Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

elastigirl

подчищая хвосты

За истекший год рабочего марафона  отвыкла писать на личные темы. Собственно, зашла в жеже только затем, чтобы виртуально рукой помахать — жива мол пока. Ну и отвлечься от того, что завтра опять в офис, к чему я морально не готова. Странно писать о таком 10 января, но мне нужен отпуск. Желательно не здесь. Желательно с семьей. И недельки на три. 

2020 год выдался очень... однобоким. Год, в котором не было ничего, кроме работы и болезней.  Год не про путешествия, не про отдых,  не про дружеские посиделки, не про спорт, не про секс, не про правильный образ жизни. (Доминика Веста в октябре засекли в Риме целующимся с Лили Коллинз, после чего переписка с ним увяла навсегда — год и не про него тоже оказался.) А с октября и по 31 декабря я просто перешла в какой-то тотальный нон-стоп. Елку и квартиру наряжал муж. Все члены семьи остались без подарков. Новогодний стол ладили мама и подружки. Мой вклад в веселье состоял из (надаренного благодарными партнерами) шампанского и - внезапно — китайского диско-шара за 200 рэ, который я узрела на столе начальницы, выклянчила домой, воткнула в розетку в гостиной — и который оказался просто бомбическим. Под диско-шар мы в звездном составе — Леля, блондин, Плохиш и я — скакали до пяти утра, как будто встречали две тыщи шестой, а не двадцать первый. Потом я ничего не помню до 4 января, когда ко мне начало возвращаться сознание. 

В рабочем плане конечно же это был прорывной год. Я выучила столько, сколько мне не дала предыдущая работа за 5 лет. Освоила линейку согласования нормативно-правовых актов правительства и чуток продвинулась в умениях написания и проработки оных (а также общения с Минфином, Минюстом и аппаратом Правительства). Выступила на радио и во многих крупных онлайн-конференциях. Синдром самозванца заглох. Деловые контакты умножились в разы, на порядки. Регионы и представители индустрии засыпали благодарственными письмами, сувенирами и цветами. (Под конец года одной настырной бабе в интенсивном, бурлящем рабочем чате с регионами сказала, что сейчас «впервые рассержусь». Внезапно чат замолчал на полтора часа, и вот тут-то я поняла, что мои слова имеют значение.) Начальство под конец года также произнесло много чего хорошего в мой адрес, премировало и все такое. Самое главное — теперь я знаю, что могу вести большие проекты от начала до конца. Однажды надо будет пошагово записать, что это такое — федеральный проект с нуля своими руками. 

Чего я НЕ знаю — это того, смогу ли я выдержать еще один такой год. Супруг героически помогал мне с домашними делами, несмотря на свой загруз — а он фактически занят на трех работах. «Если он с Вами в этом году не развелся, то реально любит», — пошутила руководительница, выдавая новогодний подарок, и не сильно погрешила против истины. Ребенка я полгода не видела вообще, а другие полгода в основном спящим. Мне нравится, чем я занимаюсь, но не хочу повторения истории с желто-серой компанией, потому что не помню куска детства старшего сына, пришедшегося на работу там. (Со старшим общение в этом году тоже свелось к бытовым диалогам в телеграмме, но он уже большой, тут дело в другом.)

Я выхожу завтра на работу, потому что мне нужна зарплата за январь. А там посмотрим. Будущее в полном тумане. Добро пожаловать в 2021 год. 

elastigirl

Детокс, день 1

Ик.

В мысленной карте мира Дубай перестал быть названием. В памяти вознеслись небоскребы, протянулись многополосные шоссе имени шейхов, по которым покатили сверкающие машины (99% местного автопарка UBER - Лексусы), ровным зеркалом легли воды, между прочим, Индийского океана (о чем я узнала только сейчас, сверившись с Википедией), омывающие легендарные насыпные острова и переходящие в берега многочисленных пляжей. Пестрая энергичная толпа наводнила мои воспоминания - поразили не традиционные арабские наряды (хотя впервые я смогла порассматривать все эти мужские белоснежные платья и платки в красную клеточку вживую), а то, какой изобильный, мультикультурный, неспящий мегаполис прекрасно себе существует в регионе, для россиянина ассоциирующегося с песком, нефтью и кровью.

