныло горло. 

— Ты со своей новой электрической щеткой заплевала зубной пастой всю ванную! — начал супруг утреннее общение с неверной ноты. (И это говорит человек, после которого в ванной комнате можно плавать. Убить.) 

— Похоже, тебе лучше? — осторожно спросил старший, глядя на сомнамбулическую меня, шатающуюся в направлении кухни. (Нет, не лучше. Убить.)

— Мама, я к приезду бабушки решил скрафтить ружье! — радостно объявил младший, который развел творческую мастерскую на обеденном столе. (Пусть поживет пока.)

Я все сделала. Вредному клиенту все отправлено. Сейчас надо найти силы, чтобы встать из-за стола и поехать домой. Ни малейшей радости не испытываю. Начинаются майские, по этому поводу тоже эмоций ноль.

"Милая, хочу гулять с тобой по ВДНХ и пить пиво", — наивно пишет добрый муж здоровой версии меня. 

"Какое в жопу пиво, у меня горло болит. И вообще я сейчас тут кончусь на месте, а ему гулять подавай." — автоматически реагирует мозг, а по хребту опять вихрится озноб. 

Я знаю, что я-нормальная скоро вернусь. Вот получше станет, и вернусь.

Но пока что — не кантовать.

elastigirl

Гевюрцтраминер в отдельно взятой голове

Наступление весны, как и всегда, напомнило мне, что я уже полгода как сижу в пределах колеи дом-работа-спортзал, и всколыхнуло мечты о путешествиях. Их пока планируется только три, зато какие! 

Сначала будет алко-тур. Поясню, что в моем гороскопе, где-то в недрах небесного дома, отвечающего за друзей, явно фонит какая-то особенно яркая звезда. Мне статистически несправедливо везет с друзьями в принципе. А в частности, например, все эно- и гастро-открытия последних лет мне преподносят на тарелочке два человека, вкус которых не просто развит, а прокачан на порядки. Приехав когда-то в печальный момент жизни погостить на выходные в Цюрих, я не знала, что маленькая вылазка подарит мне двух гуру по лайфстайлу и потянет за собой традицию ежегодного недельного гедонизма. 

Скоро уже в пятый раз Аня, Олег и я поедем в винный тур исследовать пахнущие плесенью погреба и пробовать таящиеся там сокровища, а я ни разу еще толком и не описала, до чего же это прекрасно (о чем Аня уже недвусмысленно намекнула и была чертовски права). В оправдание есть пара уважительных причин. Во-первых, мне не хватает таланта Сергея Курловича из invisible.ru, который даже пост про депрессию может превратить в оружие массовой продажи рекомендациями типа "Укрепляем иммунитет и нервы медовым айсвайном под годный безжалостный блэк-метал". Во-вторых, те несколько дней в году, которые уходят на дегустации еды и напитков лучших европейских провинций, стали прямо-таки священной иконой, на котором в течение остального года боишься оставить отпечатки грязных пальцев. Когда за окном бесконечный московский мартобрь, то воспоминания о собственных ногах в сандалиях  и те кажутся волшебством, что уж тут говорить о полосатых рядах виноградников, горных дорогах, смеющемся наследнике маркизов Гонзаго, панораме реки Доуро, океанском прибое за окном ресторана и запахе цветов и фруктов в мускатике, которым балуется на досуге хозяин очередной тенуты (так, ерунда, несколько сотен бутылок в прошлом сезоне чисто для души)? Боишься спугнуть неправильным словом, ей-богу.

Так вот, за прошедшие годы осилены Альто Адидже, Пьемонт, швейцарский Граубюнден и север Португалии, а в этом году замахнулись на Бургундию - родину шардонне, шабли и того самого красного, четыре бутылки которого вернувшийся к жизни Арамис требует вместе  со шпигованным зайцем, жирным каплуном и жарким из баранины с чесноком. После того как примерно за полгода до путешествия коллективно выбирается регион, Олег, бессменный гид-перевозчик, отвечает за дегустационную часть поездки, изучает Wine Spectator и прочие аналитические источники, списывается с хозяевами, а в путешествии отвечает за дорогу и навигацию. Аня, обладая интуицией тру фуди, отыскивает места для ужинов и ночлега, а в ресторане неизменно выбирает вино (чем значительно облегчает всем задачу вникания в толстенные меню). Я на правах ветерана и со-основателя традиции  имею совещательный голос, но у меня ни единого разу не возникало ни тени желания усомниться в сделанном не мной выборе. Недавно рекрутированный в наши ряды супруг просто всем доволен. Мы как дети предвкушаем вкусное, красивое и приятную роль легких компаньонов. 

