?

Log in

No account? Create an account

A Day in the Life

Судьба человека - его характер


Entries by category: литература

sentimental values
elastigirl
kalinnka

На город свалилась липкая жара. Не такая конечно, как в памятном 2010-м, но достаточная, чтобы второй или третий раз за все прошедшие годы пожалеть об отсутствии кондиционера. В новой квартире он как раз имеется, но к переезду, подозреваю, будет прохладнее. 

В ожидании ключей от новой квартиры помаленьку принялась разбирать шкафы, начав с самого болезненного — книжек. Увы, даже такой ретроград и любительница понюхать бумажную пыль, как я, вынуждена признать, что электронные читалки значительно ослабили принцип сбора коллекции любимых книг. Семейные альбомы отвалились еще в 2007, когда супруг полностью оцифровал и разметил архив (почти полностью, кроме старых черно-белых фото), а до книг похоже очередь дошла только сейчас. Первая итерация разгрузила шкафы на 20% — останки словарей (ушла эпоха), нашумевшие романы, которые не тянет перечитывать, старенькие фамильные томики и всякие домоводческие пособия, которые возьмет мама. Завтра я напрягу силу воли и выкину книжки по бизнесу и стратегии (в которые не заглядываю примерно никогда), возможно что-то из литературы про Битлз (я счастливый обладатель нескольких феерических образцов того, что про Битлз выпускали в СССР в 1989 году), всю классику в бумажных обложках и подрихтую разросшихся Вайля и Гениса (в основном за счет второго). Но если бы это решило вопрос! Некоторые полки священны. Хорошо, не некоторые. Слишком многие. Какие-то сформировали меня (cтандартный набор интеллигентной девочки 80-х — Ремарк, Моэм, Уайлдер, Джойс, Пристли, позднее Фаулз — кстати, маме надо вернуть Стейнбека и Фитцджеральда, и прощай Пруст, я больше не буду делать вид, что тебя читала или собираюсь читать). Какие-то ждут перечитки (Борхес, Маркес). Какие-то — первого прочтения, пусть и годами (Лоуренс Даррелл. Милорад Павич. Гессе, Кафка и Мелвилл (густо краснею). Лесков, Лесков!!! Совсем забыла), но я до них доберусь. Четыре ряда классиков (сами знаете каких) ждут, когда Костя-старшеклассник с неохотой их откроет. Некоторые улыбаются мне (О'Генри, Гашек, Аверченко, Гоголь, Ильф и Петров, Марк Твен — по алфавиту вышло случайно). А еще Довлатов. Полка Пелевина. Полка Алексея Иванова. Аксенов с Лимоновым (да). Целая секция фантастики и фэнтези (вся Игра Престолов, ПСС Дэна Симмонса, и это только to name a few, как говорится). Кейт Аткинсон. Элис Манро. Буковский на русском. Буковский на английском (от отца остался, заберут в хорошие руки). Популярные книги последнего десятилетия (и Донна Тарт, и Джонатан Франзен, которого как раз хотелось бы побольше, и Джоан Роулинг, и Гузель Яхина, и даже Сальников).  Моя английская коллекция (от «Иконы и топора» до «Сна в красном тереме»). Парфеновские тома «Намедни» с его автографом. Хорошие и любимые детские книги. Книги по психологии, специальная литература, фотокниги, путеводители. Коллекция выпусков Дилберта и карикатур Сампе. Начать и кончить!

Вот перечла это все и поняла, что и правда книжный шкаф отстает от меня уже лет на пять. Но расстаться окончательно пока не в силах. 