Впечатления начались еще в аэропорту - сразу за паспортным контролем завыл мулла, призывая правоверных. Практически сразу стало понятно, какой город в качестве ролевой модели выбрал ряд постсоветских вождей и кое-какие горные республики СКФО. Лицо шейха Дубая и его сына-наследника, активно использующих под себя средства наружной рекламы, запомнилось в первые же сутки. Масштаб и размах инфраструктуры ошеломил, как и было задумано - на голом песке построить ТАКОЕ, и не сделать это памятником тоталитарному режиму? Вот он какой, просвещенный абсолютизм. Хочется по итогам увиденного написать лаконичное, сочащееся каустиком письмо Перзиденту.

(Кстати, brother2, девиз "Аллах, Нация, Президент" ничего не напоминает? Местами только 2 и 3 поменять, и будет оносамое же!)

А на личном уровне поездка порадовала тем, что неделю я провела не в гостинице, а на вилле в поселке экспатов, утопающем в зелени (пальмы, бугенвилеи, рядом гольф-клуб), в обществе не только любимых мужа и старого друга, а и двух молодых коллег последнего, марафонца и серфера, загорелых и красивых. В один из вечеров (слегка, правда, косясь на окна соседей), наши хозяева устроили правильное мужское барбекю во дворе, бараньи ребрышки, овощи и весь по сусекам найденный алкоголь - конечно, не обошлось без прокрутки Земфиры, Ленинграда, Сплина и дискотеки 80-х, и было это дивно. Еще мне предоставился шанс поглядеть на дубайскую ночную жизнь - то, что в моей жизни всегда полностью отсутствовало - и помимо ощущения присутствия в начальных кадрах La Grande Belezza ("Ah ah, ah ah// A far l'amore comincia tu"), ибо в Дубае крутая ночная жизнь, я просто радовалась так, как будто мне семнадцать, и меня взяли на крутую дискотЭку.

...Долгонько в этом году вилась праздничная веревочка. С прискорбием и неохотой вымыла из волос песок Персидского залива и извела останки любимого вишневого скраба. Оплатила дюжину тренировок и прошла унизительное возвращение в спортзал (шарахаясь от зеркал и избегая взгляда тренера). Купила протеин со вкусом ванильного крема и особо заманчивым описанием эффекта (тоже со вкусом ванильного крема) - дорогой, чтобы сцуко как часы употреблять и не отлынивать. Открыла загодя припрятанную банку швейцарских витаминов и установила дозу ежедневного потребления великолепных дубайских фиников. Вернулась к расчету калорий и пропорции БЖУ (еще один момент стыда - увидеть дату последнего подсчета). Загрузила ящик стола на работе отрубями и зелеными яблоками. Умолила мужа скачать сериальчиков-фильмов для беговой дорожки. Повесила ТЕ САМЫЕ джинсы на шкафчик с трусами и колготками, чтобы видеть их ежеутренне. Разметила до июня календарь. Из страшного - осталось встать на весы и сфотографироваться - сейчас нет моральных сил, поставила себе на 1 февраля.

Через силу, через боль, но путь к весне начался.

elastigirl

перекрикивая Jingle Bells

Дорогое мироздание в белобородом обличье,

Не надо спрашивать "Здесь кто-нибудь хочет?" - Я ХОЧУ! 1997 и 2007 были очень благодатными, поэтому у меня высокая планка ожиданий и от 2017.

Хочу мира. И здоровья всем родным и друзьям. Пусть их депрессии, травмы, болезни и лекарства унесет с собой 2016-й.

Хочу, чтобы два моих мальчика были здоровы, учились себе на пользу, занимались спортом и радовались жизни. Береги их.

Хочу, чтобы мужчина, о котором все мои помыслы уже скоро (в сентябре 17-го) как четверть века, высоко и далеко летал во всех смыслах - в Дубай, Лондон, Европу и далее, во сне и наяву, на работе и беговой дорожке, в постели и у плейстейшена. Подари ему счастливый год, давно не радовал.

Мне нужен карьерный сдвиг. Вбок, out of the box, вверх или по диагонали - неважно. Будет ли это новый проект или новая работа - тоже неважно. Главное чтобы интересно и чтобы за это платили.

Мне тоже нужно здоровье, и побольше.

Хочу побед в судах. И денег. Много денег. Как говорит старший сын, "можете считать меня свиньей, но мне важны материальные ценности". Я очень хорошо себя чувствую с деньгами. С ними я не буду докучать тебе десятком других желаний, сама разберусь.

И конечно же я хочу влезть в Те Самые Джинсы. Потомушта как только я в них влезу, можно будет устроить именины тщеславия (фотосессию для истории), поставить в списке галочку и успокоиться наконец.

