Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

elastigirl

My mind is more talkative than my mouth, часть 1

Впервые за много лет нет никакой возможности пожаловаться на погоду, потому что она прекрасна. Уже неделя, как Кока ходит в школу, и я с нежностью смотрю, как его стриженую прядями в местном барбер-шопе макушку и загорелую шейку освещают розовые утренние лучи. Сегодня, паркуясь в переулке у работы, увидела в этих же лучах британского коллегу-архитектора на арендованном велике: портфельчик на руле, седые волосы артистично развеваются, национальная невозмутимость на лице  - и при этом явно велик не по росту, неудобный, поэтому в целом фигура прямо просится в скетчи Монти Пайтона а-ля Ministry of Silly Walks. Пожалела, что не засняла, отличный бы вышел кадр.   Короче, по утрам только и делаю, что молю мироздание, чтобы эти безупречные солнечные дни не кончались. 

Что греха таить, и на лето пожаловаться нет никакой возможности, потому что оно тоже получилось прекрасным. Я конечно сидела на измене с мая по август, дергаясь из-за конкурса, о котором тут уже немало написано, но впервые за несколько лет зато поучаствовала в большущем коллективном деле, и отработала хорошо — многие выучили мое имя. В последние дни перед сдачей мой приход на работу превращался в демонстрацию метода management by walking around — пока добиралась до рабочего места, успевала пообщаться с 5-6 коллегами и получить информацию о состоянии дел, а в рабочую столовую заходила, как песенный одессит Костя в пивную — приятный контраст после невидимой и незаметной жизни.  Вкусила всех прелестей проектной романтики — все эти выходные в пустом офисе, пиццы в 22-00, ползание на коленях по черновому варианту presentation board в поиске броских слов для подписей (20 минут убили с пресловутым архитектором-велосипедистом на правильный перевод слова «продолжает», и когда пришли к echo, оба радовались как дети), абсолютно несходящиеся цифры, нервяк последних часов, когда все идет наперекосяк, внесение последних правок в макет в багажнике моей машины прямо у входа в офис конкурсного комитета, и то светлое чувство, когда все сдано, успели вовремя, на выходе мельком цепляешь глазом макет конкурентов и понимаешь, что наш-то получше будет. 

Но конечно лето вышло прекрасным не из-за интенсивной работы. В нем были Цюрих, Бургундия и Лион — блаженный июнь, глоток свежего воздуха, и дальнейшее познание Франции. Будучи воспитанной в позднесоветской и во вторую очередь в американо-английской традиции, я периодически думаю о том, что не поздно разнообразить свой кругозор и французской. Эти канальи знают толк в хорошей жизни. Один из рабочих планов на настоящий момент, хоть и почти уже по ряду обстоятельств отмененный — отпраздновать двадцатилетие нашей с Плохишом свадьбы в Брюгге, но заехать туда через Париж, и я совсем-совсем была бы не против, если бы так получилось. Но об этом потом, отдельная тема. 

Лирически-культурное отступление. Внезапно Париж в октябре собралась мама, даже попросила составить список моих самых любимых мест. Мне в голову сначала пришли только Большие Магазины, поэтому, чтобы заполнить паузу, я робко спросила, не хочет ли она литературных прогулок — типа Париж «Трех Мушкетеров» или там «Проклятых королей», уж не говоря о том, что и ленинская тема не лишена интереса (Ох, кстати, какую я сейчас читаю чумовую книгу Льва Данилкина о Ленине! Просто кусок торта. Никогда не думала, что с увлечением буду глотать десятки страниц о расколе и партийных дрязгах РСДРП в 1909 году, например. Ну и конечно книга, где автор может походя сравнить Ильича с Абу-Назиром из Homeland, дорогого стоит). Мама высказалась сильно за. Полезла было на поиски домашнего адресочка Арамиса, но будучи сильно ушибленной романом «Отверженные», неминуемо отвлеклась на Виктора нашего Гюго. Интересный факт — от Парижа Жана Вальжана осталось едва ли не меньше, чем от Парижа Генриха Наваррского — спасибо революции, Реставрации,  джентрификации и лично барону Осману. А сам Виктор Гюго как Ленин — музей ему можно устраивать чуть ли не в любой точке Франции, если где сам лично и не бывал, то уж точно про все успел написать. Это его многословие и желание написать обо всем сразу,  кстати, один из его двух главных недостатков, сделавших для меня чтение «Отверженных» местами невыносимым.  Отлично понимаю, что это вполне в традиции литераторов 19 века, но всякий раз, когда глаза натыкались на начало абзаца «Надеюсь, читатель простит меня за небольшое отступление», за которым следовало 200 с гаком страниц вообще ненужного (и часто морализаторского) текста, мне хотелось рявнуть «Да нормируйте уже этому чуваку бумагу и чернила!» Второй недостаток, из-за которого книга чудовищно устарела и далеко уступает тем же самым «Войне и миру» или Достоевскому — монохромные персонажи. Иногда мне даже казалось, что это гротеск, но автор оставался категорически серьезным и последовательным — святые продолжали ослепительно сиять, плохие — источать зло, а когда у одного из них случился разрыв шаблона, он прыгнул с моста (который как раз в Париже сохранился, в отличие от гаврошевского слона). Ну и если кого-то не устраивает обабившаяся Наташа Ростова, то прочтите, какой фифой стала к концу книги Козетта, при этом продолжая умилять и мужа, и Жана Вальжана, и автора. Если я когда-нибудь встречу Доминика Веста, скажу ему, что он в корне неправ, заявив, что «Отверженные» сильнее «Войны и мира», и славянский патриотизм тут ни при чем. 