На фоне этого я расчистила еще одни авгиевы конюшни, а именно свой аккаунт в Ютубе, который, как выяснилось недавно, мальчик Костя подписал на 208 каналов. Двести восемь. Я до этого был подписана от силы на 15. Села чистить, стараясь не удалять его фаворитов. Люди добрые, вы живете и не представляете, какая это бездна (возможностей, потерянного времени, знаний, глупостей, восторга, кошмара — зависит от вашего возраста). Упомяну только одно — у канала Навального 2,7 миллиона подписчиков. Это сопоставимо с каналом «Компот» тинейджера Ромы из Ульяновска (2,1 млн), типичный видос в котором называется «МЫ С ЖИТЕЛЕМ И ПИКСЕЛЕМ СЫГРАЛИ В ПРЯТКИ В ДЕРЕВНЕ В МАЙНКРАФТ 100% ТРОЛЛИНГ ЛОВУШКА MINECRAFT» и который — верьте мне — является самым заурядным. Мне даже как-то жалко стало нашу несистемную оппозицию (хотя конечно такие не сильно впечатляющие цифры имеют массу объяснений). 

Ну и чтобы два раза не вставать, продлим этот и без того многословный текст парой абзацев про свежие культурные переживания. Во-первых, я наконец-то посмотрела раммштайновский клип Deutschland, и сразу же несколько подробных покадровых разборов. Приступ эстетического удовольствия. И некоторая зависть даже к тому, что в Германии есть такой вот Тиль Линдеманн, который может снять сильнейшее видео, нажав на все болевые точки нации, и добьется того, чего хотел — чтобы его обсуждали, расшифровывая смыслы, и таким образом (возможно) что-то для себя переоценивая. Почти сразу после Дойчлянда (так совпало) мы с Плохишом запойно, в священном молчании осилили «Чернобыль». Что тут скажешь. Нет у нас своего Тиля, нет и HBO, которому спасибо за этот шедевр. Я не знаю, как у них такое получилось. Потому меня холерически затрясло, когда прочла, что НТВ собирается снимать свой ответный сериал, где будут присутствовать агенты ЦРУ и КГБ. 

На десерт — любителям поэзии, британских актеров и английского английского: в поисках контента для странички Доминика Веста я открыла сайт The Poetry Hour, где разнообразные актеры читают, помимо известных в России Мильтона, Киплинга, Уайльда, Китса (и много кого еще), менее известных, например, Эмили Дикинсон и Йейтса, и наконец совсем почти неизвестных, таких как Уистен Хью Оден, от которого у меня случился литературный экстаз, причем совсем не потому, что его читал своим хорошо поставленным бархатным голосом Доминик Вест (он как раз не сильно блистал прочувствованным исполнением), а потому что меня, пропустившей в своей жизни поэзию как класс, вдруг вштырило от поэта, которого в русском переводе практически не существует, и даже по тем пяти стихотворениям, которые я послушала, уже понятно, как это обидно. Если интересно, начните с Funeral Blues, который читает Чарльз Дэнс (его сейчас легче всего вспомнить как Тайвина Ланнистера) — https://player.vimeo.com/video/190561788. И на этом мне пора спать. 



My mind is more talkative than my mouth, часть 3
elastigirl
kalinnka

Теперь  о любимой стране, куда опять получилось съездить. Первую неделю я показывала старшему сыну все, что сочла нужным, чтобы он полюбил Америку, но он давно умеет пользоваться Интернетом, и посему мои пункты повестки разнообразил своими. Так что помимо Мемориала 9/11 и Metropolitan Museum of Art мы провели некоторое время в специфичных заведениях типа трехэтажного оазиса любителей всего японского Kinokuniya или магазине, где продают разнообразные меморабилии Warhammer и иже с ним. Поскольку Нью-Йорк — Клондайк для любых интересов, он остался доволен. Конечно, прочая показательная часть также была отработана — паромчик от Colgate Clock до Battery Park, стейк в одном из старейших стейкхаусов в районе Уолл-Стрит, лобстеры в Chelsea Market, тур по NBC Studios, длительные бродилки по одному из последних выживших Barnes and Noble, и да, посещение мюзикла The Book of Mormon, потому что в Россию его не привезут никогда. Я видела его уже третий раз, и с каждым разом мне он нравится все больше. 