Удиви меня.

elastigirl

blast from the past

Шесть лет назад, вернувшись из чудесной поездки в Штаты, я захандрила. Вставала по утрам на работу, завтракала и ложилась обратно под одеяло с головой. Вдобавок, ломило все тело, оно ныло, как перед началом большой болезни. Сил не было, настроения тем более, хотелось только спать.

Супруг во всех моих хворях обвинил желто-серую компанию и (в меньшей степени) осеннюю депрессию. Тогдашний трехдневний ноябрьский выходной мы провели в хозяйственных хлопотах, которыми я решила себя взбодрить - выбрались в ИКЕА, куда, отстояв сумасшедшие очереди на кассу и в службу доставки муж зарекся больше не ездить (обещание выполнил). Недобрав за праздники теплого клетчатого пледа и в очередной раз через не хочу доползя до работы утром понедельника, я пожаловалась за завтраком medano_girl, а в ответ услышала предложение купить тест. Недоверчиво хмыкнув, таки купила. Часом позже, держа в руке две полоски и не выходя из туалета, помнится, сразу же позвонила Плохишу, находившемуся с другом Мишенькой в Сандунах по случаю приезда последнего (да, в понедельник утром, такое время было).

- Ну что, жениться будешь или на аборт девку погонишь? - не удержалась я от цитирования. Все остальное, думаю, читателям этого жеже хорошо известно.

Всегда теперь в начале ноября буду вспоминать именно это - как депрессия оказалась младшим сыном. Еще и Коку успею ей замучать.
elastigirl

older, not wiser

После двух недель сидения (точнее, лежания и стояния) на больничном, вышла на работу. К 14-00 утомилась окончательно и прямо как в детском садике начала жалобно глядеть в окно, в ожидании, что кто-то придет и заберет меня отсюда. Окно, впрочем, cпасителя не показывало. Оно вообще ничего не показывало, кроме серых туч, дождя и мрака (картина, которую я вижу примерно 300 дней в году), потому пришлось продолжать ковырять рабочую почту. Постепенно у меня выкристаллизовывается решение в середине осени выползти на рынок труда (хоть и понятно, что там капец), поскольку, сколь ни грустно констатировать, здесь что-то как-то ловить нечего. Как только мне будет понятно, поедем ли мы с супругом в отпуск в октябре или нет, соответственно и начну.

Дома отсыпалась. Я и не осознавала, что у меня был большой накопленный недосып. Когда через неделю внутренний будильник, поставленный на примерно 7 утра, отключился, я с удивлением для себя начала просыпаться в половине десятого, мое классическое любимое время пробуждения в девическом возрасте. Пожалуй, это был главный позитив (в дополнение к результатам предоперационных анализов, показавших, что сахар в крови, гемоглобин, сердце и давление у меня тоже как в девическом возрасте, что несколько взбодрило, особенно после резкого как понос эндоскописта, который нетактично спросил, как я вообще живу с такими кишками).

Ни словечка не написала про свой день рождения, а стоило бы, потому что очень волновалась, как все пройдет. Десять лет не осмеливалась ничего устраивать (слишком на славу удалось тридцатилетие). В результате почти все дорогие и давние друзья из разных кусков жизни впервые увидели друг друга, и, как мне кажется, все получилось. Приятно было видеть, как Крапоткин и ДжЭфф (оба герои этого жеже) сроднились на почве отношения к Хилари и Крапоткин, ныне топ-манагер в Дубае, стрелял у ДжЭффа сигаретки. Друг-якут рисовал на салфетке другу Степе 57 граней классической огранки бриллиантов, у подруг оказались дочки-ровесницы и опыт хождения в одну и ту же школу, супруг полностью выложился в роли веселого тамады, а миллион-доллар-беби в своем тосте обозвал меня человеком из другого мира и вспомнил, во что я была одета 14 лет назад во время нашей первой встречи на автобусной остановке в попытке добраться до стройки МЕГИ Теплый Стан. В середине вечеринки ДжЭфф устроил мне видеоконференцию с адски ностальгирующим Мэттом, который тоже очень трогательно меня поздравлял (I find it easier being candid in Russian). Прекрасный признак - не осталось ни одной фоточки, все были увлечены беседой и забыли про телефоны, большое, считаю, достижение! Правда, немножко жаль, что не осталось моей, у меня был крайне удачный макияж и алая помада (Алиска, торжественно даря мне ее в НЙ, сказала, что убьет меня собственноручно, если я не буду ей пользоваться), так что буду считать, что вместо картинки в телефоне отпечаталась в памяти окружающих.