Про вторую и третью поездки пока писать откровенно рано. Они очень обе важны для личной жизни, волнуюсь и до конца не верю, что они-таки состоятся. Позднее проболтаюсь. А сейчас — вив ля Франс. 

elastigirl

cutting through complexity

Мой новый начальник, новозеландский толстожоп, обладает массой раздражающих привычек. Он никогда не отвечает на емейлы и развил выгодный для себя склероз. Никто не в курсе его поездок и расписания встреч. Проявил себя как любитель речей в стиле Капитана Очевидность. Колеблется как флюгер во мнениях в зависимости от того, с кем из авторитетов переговорил последним. Возвысил прилипал. И, что особо удручает, решил проводить политику усиления следования процедурам. 

Тут надо пояснить, что это не просто бессмысленно, а втройне бессмысленно. Во-первых, поскольку весь отдел сейчас убивается на двух госконтрактах, соблюдаются все процедуры по и так нелегкому российскому законодательству, попробуй чихни в сторону. Во-вторых, процедуры в рамках нашей компании очень американоцентричны, и заставлять их следовать в условиях отечественной реальности стоит сотен человекочасов и переводчиков, и пиэмов. В-третьих, в ноябре месяце наш офис тотально переходит на Oracle и абсолютно новую систему документооборота, и все теперешние процедуры поменяются. Но начальник провозгласил, и все теперь лопатят бесчисленные формы project review, quality review и так далее от забора до обеда. 

Отдельный маразм — процедуры по безопасности. Нет, бывает и хуже. Для своего проекта в Уральске я должна была пройти тренинги по безопасности, рожденные в недрах большой нефтяной компании (чего стоит их слоган "constant unease"), и прокляла все на свете, но и в нашей много прекрасного. Мой KPI например - сделать за год 24 safety observations и внести их в систему. Плюс, по каждому своему проекту заполнить чеклист по health and safety и также внести в систему (это называется "senior manager observations"). На прошлой неделе выяснилось, что по нашему отделу безобразная статистика подачи пресловутых наблюдений, и никто от менеджера и выше не сделал за прошлый год ни одного. Нам разослали угрожающие письма со списком штрафников (лучших работников отдела, мне прямо приятно было оказаться в этой компании) и назначили дополнительный тренинг по безопасности. На тренинге долго и не сильно закамуфлированно объясняли, что любая фигня засчитывается как наблюдение, вы мол только в системе фиксируйте, и все будет хорошо. Толстожоп заглянул на тренинг на пару минут, брызгая полупрожеванными крошками от печенья, рассказал, как важно занести в систему, что около Старбакса сегодня недостаточно хорошо вытерты полы, приказал всем до конца недели выдать 4 наблюдения и удалился, очень довольный собой. 

Я честно потратила два часа, прошла онлайн шесть курсов по безопасности и  велнесу и придумала два наблюдения. Спросила у лондонского офиса, что у них там люди пишут. Выяснилось, что даже слишком близко стоящие друг к другу стулья — повод для safety observations. Повздыхала. Пошла стырить для вдохновения квадратик шоколада у коллеги, сидящей рядом с толстожопом, и застыла на месте. 

Толстожоп сейчас в процессе смены жилья и припер в офис кучу каких-то баулов, которые он плотно упихал под свой стол, как в ячейку камеры хранения. На столе же его давно образовался классический рабочий бардак, над которым, налепленным на верхний край монитора, вишенкой на торте развевался sticky note "People — Client — Excellence — Safety". Пепел Джимми МакНалти застучал в моем сердце, бормоча "сломай систему - намочи Манту", я вытащила телефончик, сделала красочное фото и с наслаждением внесла в систему наблюдение о заблокированном доступе к розеткам и кабелям, а также плохом примере организации рабочего места. Все равно у меня неуд по годовому ревью, как бы толстожоп ни изображал, что не имеет к этому отношения. Делать из содеянного я тайны не стала, от души поржав с несколькими собратьями из штрафного списка. 

А сегодня со мной особеннно сердечно поздоровался один из наших талантливых архитекторов, тоже попавших в штрафники, британец пенсионного возраста, смирный и правильный. Выяснилось, что вчера он высказывался, что мол надо бы один из чемоданов толстожопа поставить плотнее к пожарному выходу и внести в систему, а когда услышал, что я его опередила, мой рейтинг в его глазах явно поднялся на пару пунктов. Мелочь, а приятно.

elastigirl

столпотворение в сети

Как и большинство современных горожан, я уже не мыслю своей жизни без телефона. Я скорее отдам грабителю кошелек, чем свой айфончик, потому что он и рабочий инструмент, и пульт управления, и любимая игрушка, и главный способ общения с миром. С юности ненавидела висеть на трубке в длительных беседах, и буйный расцвет мессенджеров дал мне толстую оправдательную соломину. Я, конечно, звоню маме, некоторым представителям старшего поколения, кое-каким клиентам, ну и иногда использую ламповые голосовые звонки в экстренных случаях. Все остальное ушло в переписку. Если следующие модели телефонов будут лишены функции звонка (как интересно тогда он будет называться? коммуникатор?), я не сильно буду от этого страдать. 