Мы обитали через Гудзон от Нижнего Манхэтенна, то есть технически уже в Джерси Сити, в уютной двушке на первом этаже, которую на air bnb сдавала наша соотечественница. Спросонья каждое утро мне чудилось, что я в Саратове — позванивал трамвайчик, доносились детские голоса из какой-то местной началки неподалеку. Саше же понравилась местная аптека, она же супермаркет, до которой было два шага, и где он не без удовольствия закупался колой. Вкусив, так сказать, нью-йоркского величия и шума, мы поехали повидаться с Бобом в маленький городок в западной части Пенсильвании. Там около нашего отеля располагалась классическая торговая плаза с Волмартом, Макдаком и Данкин Донатс, где мы тоже паслись регулярно. Когда после очень долгого перерыва зашла в Волмарт и на полках готовой еды увидела все те же бадейки с картофельным и макаронным салатами, что и двадцать лет назад, была очень растрогана: время не властно над истинными ценностями. 

Время, к превеликому моему волнению, начало показывать власть над Бобом. Боб, обычно бодрый и непоседливый, за последние два года согнулся в спине, начал с трудом вставать и садиться, и с явным напряжением водить машину, пару раз на ровном месте даже цеплял бордюры. Впрочем, его жизнерадостность и любознательность никуда не пропали. Мы совершили обязательный большой круг по городку и кампусу (где Боба знает каждая собака, поэтому каждые несколько минут с кем-то здоровались и жали руки), зашли в очаровательный местный музей (живая иллюстрация к Тому Сойеру и Джанго освобожденному), где узнали про Whiskey Rebellion и участие местных в аболиционизме, сходили в его излюбленный кабачок (порции рассчитаны на пенсильванских лесорубов и углежогов, на десерт умопомрачительный арахисовый чизкейк, который я доедала в отеле еще два дня), конечно же, отведали изумительный ужин в исполнении Мэри Джин, и один раз, пока Саша спал, Боб и я выбрались на длинный завтрак (бекон, яичница, толстые блинчики, джем, как минимум 4 рефилла кофе с молоком — и все за 20 баксов на двоих), где делились взглядами на встречу Путина и Трампа, перспективы центра Карнеги в России, блокировку Телеграмма, историю со Скрипалями и прочие животрепещущие темы. Как и  всегда после таких завтраков, я вспомнила, что вообще-то ради этого — неугомонных блестящих глаз за очками, вопросов и рассуждений, громкого смеха — я и приехала. 

Еще в мае я озаботилась подарком к 80-летию Боба и получила автограф М.С. Горбачева с парой теплых слов на книжке оного «Остаюсь оптимистом» (кажется, я раньше в жеже про это писала). В самолете я ее старательно прочитала, чтобы быть способной пересказать Бобу, поскольку перевода на английский не предвидится. Книжка вышла очень обтекаемая, вполне в духе Михаил Сергеевича, поэтому англоязычная аудитория немного потеряла. Одно исключение — строки, посвященные Ельцину, где никакая редактура не может смягчить злости и досады к давно уже умершему сопернику, который заставил отправиться Горбачева на покой в цветущем для политика шестидесятилетнем возрасте.  Буквально на следущее утро Боб, по своему обыкновению встающий в 5 утра, к завтраку проглотил добрую четверть книжки (я недооценивала его умение читать по-русски), первым делом схватившись за страницы про путч, и прекрасно уловил тональность горбачевских описаний. «Хоть когда-то ему стоило задать себе вопрос — может, Ельцин просто лучше как политик?» — искрясь и по-американски в яблочко, резюмировал он и переключился на рассказ о своих публичных баталиях с Майклом МакФоллом, бывшим послом США в России. 

Но самым главным событием конечно же была стрельба. Боб и его коллега, профессор физики, отвезли Сашку на стрельбище, которое гордится своим выбором автоматического оружия. Главный там был конечно же бывший военный, а ныне классический американский дядька в джинсах, здоровый, правильный, добродушный (сколько таких на просторах между восточным и западным побережьем, затрудняюсь сказать, но это истинное сокровище нации). Сашка пострелял из кучи всяких редких стволов, включая ручной пулемет и какую-то футуристически выглядящую бельгийскую дуру, и остался крайне доволен. Я же подарила дядьке маленькую гжельскую пушечку (ради визита русских гостей стрельбище закрылось на два часа позже), и он потом два дня писал мне благодарности в фейсбуке. 