Старший полностью в своем мире, проявления которого мне оценить не дано - я правда не знаю, кого вырастила (сноб-интеллектуал, невротик, либертарианец - все как в анекдоте про пиво с 18 лет). Читает Докинза и Ирвин Уэлша, в последний свой визит в книжный приобрел "Божественную комедию" (строго в переводе Лозинского, омайгад) и "Фауста" Гете. Периодически дает мне меломанские советы - послушать Blue Oyster Cult (при этом он не читал Career of Evil, сам набрел на эту группу) или мюзикл American Psycho, дал оценить последний проект Линдемана Skills in Pills, подсадил на регулярные просмотры шоу Стивена Кольбера (помимо самопросвещения на тему последних событий предвыборной кампании, меня прет от внешности Кольбера и его красивого американского английского, ну и местами шутки удачные). Засветил мне одну из своих многочисленных электронных почт - оказался там Майл Лиродом. Если учесть, что Кока сам себя зовет Ыыр Сергеичем, то мы с Плохишом счастливые родители совсем не Саши и Кости.

Через две недели с хвостиком, которые пролетят буквально за несколько морганий глазами, собственно Ыыр Сергеич возвращается с дачи. Он заделался в результате просмотров "мимимишек" изобретателем и собрал "цыпапульт" из саморезов, заглушки розетки и фонарика. Прется от карты мира и выучил большие куски географии. И хотя я мечтаю посадить его на колени, уткнуться носом ему в затылок, и так сидеть, знаю, что с пятилетним мальчиком это надолго не прокатит.

Всего не опишешь, что еще происходит в голове. Под занавес лета многое хочется успеть, чтобы потом со спокойным сердцем и легкой пресыщенностью вкатиться на рельсы осенне-зимне-весенней рутины. 
elastigirl

The New F-Word

Переход в стан сорокалетних, похоже, уже неминуем, и сегодня последний день, когда я могу заставить себя сесть и что-то написать, причем желательно за пределами банальности "заглянула в зеркало - все в порядке, 19". Тем более, что это не так. Совсем не 19.

Попытка заглянуть назад всю последнюю неделю наглухо застревает на моменте, когда мама, взяв меня за руку, говорит "Ты уже большая девочка, Нина, и в сентябре пойдешь в школу". Все, что было потом, кагбе жирно намекает подсознание, это уже суета сует и смена декораций, и крыть этот довод мне почти нечем.

Когда я начинаю по любимой привычке мысленно подводить итоги, вторая любимая привычка - самоирония - свирепо не оставляет от них камня на камне. У меня чудесные дети (матка сфункционировала дважды). Двадцать лет в счастливом союзе (проблема с либидо?). Поняла, что мне идет быть блондинкой (подгадала к первой седине, тормоз). Могу пробежать десять километров за час (а потом два часа лежать). У меня есть любимая квартира (десять лет ремонту и вид из окна на стройку. Разве материальные достижения имеют значение при переосмыслении половины жизни? Ты еще напиши, что у тебя красная маФынка). И вот так оно все.

Если придушить самоиронию, то голова выдает формулировку "на сегодняшний момент полностью состоялась как женщина, и следующие годы можно посвятить самореализации, достичь желаемых профессиональных высот". Нуээээ. Про "состоялась как женщина" грех жаловаться, ибо придти к пятому десятку с невытравленной нежностью и неразочарованностью в мужском поле - огромный жизненный подарок (аванс? уймись же наконец, самоирония). А вот с "профессиональными высотами" в этом году мне стало окончательно ясно, что самостоятельно с хроническим синдромом самозванца я не справлюсь. Так что прогноз - для начала вылечить голову, потому как ее текущее состояние сильно мешает хоть как-то определиться. При этом я тайно надеюсь, что внезапно завтра произойдет чудо (новый проект или заметит условный Стив Джобс), меня озарит понимание Дела Своей Жизни, я расправлю крылья и сразу выработаю программу, чему учиться, где работать и тепе. Позицию ожидания чуда к сорока годам уже вообще-то стыдно занимать, но за сим констатирую, что впереди в рабочем плане полная неясность, и это изрядно гложет изнутри.

Помимо неимения мечты, у меня нет и хобби. Жеже, глупые игрушки на айпеде и спортзал, вот мой актив. Вокруг меня море любительниц шить кукол, рисовать на шелке, декупажировать, реставрировать и делать кондитерские шедевры. Я с глубоким уважением салютую им бутылкой Леффе блонд из икеевского кресла на балконе - уже не притворяюсь, что что-то люблю делать руками, но хотя бы по этому поводу не переживаю.