Моя утренняя рутина с кофе за рабочим столом включает в себя теперь не проверку емейлов — их я просматриваю вместе с погодой и календарем еще в кровати сразу после будильника, сквозь полуприкрытые веки. Нет, за кофе, придя на работу (а еще чаще в такси по пути в офис), я теперь строчу в мессенджере, это время домашнего менеджмента. Мы списываемся с няней и помимо хозблока (во сколько приходить, чем кормить, куда делись варежки) обмениваемся обязательными подбадривающими пожеланиями и сердечками. Симбиоз с няней длится пять лет, и несмотря на ряд ее человеческих недостатков типа чрезмерной болтливости, ее сердце принадлежит Коке, она полна энтузиазма, и я привыкла опираться на нее. Я просматриваю десятки сообщений в двух детсадовских what'sup группах (одна с воспитателями, другая без) — сегодня, например, все выбирают подарки девочкам к 8 марта и немножко срутся по поводу фотосессии на выпускной альбом, а точнее, денежных взносов, так что переписка вялая. Побочно в фоновом режиме обсуждаются два детских дня рождения и отпуск c детьми в Турции на майские. Костя парень общительный, его охотно приглашают в гости, поэтому я, к своему удивлению, оказываюсь затянутой в круговерть детских праздников и совместных отдыхов. 

Покончив с what'sup, перехожу в фейсбучек. Всегда кого-то надо поздравить с днем рождения.  Вот тут можно и параллельно поотвечать на рабочие емейлы и плавно перейти к работе. Сегодня много сижу в ФБ-мессенджере, потому что на этой неделе инициировала переписку с несколькими бывшими коллегами, нашлось, что обсудить, и мы зацепились языками. Все это выливается во встречи живьем, но я рада, поскольку получаются полезные беседы. Да и вообще верю в силу нетворкинга.  

Обед — время просмотра френдленты и каналов Телеграма. В Телеграме я пока только читаю 4 канала (они в режиме mute, смотрю по настроению) и переписываюсь с двумя контактами: бывшим подчиненным, представителем продвинутых миленниалов Колей и старшим сыном. (Последний сейчас вроде как сдает сессию, которую его альтернативно одаренный деканат чудовищно растянул по времени, поэтому просыпается после 15-00 и иногда меня пингует. Но в целом он немногословен и вообще скептично настроен к соц сетям и чатам. Телеграм завел не в последнюю очередь потому, что там прикольные стикеры с Трампом.)  Вайбер же очень замусорился спамом и рекламой, поэтому я им вообще не пользуюсь, но само приложение пока не удалила. В обед просыпаются иностранные друзья, поэтому перекидываюсь словечками и  картинками и с ними (мешая пополам what's up с корпоративным чатиком). И как правило обмениваемся новостями и планами на вечер с мужем. 

Пополудни няня отчитывается о том, что у них все хорошо. Обычно в это время пишет и мама, но на этой неделе она не в настроении. А еще часто оживает группа на четверых "Алкоголь и танцы", в которой сосуществует маленькая коммуна из кары, блондина и нас с Плохишом. У супруга, не могу не насплетничать, в воццапе все группы подобрались с гармонирующими названиями — "Про баб, водку и МВД" (классическая мужская, с двумя лучшими друзьями), "Про пьянство и поиск работы" (бухгалтерши с последней работы, тематика широкая, местами прямо-таки интимная, супруг   обаятельный и привлекательный, поэтому завершать общение даже после ликвидации фирмы бабы не хотят),  к которым вплотную примыкают "Винный тур 2018" и "Sergey does America" с бокалом виски в заголовке. "Алкоголь и танцы" на этой неделе будет активен, потому что в следующие выходные мы готовимся к выезду за город, чего все очень ждут, и я с надеждой жду возобновления переписки и в двух остальных. 

Как правило, последняя волна приходится на поздний вечер. В спортзале (три вечера в неделю) я без телефона и выпадаю из сетевой жизни на 2,5 часа. (Приятный ритуал отдышаться после тренировки, войти в зону доступа и посмотреть, что нападало во время отсутствия.) Вдобавок, после 22 наступает час сов, подруг с разбитыми сердцами и просто работающих как проклятые, у которых личное время приходится на поздний вечер (сама была такой). Все страшные тайны и истории глубоких разочарований я узнаю, когда ползу в душ, чищу зубы и полощу рот Листерином, а откровения и крики души чаще всего получаю уже в полусне, за несколько минут до полной отключки.