В последний день Боб вытащил нас в «новый торговый центр, который я терпеть не могу, но моя дочь обожает, значит и вам он понравится», который оказался новеньким аутлет-центром. Сердце моего консервативного старшего сына слегка оттаяло, и он неплохо закупился джинсами, даже включая одни бежевые (революция!), и кое-какими другими шмоточками братьев Брукс. Впрочем, я от него не отставала, да и sales tax в Пенсильвании очень приятный по сравнению с Нью-Йорком. Боб все время честно просидел в кофейне за очередным политико-историческим трудом. Мне как-то хреново думать, что возможно я его больше не увижу. Слава богу, не так давно я настояла, чтобы он познакомил меня (пусть и виртуально) со своей дочерью, по крайней мере, я буду в курсе, если что случится. 

В Вашингтон мы заскочили на день, сняли все подобающие туристам фоточки, «сделали Молл» в тридцатидвухградусной жаре, после чего нас хватило только доползти до отеля. Как выяснилось, он располагался в очаровательном районе Фогги Боттом, граничащем с кампусом университета Джорджа Вашингтона, а потому населенным учеными и хипстерами. В итоге, выйдя вечером за едой, мы невольно приобщились к миру Whole Foods со всеми его эко-, био-, вегано-, органик- и torture-free прибамбасами, не понравившемуся скептику сыну (за исключением, пожалуй, кокосового мороженого) и безумно полюбившемуся мне (после отъезда старшого я с наслаждением затоварилась в коннектикутском Whole Foods и буду делать это еще). После чего мы с чадушком вернулись в НЙ, урвав по дороге красную кепку Make America Great Again (исторический уже сувенир, а чо), провели час за упаковкой и взвешиванием его чемодана, и понеслись в JFK. Не знаю, что думает мой сын, но я сделала, что смогла — и проводив его, пошла пить с Костей и Алисой на крышу отеля с видом на Манхэттен, и было мне хорошо.


в обществе собственной грузной тени
elastigirl
kalinnka
Как человек, чуждый поэзии и в принципе предпочитающий легкое чтиво сложному, я только сейчас в гомеопатических дозах начинаю засовывать нос в стихи. К этому, за неимением учителя и незнанием основ анализа поэтических текстов, я подхожу примерно как к дегустации вин в алкотурах - зацепило, значит надо брать. Когда находится и заседает в голове какое-то особо удачное двустишие или сочетание (сегодня вот например на ровном месте вспомнилось есенинское "осыпает мозги алкоголь"), мне становится жаль, какой космос проходит и большей частью пройдет мимо меня, потому что жизни не хватит все это прочесть, переварить и осознать.

Чаще всего это Бродский. И потому, что почти современник, и потому, что мне близко его увлечение баловаться комбинациями высокого штиля с блатным жаргоном, и самоирония ("Но, видать, не судьба, и года не те// И уже седина стыдно молвить -- где"). А в основном потому, что он гениален, и его гений едва ли не больше пушкинского. Я понимаю хорошо если несколько процентов его стихов, мне не хватает ни эрудиции, ни глубины, ни вдумчивости, но когда до меня доходит смысл, строчки бьют наотмашь. На то, чтобы прекратить бормотать "Я сижу у окна. Я помыл посуду//Я был счастлив здесь, и уже не буду", мне потребовался месяц.

Или вот недавно - всплыло в связи с книгой Анны Старобинец "Посмотри на меня", которую я не прочту никогда, потому что некоторые книги и подвиг их авторов я предпочитаю глубоко уважать на расстоянии. Насколько сильно чутье слова у Старобинец, что она выбрала своей истории название, в итоге придавшее дополнительный - страшный - смысл четверостишию Бродского (она пишет, что стихотворения этого раньше не читала).

Навсегда расстаемся с тобой, дружок.
Нарисуй на бумаге простой кружок.
Это буду я: ничего внутри.
Посмотри на него -- и потом сотри.