Любопытно, что по поводу старения я тоже не переживаю. Я чувствую дыхание кризиса среднего возраста, но вместе с сороковником пришел и (многократно описанное) чисто тинейджерский азарт - впереди еще целая поляна возможностей и масса неожиданного. Я твердо знаю, что жизнь может поменяться в один момент, и не просто этого не боюсь, а даже предвкушаю.

В общем, все это было не зря, и то ли еще будет. Приключения продолжаются.
elastigirl

c кликом по жизни

На заправке Лукойл мне выдали карту постоянного клиента. (Заправка находится в 2 минутах от дома, и там есть приятный заправщик Шамиль, а не потому, что я продалась нефтяным корпорациям.) Для карты надо было заполнить в онлайне анкету, и тому, кто её делал, явно было все квадратно - то ли последний рабочий день, то ли наорал начальник, то ли бесплатная, но сверхурочная работа - не суть. Короче, я первый раз в жизни должна была дату рождения внести путём помесячного кликания назад. Нет, ручного ввода даты не было, и год выпадающим списком не показывался. 477 кликов меня не сильно испугали, тем более, к тому моменту, когда я посчитала это в уме, я уже откатилась лет на пять, и решила-таки продолжить.

Странное ощущение, скажу я вам. Клик, клик, клик. Январь 2009. Мальчика Коки нет и в проекте, жёлто-серая только что мутно замаячила на горизонте. Клик, клик, сентябрь 2006, квартира пуста и чиста после ремонта, клик, клик, май 2003, у меня ещё нет жеже и я даже отдалённо не подозреваю, на пороге открытия какого пласта я стою, клик-клик-клик, незабвенная однушка на Бабушкинской, младенец Саша, клик-клик-клик-клик, 1995 пропустим полностью, клик-клик-клик, иэххх 93-й удался (вот ведь чертов программер, и не оторвёшься уже), клик-клик, клик-клик, июль 1991, первое лето в Саратове, дождь на пляже, абрикосовая слойка напополам с песком, клик, ещё клик, и ещё, 1989, на даче в очереди за молоком люди в одной руке держат бидончик, а в другой радиоприёмник - слушают съезд народных депутатов, клик-клик-клик-клик, у меня самая красивая тетрадка по биологии в классе - на каждой странице по цветку, раскрашенному фломастерами, клик-клик, мне 10, живу в первом микрорайоне Ясенева, окно моей комнаты над дверями подъезда, и зимними утрами меня будит их хлопание и скребок дворника, клик-клик-клик-клик, обидно, не приняли в пионеры в первый заход, клик-клик-клик, кликкликкликкликкликклик, когда бабушка забирает меня из сада пораньше, мы идём в соки-воды, где из красивых стеклянных цилиндров наливают мандариновый сок, а стаканы очень смешно моют - ставят вверх дном и нажимают, чтобы выскочила струя и ошпарила стакан изнутри. Клик, немного осталось, клик, клик, клик, раннее утро, все спят, а на подоконнике настаивается для меня редька с сахаром от кашля. Верхушка редьки как крышечка, можно её снять, съесть сахар, потом залезть на подоконник и смотреть на улицу Горького. На Центральном телеграфе портреты, это к параду, а часы опять сломались, и глобус не вертится. Интересно, будет салют?

... Клик, клик, клик, июль 1976 года. Путешествие во времени окончено. Путин в ГДР, Горбачёв в Ставрополе. Ельцин в Свердловске, Березовский - старший научный сотрудник, Чубайс - ленинградский доцент, моя 24 летняя мама моет окна с укусом на тринадцатом году брежневской стабильности. Выкуси, Лукойл, я хочу свои 5 литров бесплатно. Конечно я не робот, момент... Что значит "истекла сессия"?

Анкету я заполнила ручкой.
elastigirl

моя святая тайна мой адыгейский сыр

В бытописании желто-серой я задвинула на задний план стандартные темы данного уютного дневничка, а написать как всегда есть о чем.

Ну во-первых мама. Мама по зиме освоила Фейсбук, и, хотя и проделала классический путь новичка (перепосты боянов, путаница с друзьями и степенями доступа, публикация моих фото к моему неудовольствию и те пе), главного добилась, найдя источник развлечения и средство общения. Из достижений - нашла подругу детства, которая теперь зовет ее провести лето на даче на Рублевке, где в соседях имеется некий холостой академик. Более того, в Фейсбуке она наконец связалась с грузинскими кузинами, с которыми контакт была частично утерян, и в результате эту неделю она проводит в Тбилиси, где не была ровно тридцать лет. Мама мандражировала перед отъездом, но как я и предполагала, попав в теплые грузинские объятия, живет там иллюзорной жизнью, включающей, помимо обзора окрестностей, цветистых тостов и походов по разным тетям Мананам и дядям Алико, еще и "легкий флирт", для чего она и рождена. Завтра вечером ожидается ее возвращение с каким-то совершенно феноменальным рецептом хачапури, грузом аджики, орехового варенья, имеретинского сыра и прочих местных деликатесов. А в начале мая я повезу ее в обещанную пять лет назад ностальгическую поездку в Женеву.