Продолжение следует.


elastigirl

понеслось...

И тут накатил потный вал проектной работы. Казахстан не отпускает меня. На сей раз на повестке дня - Уральск.

В аккурат сейчас, крайне уместно, читаю "Вилы" Алексея Иванова, порекомендованные prometa, потому поездка обретает культурно-исторический аспект - увидеть сердце пугачевского бунта. Кстати, книжка - огонь. Полное погружение. Иванову нужно оставаться в своем репертуаре историка и певца уральской романтики, тем более таких больше нет.

(А вот ЧСХ - по рекомендации той же prometa сначала зачла пару детективов Стивена нашего Кинга, и никаких запросов из Новой Англии не последовало.) 
elastigirl

В эту ночь при луне вспоминаю тебя

Обсмотрелась смешариковской "Музотерапии", потому что напрочь забыла об этой серии на несколько лет, и когда Кока дорос до просмотра Смешариков, она внезапно пришлась ну очень кстати. Помимо наглядного примера классического burnout (Лосяш) и прекрасной подборки песен, от Карыча с Совуньей в этой серии веет старшим поколением, от которого в моей жизни сейчас остались только воспоминания, и по которому я скучаю. С натуры срисованы все эти лото, чай с вареньем, книжки рецептов, рояли и ноты, бабочки в рамках и коробочки с секретом. В моем детстве было много таких персонажей - и любимых - пасьянсы, веранды, абажуры, шали, кусты гортензий, альбомы, разговоры... А потом выясняется, что гладили меня по голове и угощали "раковыми шейками" невероятнейшие люди, от которых остались лишь строчки в Вики - "отец-основатель космической механики", "княжна из старого горского рода", "светило физической химии". Про них надо написать море отдельных постов (или хотя бы один, куда свести все обрывки воспоминаний), возможно, скоро на это будет время.

Ну и поскольку меня уже понесло в ностальгические степи, не могу не написать про исторический пароксизм, вызванный экскурсией в Дом на набережной. Много потом читала интернет, пока ход мысли и ряд гиперссылок не побудили меня на поиск биографии собственного прадеда (того, который был разведчиком). К моему удивлению, она нашлась в сборнике "ГРУ в Великой Отечественной войне" (раньше и этого не было), хотя и обрывается 1940 годом (прадед прошел всю Отечественную, за которую получил как минимум два ордена Боевого Красного знамени, и дожил до 1964-го) и является великолепной иллюстрацией к тому, насколько официальная версия отрицает самое интересное. Так, пребывание в японской тюрьме в конце 20-х (факт) отражено только подарочным наганом "За события на Дальнем Востоке", что противоречит следующей строчке той же биографии, где написано, что в те годы прадед трудился штабным шифровальщиком на Кавказском Краснознаменном фронте. 30-е годы, когда он был нелегалом в Австрии, Швеции и Норвегии, в энциклопедии ГРУ отражены как "помощник начальника приграничного разведывательного пункта Киевского военного округа" (без претензий, не писать же "наш резидент в Скандинавии"). При этом простое сопоставление дат и локаций моего прадеда, о которых я знаю (семейные фото и прочее) заставляют меня думать, что он мог знать как минимум Наума Эйтингтона (спланировавшего убийство Троцкого). Боюсь предположить, сколько на самом деле он знал и видел. И увы, некоторые вещи я не узнаю уже никогда.