Земную жизнь пройдя до половины
new year
kalinnka
Вчера мне стукнуло 38,5. Возраст Гомера Симпсона, услышавшего по радио о средней продолжительности жизни и понявшего, что он уже перешагнул в ее, эээ, заключительную, вторую часть. Слегка хандрю. Именно что слегка, потому что жаловаться ну абсолютно не на что. Малейший приступ проектной деятельности - и настроение моментально вернется к обычному позитивному. Но сейчас я смотрю в серое окно, за которым зима еле-еле на середине, не без мрачности подсчитываю финансы (а кому сейчас легко?), и мысль неминуемо перетекает в "мне скоро сорок".

Если отвлечься от стенаний внутреннего голоса "тебе скоро сорок, а ты так и не поносила легкомысленных юбочек и платьев с голой спиной" и прочей подобной фигни, основной дискомфорт вызывает мысль, что КАК-ТО БЛИН ВСЕ ИДЕТ СЛИШКОМ БЫСТРО, что означает, что скоро меня выкинет в некий "средний возраст" (морщинистая шея, пигментные пятна, калоприемник). Стареют лица родительниц на собраниях и фото знакомых в соцсетях, в седьмой десяток переваливают родители, в половозрелый - дети, но мой мозг не успевает принять эти изменения. И вообще не  эволюционирует. Я по-прежнему мечтаю есть шоколад и читать "Игру престолов". Есть подозрение, что с конфеткой "Мишки в лесу" и предпоследним томом мартиновской саги, потому что последний не будет дописан, меня отнесут на погост. И это прямо-таки идеальная картина. А вслед за "слишком быстро" следует следующий страшный вопрос "КАК, И ЭТО ВСЕ?" То есть что, назад не, никак? Чо, правда? Нет, ну правда-правда?

Если серьезно, то конечно же меня волнует масса вещей, поскольку уже хотелось бы  уверенного взгляда в будущее, но происходящее вокруг делает процесс долгосрочного планирования полностью бессмысленным. Поэтому я как аксиому принимаю два факта - работать, пока не сдохну, и ни от чего не зарекаться.


P.S. А Мардж в ответ на жалобы Гомера, помнится, напомнила, что ему ни фига не 38,5, а вовсе даже 39.

P.P.S. Пришел начальник и очень прозрачно намекнул, что надо бы заняться поиском новых проектов. И то правда. А то  лишние мысли праздность порождает, и да, магистр Йода, на сторону темную ведет это
Tags:

50 shades of Grey
elastigirl
kalinnka
Приобщилась к сему бестселлеру благодаря meerkat_8. Несколько моих френдов уже написали свои отзывы, не лишенные скепсиса, и я в общем с ними согласна. Книга конечно же - большая жырная сказка, и я почти не удивилась, увидев, что она  выросла оттуда же, откуда и второй мегахит этого сезона "Голодные игры" - из фандома "Сумерек". Главная героиня не сильно далеко ушла от образа Мэри Сью, особенно в части описания ее сексуального темперамента и постельных способностей (которые ВНЕЗАПНО проявились у "синего чулка" двадцати одного года от роду). Про реальность образа 27-летнего ненасытного красавчика-миллионера тоже распространяться не стоит. 

БДСМ-часть, из-за которой, думается, все так активно книжку и читают, там скромная, прям-таки PG-13 - ограничивается богатым описанием снаряжения, кодекса поведения и парой сцен, где героиню шлепают и связывают. У меня закралось подозрение, что автор нацелился на продолжение книги, и когда википедия подсказала, что это оказывается трилогия, я несколько успокоилась - есть шансы, что к концу третьего тома юная дева-таки узнает, что такое анальный крюк. 

Тов. roberlee бросилось в глаза слишком частое употребление глагола murmur, я же насчитала многовато gasp и groan. Американская критика за язык и стиль автора поругала, мне же, благодаря прямолинейному изложению, было читать легко, за что спасибо. За сим я прекращаю язвить, потому что в целом книжка доставила немало приятных минут. Все же я девочка, которая любит читать про Отношения, а завязка любовного романа в этой книге очень даже ничего - при общей ходульности героев и торчащих отовсюду швах, которыми надо как-то сшивать сюжетную линию, читается бодренько и с интересом. 