Во-вторых, мальчик Кока, степень любви и обожания к которому меня саму несколько удивляет. Местами я смутно думаю, что меня пожалуй надо изолировать от этого ребенка, иначе я его просто испорчу, и мне требуются регулярные усилия, чтобы не задушить его в объятиях. Это к тому же еще и ласковый мальчик, который любит поприжиматься и посидеть на ручках, а если понимает, что что-то натворил, кричит "Прости!" и кидается обнимать.
Развитие речи у Коки идет медленнее, чем норма, что взволновало нашего логопеда и побудило на консультацию у невролога и кое-какие анализы. Вердикт таков, что с мозгом все в порядке, но в 6 лет в школу идти нельзя (как будто я собиралась это делать), и плюс нужно усиленно развивать верхние мышцы и всякую моторику. Так что Кока - к восторгу нашей няни - теперь ходит почти кажий божий день на все возможные занятия в местном фитнес-клубе, начиная с группы "Пузырьки" в бассейне и заканчивая "Шпагатиками" и балетом. А вот в садик под конец года он что-то разлюбил ходить, и утренний гундеж и нытье теперь вошли в ритуал. Растет он тощеньким (22,5 кило) и длинненьким (128, вся одежда на 6 лет). Букву "л" он-таки освоил, остались шипящие и "р". И слава богу, унаследовал фамильное чувство юмора.

В-третьих, юноша Александр. Немногословен, застрессован, мотается по репетиторам, полон желания изменить собственную жизнь к лучшему. Постоянно повторяемая фраза последних дней "И на что я потратил 11 лет?" Меньше двух месяцев осталось ему до первого экзамена по ЕГЭ, поэтому из суеверия умолкаю.

В-четвертых, 7 апреля я традиционно пишу, как мы с ненаглядным моим Плохишом впервые поцеловались в 1993 году. "Нина, это были другие мы и другая страна", - сумеречно ответил поутру муж, почти не отрываясь от айпадика, уже погруженный в рабочую почту, когда я напомнила ему об этом в утренней пробке, после чего мы оба принялись обсуждать куда более животрепещущие для нас на данный момент темы - ставки по депозитам, курс доллара и рейтинг надежности банков. Потому сегодня ограничиваюсь мысленным приветом в прошлое той еще даже не парочке, которая всегда в моей памяти будет есть мороженое, спускаясь под весенним солнышком от Радищева- Московской к Рахова-Кутякова и не подозревая, что все только начинается.

Вообще роль другого человека в твоей жизни - это едва ли не главное чудо, которое может случиться. Особенно удивительно в ретроспективе анализировать первые впечатления от того, с кем общение будет измеряться десятилетиями. Достаточно малого - хорошенько как-нибудь поговорить. Зацепиться комментариями в жежешечке. Просто заглянуть в глаза. А потом находятся работы и нужные люди, приходит поддержка, появляется пристанище в незнакомом городе, получаются прогулки и поездки, открываются - без преувеличений - новые миры. До чего же мне повезло с близкими друзьями. Я нереальный баловень судьбы.
elastigirl

if i can make it there

В этот приезд выяснилось, что Америка имеет свой запах. Он немножко похож и на запах салона в новой машине, и очистителя ковров, который применяют во всех американских аэропортах (меня умиляют там повсеместные ковровые покрытия), и той смеси, который распрыскивают в универсальных магазинах. Чистота, химический холодок, кондиционированный воздух и чуть-чуть фрукт.

Эта поездка не была расслабляющей - изменились времена, да и цели у нее были не полностью увеселительные. Пришлось интенсивно покататься по стране, но совместить приятное с полезным получилось. Что греха таить, обожаю путешествовать и видеться с друзьями, даже не знаю, что больше, и с годами это только усиливается. Мои американские знакомцы, все до единого, не сговариваясь, оказали мне такой королевский прием, что я утвердилась в мысли, что пожалуй хороший друг. И до чего же приятно ощущать, что о тебе заботятся и тебя балуют.