Так вот, возвращаясь к музотерапии, поскольку посмотрели мы мультик раз двадцать, мальчик Кока запомнил строчки песни "В эту ночь при луне, на чужой стороне // Милый друг, нежный друг, помни ты обо мне" и начал петь. В отличие от Саши, слух у Коки отсутствует начисто, но он трогательно, со старанием выводит слова, потому я не могу не подхватить, и мы с ним тоже поем дуэтом. Вот оно, счастье.

А еще Кока нарисовал папе паспорт. Надеюсь, УФМС присоединится.
elastigirl

c кликом по жизни

На заправке Лукойл мне выдали карту постоянного клиента. (Заправка находится в 2 минутах от дома, и там есть приятный заправщик Шамиль, а не потому, что я продалась нефтяным корпорациям.) Для карты надо было заполнить в онлайне анкету, и тому, кто её делал, явно было все квадратно - то ли последний рабочий день, то ли наорал начальник, то ли бесплатная, но сверхурочная работа - не суть. Короче, я первый раз в жизни должна была дату рождения внести путём помесячного кликания назад. Нет, ручного ввода даты не было, и год выпадающим списком не показывался. 477 кликов меня не сильно испугали, тем более, к тому моменту, когда я посчитала это в уме, я уже откатилась лет на пять, и решила-таки продолжить.

Странное ощущение, скажу я вам. Клик, клик, клик. Январь 2009. Мальчика Коки нет и в проекте, жёлто-серая только что мутно замаячила на горизонте. Клик, клик, сентябрь 2006, квартира пуста и чиста после ремонта, клик, клик, май 2003, у меня ещё нет жеже и я даже отдалённо не подозреваю, на пороге открытия какого пласта я стою, клик-клик-клик, незабвенная однушка на Бабушкинской, младенец Саша, клик-клик-клик-клик, 1995 пропустим полностью, клик-клик-клик, иэххх 93-й удался (вот ведь чертов программер, и не оторвёшься уже), клик-клик, клик-клик, июль 1991, первое лето в Саратове, дождь на пляже, абрикосовая слойка напополам с песком, клик, ещё клик, и ещё, 1989, на даче в очереди за молоком люди в одной руке держат бидончик, а в другой радиоприёмник - слушают съезд народных депутатов, клик-клик-клик-клик, у меня самая красивая тетрадка по биологии в классе - на каждой странице по цветку, раскрашенному фломастерами, клик-клик, мне 10, живу в первом микрорайоне Ясенева, окно моей комнаты над дверями подъезда, и зимними утрами меня будит их хлопание и скребок дворника, клик-клик-клик-клик, обидно, не приняли в пионеры в первый заход, клик-клик-клик, кликкликкликкликкликклик, когда бабушка забирает меня из сада пораньше, мы идём в соки-воды, где из красивых стеклянных цилиндров наливают мандариновый сок, а стаканы очень смешно моют - ставят вверх дном и нажимают, чтобы выскочила струя и ошпарила стакан изнутри. Клик, немного осталось, клик, клик, клик, раннее утро, все спят, а на подоконнике настаивается для меня редька с сахаром от кашля. Верхушка редьки как крышечка, можно её снять, съесть сахар, потом залезть на подоконник и смотреть на улицу Горького. На Центральном телеграфе портреты, это к параду, а часы опять сломались, и глобус не вертится. Интересно, будет салют?

... Клик, клик, клик, июль 1976 года. Путешествие во времени окончено. Путин в ГДР, Горбачёв в Ставрополе. Ельцин в Свердловске, Березовский - старший научный сотрудник, Чубайс - ленинградский доцент, моя 24 летняя мама моет окна с укусом на тринадцатом году брежневской стабильности. Выкуси, Лукойл, я хочу свои 5 литров бесплатно. Конечно я не робот, момент... Что значит "истекла сессия"?

Анкету я заполнила ручкой.
elastigirl

Er War Kein Schöner Mann

Широко описано в литературе явление, когда после смерти близкого человека прокручиваешь в голове последние встречи и разговоры. Многие ищут Знаки, в ряде случаев это превращается и в спровоцированный чувством вины болезненный диалог с самим собой (и ушедшим). Но чаще волей или неволей выбираешь, на какие вехи опираться потом, сквозь годы, какие моменты сохранить в памяти.