Римские элегии
elastigirl
kalinnka
"Я был в Риме. Был залит светом. Так,
как только может мечтать обломок!
На сетчатке моей -- золотой пятак.
Хватит на всю длину потемок."

Если про Нью-Йорк хочется выражаться исключительно фразами из Маяковского, то главным певцом Рима я теперь безоговорочно признаю Бродского. Этим я не открываю Америку - аналитики его творчества прямым текстом пишут, что его римский цикл "выделяется мажорностью личного чувства: здесь сильны мотивы счастливой плоти, солнца, религиозной благодарности.<...> Даже редчайший у Бродского знак препинания - восклицательный - появляется в этих радостных строчках." (Л. Лосев) Иными словами, тот же итальянский вирус, коим я заражена последние десять лет, в тяжелой форме поразил и самого крупного русского поэта прошлого века.

Позавчера у меня выдался очень длинный день. Все началось с того, что прибыв ранним поездом из Тосканщины, бросив вещи в отеле и наскоро выпив кофе на любимой Гоголем виа Систина, я приступила к штурму магазинов. Собственно, я искала себе сумку, но вместо нее нашлось пальто. Вернее, Пальто. При отражении в зеркале моего стана в этом произведении портновского искусства я, в целом дева культурная, не смогла выразить свои эмоции ничем, кроме классического эллочкиного "хо-хо". Хотя я и сопротивлялась последующие несколько часов, прочесав весь модный квартал и даже специально присев в кафе пораздумывать и посчитать финансы, ноги принесли меня обратно. Таким образом, к шести часам вечера я заперла в гостиничном номере Пальто, как Гумберт Гумберт Лолиту (у нас сегодня, напоминаю, литературоведческий пост), деньги кончились, а до прощального торжественного ужина, который был мне самой собой назначен на девять, было еще далеко. Посему решила совершить культурный прорыв и посетить Пьяццу Маттеи.

Ничего особенного от этого места я не ждала. Переживания Бродского по поводу ветреницы-Микелины в конце концов - просто озорное, чувственное стихотворение, с чего мне, далекой от поэзии, так уж им впечатляться? Таксист докатил до маленькой, по-римски закрытой со всех сторон площади. Огляделась по сторонам - все в точности. Виа деи Фунари, ущелье, закрытые двери, бар, где полагается склонить выю, фонтан, по поводу которого захлебывается восторгом мой путеводитель. У бара на плетеных стульях болтают местные, на верхние этажи (Бродский сказал бы "карнизы") желтых домов начинает ложиться закат. Взяла просекко и вышла тоже посидеть на плетеном стуле, красавчик-бармен вынес мне плошку с орехами и обшарпанную табуретку в качестве столика. Интересно, в каком из этих домов жила та, из чьей ключицы он пил нетерпеливым ртом, ощущая себя Трояном и Катуллом? Джойсу потребовалась тысяча страниц, чтобы описать один день героя в Дублине, а у Бродского вся любовная история и вечный город уложились в двенадцать строф. У моих коленей, чинно прикрытых белым подолом, вышагивали голуби, в фонтане журчала вода, вечер раскаленного дня принес мягкий бриз, и вдруг наступил момент полета в той самой буонарротиевской сини.

Выяснилось, что в этом зачарованном месте я уже сижу сорок минут. Давно пора было возвращаться. На прощание молча салютовала большим глотком Иосифу, Петру и Льву, трем ныне покойным евреям, по совместительству двум русским поэтам и одному писателю, уже после смерти подарившим мне радость открытия стихов, имен и мест.

"Чем был бы Рим иначе? Гидом,
толпой музея,
автобусом, отелем, видом
Терм, Колизея."
Tags:

Тест на знание языка
elastigirl
kalinnka
Англоманы и сочувствующие, помогите-ка мне в моем пятичасовом рабочем ступоре: надо придумать рифму к слову HAPPY, которая сгодится как пристойный ответ второклассника - чем проще рифма, тем лучше (соответственно, crappy отпадает). Nappy тоже не подойдет. Не дайте пропасть!