Стоило преодолеть пол-суток в самолете, двухчасовую задержку в JFK на secondary questioning, потом еще час пехтериться до дома Алисы и Кости по ночным задворкам, чтобы потом оказаться в квартире с панорамным видом на Манхэттен и огромным телевизором, по которому шла трансляция новогодней ночи на Первом канале, и чтобы мне, обалдевшей и слегка оглоушенной, в одну руку был моментально вставлен бокал с Moet et Chandon, в другую воткнут бутерброд с черной икрой, а тело обперто об стол, на котором оливье и конфеты Belochka/Squirrel из русского магазина мирно соседствовали с эскарго и прошутто с рынка деликатесов Челси и сумасшедшими десертами из Maison Kaiser. Так продолжилось мое празднование Нового года. На следующий день все мои пять чувств опять были переполнены - подъем на уровень 101 в новопостроенном World Trade Center, прогулка по нижнему Манхэттену, заход в Brandy Library и легкая дегустация редких напитков, а потом вечер музыки Джона Леннона (Ah! Bowakawa pousse pousse) и вопросов "а это ты помнишь"?

Стоило добраться до домика Боба, чтобы провести несколько дней в настоящей старорежимной Америке и самую малость поиграть в ситуацию, что у меня есть американские бабушка с дедушкой. Я опять жила в комнате с куклами его дочки, каждое утро (обеденный стол со скатертью, старинный резной буфетик, пуансеттия, кошка на подоконнике) получала от его жены, Мэри Джин, полноценный завтрак в стиле Плезантвилля, где яйца означают яичницу, а яичница не может называться оной без ветчины и тостов. Затем мы с Бобом либо брели до его офиса, где он собрал очаровательную выставку артефактов (Боб - профессор истории, и история России его конек) вроде плаката с составом Политбюро ЦК КПСС начала восьмидесятых и портрета Горбачева без родимого пятна, шли в бейсмент, филиал офиса Боба, или сидели у телевизора, Боб с газетой, я в попытках своровать соседский вай-фай, оба одним ухом слушая Дональда Трампа или биржевые сводки. Мэри Джин же в промышленных масштабах слоила лазаньи, с удовольствием делилась местными сплетнями и особо полюбила меня, когда выяснилось, что я тоже смотрю Аббатство Даунтон. Ходила с Бобом в чудесные местечковые едальни и общалась с его друзьями (самым ярким был профессор физики-гей-заядлый армеец и до кучи стеклодув), погрузившись в незнакомую, но вполне понятную жизнь. У Боба и Мэри Джин я адски промерзла, несмотря на щедро выданные флисовые кофты и дополнительные одеяла, потому что они экономили на отоплении, но стоически терпела. Отогревалась в Вашингтоне, где едва добравшись до отеля, включила себе +24 и впервые за несколько дней рискнула раздеться догола.

Стоило попасть в Вашингтон, чтобы в очередной раз на бегу его посмотреть и удивиться его имперскости, а заодно опять же самую малость поиграть в работу - была приглашена на внутреннюю встречу в тамошнем офисе, на которой по случаю вечера четверга имелось пиво, послушала до боли знакомые истории общения с клиентом (новым было только географическое положение проекта), а потом накормлена обедом и поучаствовала в длинном разговоре об Обаме, оружии, мрачных перспективах побережья Флориды, энергетической безопасности, адаптации за рубежом, транспортных рисках Вашингтона и была искренне счастлива, потому что это было не про ватников, не про коррупцию и не про рубль.

Стоило проделать еще несколько тыщ км туда-обратно, чтобы впервые с 1997 года доехать до Насти и Наума и оказаться в миннесотских снегах и двадцатидвухградусном морозе. Наум был рыжеватым и кругленьким, стал седым и с интересно впалыми щеками, дом переполнился, выросло двое детей, Настя стала отличным кулинаром, и каждый вечер под калифорнийское мерло за чисто советскую цену 4-82 мы часами разговаривали, разговаривали... В Миннесоте нет налога на одежду, а Настя великий охотник за скидками, поэтому мы проделали обязательную программу заходов в моллы в поисках best deals. Сходили в австралийский стейкхаус, чуть прогулялись по Сент-Полу (где я простыла окончательно), обсудили прошлое и будущее, и это было хорошо.