Мне крайне интересно, куда это все эволюционирует и как будет выглядеть еще лет через десять. И уж совсем не в состоянии предположить, как наше поколение будет общаться после 60. Про то, как будет общаться юное поколение через 20 лет, я и вообразить не могу. Поживем — увидим.

elastigirl

way down in the hole

Отучившись писать рукой, вымучиваю рождественские письма друзьям за океаном. Список адресатов в этом году ужался еще на строчку, и стопка конвертов маленькая, но и пишу я все реже, поэтому процесс сложный — ни ссылочки не копипастнуть, ни смайлика не воткнуть, как раньше вообще люди жили?

В попытках обрести вдохновение смотрю на карту Америки. Незаметно прошло еще два года, пора ехать опять. Хочу надолго. Хочу начать с Дерри, Мэн, где Стивен Кинг патриотично сосредоточил все ужасы своих книг (при этом, даже не заглядывая в Вики, я уверена, что это милый тихий новоанглийский городок). Потом переместиться в Вермонт, увидеть Джерри. Заехать на денек в Гановер, где уже нет Джорджа, но был, есть и будет Дартмут. Оттуда автобусом в Нью-Йорк и устроить недельный загул с Алисой и Костей. Потом в Балтимор, потому что моя креза по поводу cериала The Wire набрала серьезные обороты. Не настолько серьезные, конечно, чтобы обойти весь Shepherd's Bush в Лондоне в поиске красной двери, за которой живет Доминик Вест, но достаточные, чтобы специально съездить в один из самых проблемных американских городов и запостить селфи, скажем, у здания суда или у доков. 

(Лирическое отступление — сериал и правда суперский, и я откусываю от него по кусочку, относясь к нему гораздо бережнее, чем к вожделенному шоколаду, но мой главный сдвиг по фазе состоит в узнавании в линии Ронда Перлман — Джимми МакНалти себя с Плохишом. Персонажи очень похожи на нас, и их история могла бы быть нашей, сложись чуть иначе обстоятельства. Давно такого отождествления не случалось, не было в сериалах последнего десятилетия "моей" героини. Я могу себя в шутку называть Дейенерис, но только потому, что меня охраняет белый дракон, прикидывающийся недружелюбной к остальным старой кошкой. Так-то я ни Дейенерис, ни Серсея, ни Санса, ни даже простигосподи, Кейтелин Старк. Равно как никогда не считала себя никем из Отчаянных Домохозяек и никем из Секса в БГ. А вот тут прямо проняло старуху. Гляжусь как в зеркало.)

Так вот. После Балтимора - Боб.  В глуши под Питсбургом, но это святое. Бобу в следующем году будет 80. Недавно читала статью про Silent Generation,  ярким представителем которого Боб является, и вспоминала один из разговоров с покойным ныне Шейном, где он говорил "Боб - старая школа, у него всегда все хорошо. Слава богу, мое поколение уже гораздо более открытое." Боб действительно такой. Выкармливал полгода в одиночку после инсульта парализованную жену с ложечки и ни словечком не пожаловался никому, даже ближайшим друзьям (кстати, выкормил, она восстановилась полностью). Его собственная мамаша, впав в деменцию, в практически столетнем возрасте угрожала ему дробовиком с порога, и Боб опять же не делал из этого никакой драмы. После смерти Шейна Боб заскучал настолько, что даже броня старой школы немножко покорежилась - он даже стал озвучивать нехватку общения. А еще его жена Мэри Джин готовит такой мясной рулет... Короче, к нему надо однозначно. 

В Сан-Франциско теперь обитает Мэтт - и его бы охота повидать. Пока я собиралась в Сан-Франциско, где не была с 2002 года, туда успела переехать на три года с мужем из Google и вернуться обратно в Россию подружка. Если подгадать по времени, там может быть и Джефф, который все никак туда не отбудет насовсем. Джефф давно зазывает к себе в район Санта-Моники и лелеет мечту, что когда-нибудь он с Плохишом скатается в дом отца в Аризоне, где у отца есть ружья и можно пострелять, а у самого Джеффа давно на примете имеется забубенный бар, в котором можно подраться с мексиканцами. Нельзя сказать, что я в восторге от таких планов, но если супруг в следующем году получит визу, то Калифорния его точно дождется. 

Друзья и путешествия — безграничный ресурс и способ выживания. 

И за сим сеанс day-dreaming окончен.