Денежная сиська и гламурный дискурс
elastigirl
kalinnka
Творческий процесс Виктора Пелевина мне представляется так: автор занюхивает дорожку-другую, прожевывает галюцинногенный грибочек и врубает тв. После чего садится за комп, читает жж и начинает творить нетленку с бормочущим в качестве бэкграунда телевизором за спиной. Результаты, надо сказать, обсуждаются всей страной, а пелевинское сознание продолжает на-гора выдавать стройные общественные теории.

Последняя его книжка доказала, что таких теорий в голове аффтара еще пруд пруди. Хватит на много шедевров. В Empire V, как и во всех пелевинских трудах можно отыскать немало замечательных и едких описаний дествительности, да и часть книжки точно разойдется на цитаты (начиная с "ЖЖ- жопная жужжалка, отхожее место души, измученной гламуром и дискурсом, а смайлик - виртуальный дезодорант"). Теория сосания баблоса также выделана в фирменном пелевинском духе - с прослеживанием корней от Вавилона и с использованием постулата, что Вселенная - клетка сознания. Но, честно говоря, мне остаются милее старый добрый вау-импульс и диалектика переходного периода из ниоткуда в никуда.

Пелевин с удовольствием пользует бессмысленное для обычного уха слово дискурс и с наслаждением честит гламур и идеалы жизни офисного пролетариата. Ничего нового, однако он не привнес в теорию взаоимоотношений полов - теория женского оргазма как социального проекта равно как и теория женщин как сук и блядей одновременно где-то мной уже слышана. А вот крошечный абзац про диссидентствующую мать героя, матерно ругавшейся и употреблявшей слово "контекст", могут понять пожалуй только Пелевин, прототип матери героя и я - если она когда-нибудь прочтет эту книжку.

Что касается лично меня, то не могу не признать, что являюсь идеальной дойной коровой для вампиров Империи Ви. "Ну что поделать, люблю я парфюм от Кельвина Кляйна", - сказал мне как-то приятель, которого за блестящий внешний вид и тонкий аромат чуть не побили разъяренные рабочие с "Балашовского текстиля". Угу. Все так.

ВНИМАНИЕ!!!
elastigirl
kalinnka
ДРУГИ, С КЕМ Я ОБЩАЮСЬ ПОМИМО ЖЖ!

ПРОСЬБА СЮДА СКИНУТЬ ВАШИ МОБИЛЬНЫЕ И ПРОЧИЕ ТЕЛЕФОНЫ!

Я НАКОНЕЦ-ТО МОГУ ЗАВЕСТИ АДРЕСНУЮ КНИГУ В МОБИЛЬНОМ!!!!

Начала
elastigirl
kalinnka
Недавно набрела на просторах ЖЖ на отличный пост - hangingheart привела список первых предложений известных литературных произведений и предложила их узнать. Несколько дней я мысленно возвращалась к этом посту и не смогла не продолжить.

Не так уж это и просто – задавать такие загадки. Что ни говори, а многие фразы навсегда впечатываются нам в сознание. Думаю, большинство из вас играючи расправится с отгадками принадлежности вот таких цитат:

1. "Мелеховский двор – на самом краю хутора."
2. "Я ехал на перекладных из Тифлиса."
3. "- А поворотись-ка, сын! Экой ты смешной какой!"
4. "- Eh bien, mon prince, Genes et Lucques ne sont plus que des apanages, des поместья, de la famille Buonaparte."
5. "В уездном городе N было так много парикмахерских заведений и бюро похоронных процессий, что казалось, жители города рождаются лишь затем, чтобы побриться, остричься, освежить голову вежеталем и сразу же умереть."
6. "В первый понедельник апреля 1625 года все население городка Менга, где некогда родился автор "Романа о розе", казалось взволнованным так, словно гугеноты собирались превратить во вторую Ла-Рошель."

В большинстве хороших классических произведений авторы сразу берут быка за рога, и первое предложение называет и описывает тех, с кем мы будем иметь дело на последующих сотнях страниц.

