Category: авиация

Category was added automatically. Read all entries about "авиация".

elastigirl

нидерландЫ

Ну что вам сказать, товарищи. Завтра у меня внезапно марш-бросок в Южный Казахстан. Две ночи в самолете, Москва-Алматы-Шымкент, Туда и Обратно. "Почувствуйте запах казахской степи, терпкий вкус кумыса, просторный уют юрты." (с)

По возвращении отпишусь, как это было. Экзотика же.
elastigirl

another trip around the sun

Неделя детокса позади. До отпуска доползла в состоянии, близком к коматозу, и только основательные винные дегустации в регионе, который Россана называет Альто Адидже, а Ян Южным Тиролем, меня гальванизировали.

Италия началась с вешалки с самолета. Стиль прохода экипажа к борту напомнил о неделе высокой моды. Демонстрация аварийно-спасательного оборудования отдавала церемонией открытия Олимпиады. Купаясь в лучезарных улыбках, бодрых бонджорно и ловя ухом песни, исполняемые представителями таких прозаичных профессий, как уборщик в туалете, грузчик в привокзальной камере хранения и человек, расставляющий стоечки в аэропорту, не раз серьезно думала, что вся нация сидит на каком-то очень правильном наркотике. Скорее всего, его подмешивают прямо в еду, потому что незамедлительно вспомнилось, как божественно вкусен может быть набор, лежащий в основе средиземноморской кухни - хлеб, сыр, оливковое масло. Хочешь не хочешь, а запоешь. То, что в местечке с названием типа Обен Бозен на вершине горы у самого старого подъемника в Европе нашелся ресторан на восемь столиков, где остался бы жить, пуская слюни и умоляя о добавке, любой мишленовский обозреватель, меня как факт даже не удивило.

Друзья отвезли в поместье маркиза-винодела с фамилией, которая одно время была примерно как Медичи или Сфорца, и даже упоминается в шекспировском "Гамлете". Внезапно я оказалась в аббатстве Даунтон, на которое наложили флер итальянской истории. Высокий белозубый наследник пустил посмотреть на дом, погреба, церковь, прессы, бочки, виноградники, коллекцию старинных тракторов, и пока мы в легком ошеломлении бродили под перголами и среди роз "айсберг", за нами радостно бежали две овчарки и белая толстенькая собачка, любимица старого маркиза, папы Карло, бабушка которой явно согрешила с бультерьером. День оказался из тех, которые отпечатываются на сетчатке глаза. Из поместья я вывезла три бутылки красного с "хорошим потенциалом старения" и твердым решением купить винный холодильник.

Дальше были Лозанна и чудесная all_that, блаженные дни у озера Леман, ну и собственно день, в который я проснулась, и еще не открыв глаза, мысленно возблагодарила всевышнего, за то, что мне все еще столько, сколько есть. "Время тебя не щадит, но до 96 еще очень далеко", безжалостно поздравил Ян, а Россана одарила очередным набором из запасов столового серебра. Они есть, теплые, реальные, живые, и продолжают ругаться между собой, и я благодарна им за то, что они продолжают присутствовать под одним со мной солнцем.

А дома тоже очень неплохо. На работе наконец-то наступило затишье, нет срочных дел, начальство в отпусках, клиенты затихли, с недоверием ухожу из офиса в шесть БЕЗ КОМПЬЮТЕРА, дома читаю Silkworm и сижу на балконе на закате. Я даже готова вернуться послезавтра к тренеру-садисту (тем более, что-таки приняла решение за следующий год снести еще размер-другой). Но вообще август видится мне в приятных хлопотах по дому - обустройство кровати-чердака мелкому, обновление цветовой гаммы спальни потому что у меня бзик на постельном белье, рассадка спатифиллумов, зачистка балконов и гардероба, винный шкаф опять же, походы по выходным  за фруктами на рыночек под окнами в шлепках, прогулки с Карой, и много-много покоя. Я никуда больше до сентября не поеду, славатибехосспади. 
elastigirl

вновь околохоббитское

Что там шутили про любимые сказки и жизненные сценарии? Мол, Элли шляется по дорогам в компании разных мужиков? Я очень любила всю сагу Волкова про Изумрудный город. И вот сейчас, сидя в аэропорту Львова, после двух с половиной дней пребывания в обществе шести мужчин, я понимаю, что это было неспроста.

elastigirl

carried away

Часто, сортируя многочисленные носки и футболки или глядя на грязный снег за окном, я в деталях представляю себе этот путь. Ранний утренний экспресс, в котором крутят слащавую рекламу, сэндвич и кофе в TGI Friday в новом терминале Шереметьево, багажный и паспортный контроль, прогулка по неинтересному дьюти фри, мирные три с половиной часы полудремоты с перерывом на неизменную аэрофлотовскую курицу в качестве обеда. А потом самолет нырнет под облака и попадет в другой мир.

Яркий, шумный, бестолковый и радостный Фьюмичино. Дотрюхаться с чемоданом подарков до самого дальнего края аэропорта, сразиться с автоматом по продаже билетов и победить. Добежать до экспресса Леонардо да Винчи, грязноватый поезд до грязноватого Термини. Выползти, пройти с пятидесятого бинарио до начального десятка у центрального табло под огромной рекламой Армани. Кинуть взгляд на серебристые вытянутые Евростары, купить воды - и в обычный трено реджионале, в некурящий вагон до Ареццо. Щурить от ослепительного света свои непривычные северные глаза и впитывать проносящиеся мимо небо, пинии, холмы. Нажать на кнопку открывания двери в тамбуре, стащить чемодан, спрыгнуть с подножки, бешено замахать рукой старой итальянке в алых брюках. И как в детстве ощутить, что учебный год позади, а сегодня первый день каникул.

Рио-Рио. Потерпи. Я прибуду.