*****************************
Он был высоченный. Когда я маленькая хотела на него посмотреть, у меня сваливалась шапка.

*****************************
Он незваный пришел 1 сентября на мой первый школьный день, догнал меня с мамой и отчимом и всунул мне в руки астры. И отстоял всю линейку, возвышаясь над толпой. Я помню его лицо и сейчас, зная его лучше, понимаю, что он был сильно взволнован. Примерно такое же выражение у него было, когда мы забирали Коку из роддома (как правильно, что он был там).

*****************************
Он пришел ко мне в третий класс с только начинавшим говорить сводным братом и нас познакомил. Я, правильная девочка, вынесла из класса показать дневник, ему это было неинтересно. Подарил космическую для 1985 года вещь - японский микрокалькулятор размером и толщиной с кредитку. (Впрочем, тогда я не знала, что такое кредитка, поэтому, скажем, чуть толще карманного календарика.) Потом исчез на много лет.

*****************************
Он прислал мне письмо в 1992 году, где написал, что стал бизнесменом, много зарабатывает и готов присылать мне денег. Первый и последний раз в жизни я написала ответ под диктовку мамы - спасибо, денег не надо. Надеюсь, он его порвал и выбросил. Разбирая его вещи, я нашла другое письмо, написанное примерно тогда же его родителям, с которыми я более-менее поддерживала связь, где извещаю их, что взяла фамилию матери, но это ничего не значит, я останусь дочерью своего отца. Значит, ему было это важно?

*****************************
Он появился в моей общаге в 94-м, вызвав недвусмысленный интерес соседки по комнате - приняла его за моего старшего брата. ("Очень Ваш папа на женщин действовал", сказал наш семейный риэлтер, выражая мне соболезнования.) Ему тогда было столько, сколько сейчас мне. Разговор, впрочем не заладился. Он ушел, ткнув пальцем в висящую на стене одну из моих удачных фото и царапнул на прощание "Умеешь выглядеть, когда захочешь".

*****************************
В 1995 году крымский дед позвал повидаться к нему домой, его самого там не было. Со стен на меня смотрели мои книги и словари, совпадение коллекции кассет в магнитофоне тоже нельзя было объяснить случаем. Основной вывод от посещения его квартиры - то, что я на тот момент считала своей индивидуальностью, было просто генетикой.

*****************************
В 1997 году он попросил одного своего друга-иммигранта приехать ко мне в Дартмут и произвести на меня хорошее впечатление. Друг было и произвел, да нажрался, начал обнимать березки, заигрывать с моей руммейт и порядком утомил. Позже в ту ночь я забирала его из полицейского участка. Мне сдали его на поруки, но и схлопотав судебное разбирательство, друг хотел продолжения банкета. Обозлившись, я отчеканила, чтобы он не дурил, садился в машину и ждал высадки у жены.
- О, вот теперь я узнаю Володьку! Ты и правда его дочь! - последовал радостный ответ.
В тот день мне пришла в голову странная мысль, что если когда-нибудь я буду общаться с отцом (что на тот момент мне казалось крайне маловероятным), его позабавит эта история.

*****************************
В 2001 году он позвонил мне, уже замужней и детной, и сказал, что стал богат и хочет что-то сделать для меня. Например, купить машину. Мотивировал он это решение в своем духе, сказав "Машину тебе может подарить только любовник или отец".  Мать, дед и бабка взвились на дыбы, но их мнение уже не имело решающего значения, потому, поколебавшись, я подарок приняла. С тех пор мы стали мало-помалу общаться, и помимо отца и его тогдашней семьи я обрела дядю, брата, их половин и обширный семейный клан с восточносибирскими корнями.

*****************************
Я долго не знала, как его называть - "папой" звался тот из отчимов, который пришелся на детство, а звать родного отца по имени как-то странно. А вот уяснить манеру его общения оказалось не сложно - он просто всегда говорил то, что думает, а думал он как правило обо всех не очень хорошо - большинство людей этого просто не видели и сильно на него обижались. Как только я это поняла, дело быстро пошло на лад, и он занял место в моей жизни, как недостающий кусочек в паззле. При легкой ироничности тона повседневных разговоров и его в целом негладком характере он незаметно взаправду стал мне отцом - тем, к кому я могла бы придти с любым капризом или просьбой. Не то, чтобы я ощущала потребность капризничать, но сам факт очень сильно грел.