Стоило встать в четыре утра и добраться до аэропорта в Настиной дубленке поверх собственной куртки, чтобы уже к полудню того же дня бегом, ноги в руки, ввалиться в залитый солнцем белоснежно-прозрачный номер в лос-анджелесском отеле и за 25 минут полностью преобразиться для встречи с самым главным лицом в бизнес-линии. Ошалело выскочила на улицу, опаздывая, путаясь в перекрестках, но телефон поймал вай-фай родной компании раньше даже, чем я увидела вывеску. А потом были коктейли на крыше отеля с коллегой из золотых времен работы на Тверской, с которой никогда не было времени толком поговорить, но всегда ощущалось внутреннее родство, ужин на улице с видом на LA Live и очень задушевное общение, а наутро - достойный включения в фильм эпизод, как человек в кофте и зимних ботинках добирается до Санта-Моники, и по пути от пирса до кромки океана на ходу раздевается, достигнув волны уже босиком, с закатанными штанинами и в майке. Три часа я не могла отойти от побережья, прошагав Санту-Монику и Винис Бич насквозь, и впервые в жизни в январе у меня слегка обгорел нос.

И да, стоило запланировать себе четыре последних дня в Нью-Йорке. С Алисой и Костей пошли поужинать и наткнулись на Мэтта Дилона и еще человек шесть голливудских актеров. Вино и еда были прекрасными, а Мэтт Дилон немножко посидел на моих покупках, свитерочке для Плохиша и прочей ерунде. Потом мы с Алисой целовались в метро, а дома был вечер Дэвида Боуи (и немножко Мика Джаггера) с громким пением Space Oddity на три голоса, и наутро и Алиса, и Костя опоздали на работу, а я довольно-таки рысью побежала на встречу с Шейном, из-за которой собственно поездка эта не только состоялась, но и ускорилась по времени.

Шейн после пятилетней ремиссии вторично заболел раком и только что прошел курс лечения. Он снял мне номер на 31 этаже гостиницы у Таймс-Сквер, чтобы мы поужинали, сходили на мюзикл и не торопясь пообщались. Я сильно много упоминаю тут еду, но как же не сказать, что на том ужине попробовала Key Lime Pie? И охрененный пино нуар из Russian valley? И впечатления от ужина были едва ли не сильнее повторной радости от The Book of Mormon? Был еще один большой и познавательный разговор, где фигурировал Дэвид Боуи, Солженицын, Китай, книги, личное пространство, геополитика, системы страхования и пенсионных выплат, новые тренды в преподавании и много чего еще. Был ночной Таймс Сквер, и еще бокал после шоу, и обещание увидеться еще раз в Москве.

Потом был день, когда болезнь-таки меня начала настигать, дул сильный промозглый ветер, от которого я пряталась два упоительных часа в Барнс и Нобл, мы с Костей гуляли по Центральному парку, и Костя отпаивал меня hot toddys - горячий сидр, мед, ром - божественное лекарство - пока не подошло время идти за стейком в Рокфеллер Плазу. Третий тематический вечер был про Total Eclipse of the Heart (literal) и клипы группы Ленинград, и в квартире с видом на Манхэттен прозвучала песня "Экспонат". На следующее утро был снег, антибиотики, лошадиные дозы чая с ромом и медом, вылазка в устричный бар за NY chowder и пара неожиданных классных покупок, а потом бранзини, пение "Экспоната", просмотр раритетных моментов Saturday Night Live и кусков гоблинского перевода. Алиса вывалила на меня гору эксклюзивной косметики и накрасила лабутеновской красной помадой, и я, трепеща, забрала ее и все остальное себе, потому что отказаться от такой красоты было невозможно. Рай.

А потом внезапно наступило последнее утро, когда я сорок минут застегивала чемодан (примерно как героиня в типолабутенах свои офигительные штаны, жаль, выдохнуть чемодан не мог) и готовилась к поездке домой, которая прошла без сучка и задоринки. Еще сутки - и поездка начала казаться прекрасным сновидением.

Стоило, стоило этого ждать три года.
elastigirl

vanity killed the cat

Надысь надо было поприсутствовать на бизнес-завтраке для больших компаний в отеле Балчуг, куда мы с мальчиком Колей явились при параде, ибо бизнес-завтрак, отель Балчуг и теде. Я опоздала, Коля ждал в вестибюле, и нам пришлось войти в зал уже после начала мероприятия и искать свободные места. Мне оставалось только лучезарно улыбаться, оттаптывая всем ноги и лавируя между чашечек с кофе.

И вот тут я мысленно увидела себя со стороны - белые волосы, вздернутый нос, платье в polka dot (то самое, Анель), и молодой помощник с ноутом в фарватере - и неожиданно мне понравилось. Не Агент М, конечно, но тренд в том направлении.