7. "Сановитый, жирный Бык Маллиган возник из лестничного проема, неся в руках чашку с пеной, на которой накрест лежали зеркальце и бритва".
8. "Жорж Дюруа получил у кассирши ресторана сдачу с пяти франков и направился к выходу."
9. "Нас было четверо: Джордж, Уильям Сэмюэль Гаррис, я и Монморанси."
10. "Когда золотое апрельское утро разбудило Мэри Хоули, она повернулась к мужу и увидела, что он растянул рот мизинцами, изображая лягушку."
11. "Когда-то в России и правда жило беспечальное юное поколение, которое улыбнулось лету, морю и солнцу – и выбрало "Пепси."

Часто можно угадать произведение просто потому, что первая фраза содержит немаловажные сведения – как имена собственные, так и неповторимый стиль автора. Хотя, думаю, по памяти бы вы ее просто так не вспомнили.

12. "В одном из покоев уже знакомого нам кардинальского дворца, за столом с позолоченными углами, заваленными бумагами и книгами, сидел мужчина, подперев обеими руками голову."
13. "В 1878 году я окончил Лондонский университет, получив звание врача, и сразу же отправился в Нетли, где прошел специальный курс для военных хирургов."
14. "Проходя между часом дня и тремя по Мэдисон-авеню, там где ее пересекает 55-я улица, не поленитесь, задерите голову и взгляните вверх – на немытые окна черного здания отеля "Винслоу."
15. "Было это или не было, теперь уж точно сказать нельзя, потому что случай, с которого началась (и тянется почти что до наших дней) вся история, произошел в деревне Красное так давно, что очевидцев почти не осталось."
16. "Убили, значит, Фердинанда-то нашего."
17. "Наш пивной бар называется "Рыгалето", хотя на самом деле он никак не называется, а просто на стене возле двери можно разобрать полустершуюся трафаретную надпись…"

И наконец – призовые места тем, кто угадает последний набор цитат. Произведения популярные, много раз обсужденные, хотя парочка из них конечно же не такого общеизвестного уровня, как цитаты из первой десятки.

18. "Небо было желтым как латунь; его еще не закоптило дымом."
19. "У-у-у-у-у-у-гу-гу-гугу-уу! О, гляньте на меня, я погибаю!"
20. "В одном приятном уголке Французской Ривьеры, на полпути от Марселя к итальянской границе, красуется большой розовый отель."
21. "О ее смерти сообщил мне по телефону старый приятель, натолкнувшись на случайные строчки в газете."
22. "Пешеходов надо любить."
23. "В одной из отдаленных улиц Москвы в сером доме с белыми колоннами, антресолью и покривившимся балконом жила некогда барыня, вдова, окруженная многочисленной дворней."

Составляя этот список, я получила огромное удовольствие - открывать любимую книгу, и ощущать, что уже первая фраза увлекает тебя в хорошо знакомый мир.

Оригинальный пост - http://www.livejournal.com/users/hangingheart/11425.html

АПДЕЙТ: Ответы на викторину - завтра к вечеру. Хочу посмотреть, кто заслужит пиво за номер 14 от ploxish и отгадает ли кто-нибудь все-все-все. :))))

АПДЕЙТ 2: Мой личный приза - за № 18. Смотрю, за ночь никто не угадал.

АПДЕЙТ 3: Не парьтесь с поисковиками, все равно скоро ответы опубликую.

"Надрывный крик в бездну тишины"
elastigirl
kalinnka
Потрясающий образчик пустословия - или если следовать стилю автора, "вязания словесных кружев". Ссылку не даю, поскольку против роста популярности подобных сайтов.

"Человеческие взаимоотношения… Еще ни разу за время своего осознанного существования я ни разу не пожалел, что выбрал эту сферу в качестве своего жизненного интереса. Но нужно признаться, нередко мои кропотливые попытки разобраться в окружающих личностях, понять их ставят меня если не в тупик, то на грань, за которой бездна. Многоликая бездна: от пасмурного частичного непонимания до непроглядной тьмы полного одиночества. Примеров тому множество... Но я не буду лукавить перед тобой, читатель, и опишу некую совокупность этих примеров в одном выступлении. Тем более, что я давно не делился с тобой своими мыслями ...Холодный тонкий лед монитора пытается спрятать от тебя истину, но тем интереснее ее поиск."
А вот еще поэтическая цитатаCollapse )