*****************************
В 2006 мы с Плохишом проторчали три недели у него дома, пока у нас шел ремонт. Меня поразила ненапряжность сосуществования - он ничего не просил и не предъявлял никаких претензий, а ведь мы оккупировали его кабинет и спальню, притащили кучу вещей и кошку и в целом были ленивыми жильцами. Все приходили, уходили, ели и убирались когда (и если) вздумается. Он занимался пением, стряпал под настроение очень недурную еду, на всякий случай сковородами, иногда подсаживался поглядеть, что за фильм мы смотрим. Я тогда зажилила у него почитать книжку Роберта Грейвза, которую у меня потом стянули в автосервисе (культурный попался механик), да так и не призналась, и мне все еще немного стыдно.<

*****************************
Годы семейных обеды с шутливыми пикировками между ним и Плохишом, прогулки по Бульварному кольцу, блаженные выходные на даче, его концерты, регулярные обмены книжками и бутылками вина постепенно переросли в ненавязчивые, доверительные отношения. Самой откровенной стала наша пятичасовая беседа весной 13-го, когда я изрядно напилась и долго и нудно изливала ему душу, а он терпеливо слушал. После этого он стал меня более подробно посвящать в свою личную жизнь, которая на тот момент была, мягко говоря, запутанной. Отец не принимал, если не сказать гнал от себя, идею старения - заводил романы с женщинами ненамного старше меня, занимался танцами, бегал на лыжах и хотел еще детей. Его право - он был еще очень молод и выглядел здоровым и сильным.

*****************************
Последние полгода вспоминаются пунктиром - август, он протягивает забытые мной в ресторане цветы; ноябрь, мы обмываем мою машину, и впервые (вот пошли они, Знаки, если бы мне было нужно их найти) я произношу в его честь маленький спич; Новый год - впервые справляем вместе у него на даче, выбрали одинаковые закуски к столу, танцы, узо, "Я редко тебе это говорю, а надо бы почаще. Ты стала очень красивая - пусть в Новом году ты поменьше будешь заниматься работой, а побольше просто будешь красивой" 1 января долгая прогулка по селу и окрестностям, мы идем бок о бок, неспешно разговаривая, он в хорошем настроении, благодушен, делится планами по бизнесу и по даче, дает мне советы про работу, мы горячо спорим про Сашкино будущее - так и не приходим к согласию. Я ради прикола фотографирую через окно кухни, как в зипуне и чунях он бродит по участку, высоченная фигура на фоне снега и нескошенных стеблей. На прощание он настаивает, чтобы я к следующему разу испекла ему пирог с капустой.

Следующего раза не случилось.

*****************************
Мне упорно продолжает казаться, что он решил не справлять 60-летие, а уехал на дачу - просто туда, где он сейчас, нельзя позвонить. В его мире кипит на плите чайник, ждет заварка с чабрецом, в духовке греется лаваш, на столе помидоры с брынзой. Он гуляет, музицирует и читает Рудольфа Штайнера, и ему там хорошо.

С днем рождения, папа.
elastigirl

бродский, без названия

Голландия есть плоская страна,
переходящая в конечном счете в море,
которое и есть, в конечном счете,
Голландия. Непойманные рыбы,
беседуя друг с дружкой по-голландски,
убеждены, что их свобода - смесь
гравюры с кружевом. В Голландии нельзя
подняться в горы, умереть от жажды;
еще трудней - оставить четкий след,
уехав из дому на велосипеде,
уплыв - тем более. Воспоминания -
Голландия. И никакой плотиной
их не удержишь. В этом смысле я
живу в Голландии уже гораздо дольше,
чем волны местные, катящиеся вдаль
без адреса. Как эти строки.

1993
elastigirl

самоедюкейшен

Покойная Валерия Ильинична и дай ему долгих лет жизни мистер Джеймс Биллингтон в толковании некоторых моментов российской истории прямо-таки поют в унисон. Однако "Икону и топор" пока осилила лишь наполовину, застряв на Александре I. Посмотрим, что хороший старательный западный историк напишет про последующие 150 лет. Судя по названию книги, он разобрался, что к чему.

А о поэтах все-таки мне больше любо читать Петра Вайля. Что нисколько не умаляет заслуги пылкой принципиальной Девы, удел которой конечно же был - с обнаженной грудью на баррикады. Никаких полутонов. Очерк о Ленине заканчивается словами "будь ты проклят." Зато сколько произведений, преподносимых в мейнстриме, как сокровища русской классики, она честно и без капли сомнений называет кошмарами, графоманией и бездарностью.

В дальнейших литературных планах - братья Карамазовы. Первый и последний раз читала в 98 году, ни хрена не помню и скорее всего ничегошеньки не поняла. Новодворская, надо сказать, превосходно проехалась и по Федормихалычу. О сколько нам открытий чудных. Так и Анну Каренину перечитаю.

elastigirl

здравствуйшкола

Накануне старшой готовился к первому сентябрю. Пока я наглаживала рубашки и форму, он скорбно оглядывал только весной купленные парадные ботинки.

- Посмотри, что с ними стало! Замялись и потрескались! А ведь всего разок под дождь попал.

Видок у ботинок и в самом деле был так себе, за что юноша получил нравоучительную беседу об уходе за вещами и цене денег, не падающих с неба. Слегка надулся, напихал в них бумаги и начистил до блеска.

На линейку меня не взяли - в ответ на просьбу поприсутствовать отрок кисло сказал "Мама, ты речь Гитлера хоть раз слышала? Будет примерно то же самое." Так что в семь утра, с грацией и бесшумностью бешеного слона, продирающегося через джунгли, Сахен отбыл на встречу со своим девятым бэ.

Акт второй последовал часом позже, когда супруг начал паковать вещи для убытия в Петропавловск-Камчатский.

- Эээээ, - прогудел он из шкафа. - А ты не видела случаем мои ботинки?

Так Плохиш улетел на очень дальний восток в новеньких, но жмущих "оксфордах".  Снабдила его пачкой мозольного пластыря - жалко местных, ведь, по меткому выражению кариссимы, "проверяющий в ботинках на размер меньше - почти что Гитлер".

А то, что фюрер целых два раза упомянут в одном посте - чистая случайность.
elastigirl

La Rosadina

Друзья мои,

Я свято верю в силу сарафанного радио и потому обращаюсь с просьбой. Доношу до вас следующую информацию: немолодая супружеская пара, которая периодически упоминалась в этом жж, продает свой дом в Тоскане. Им стало трудновато его содержать, и они хотят переехать в поселение для престарелых в Швейцарии. В связи со сложной ситуации на рынке недвижимости покупателей маловато, так что очень хочу им помочь.

Прекрасно понимаю, что у большинства нет друзей и знакомых, готовых с ходу выложить много евро. Но вдруг завтра вы пойдете на вечеринку, окажетесь в лифте с крупным начальнегом или просто услышите разговор? Социальные связи непредсказуемы.

Дом - традиционная тосканская ферма, тщательно переоборудованная под надзором специалиста по истории искусств, чтобы сохранить дух старины, но при этом жить с комфортом. Он для тех, кто захочет в нем проводить длительное время - жить, а не проводить две недели отпуска.

Collapse )
Дом расположен на холме в долине Val di Chiana, с которого открывается 350° обзор на четыре окрестных средневековых городка: прямо напротив, на гребне горы, Лучиньяно (Lucignano, позади которого заходит солнце, направо - Монте Сансавино (Monte Sansavino) и Марчиано (Marciano), налево на большем удалении - Синалунга (Sinalunga).

Вот вам кое-какие фотографии.


Ближайший городок Поццо (Pozzo) с его продуктовыми магазинами расположен в 2-3 км. При этом в пределах 1 км от дома находится всего один соседский (в 200 м). (Ближайшие соседи, кстати - винная ферма и семья Кончаловских.) Дом удобно расположен в 7 км от трассы А1 национального значения (Рим-Флоренция-Милан), 26 км от крупной железнодорожной станции в Ареццо и удобном доступе до аэропортов Флоренции и Пизы. До побережья - чуть больше часа езды на машине. (Дома у моря стоят в шесть раз дороже.)

Близко располагаются такие центры культуры и искусства, как провинции Тоскана и Умбрия, которые слишком хорошо известны, чтобы упоминать об этом отдельно. Кроме того, в каждом городке по соседству есть объекты старины и шедевры, которые будет интересно посетить и осмотреть.

От себя добавлю - это не дом, а рай на земле.

Обращайтесь в комменты :).