Category: происшествия

elastigirl

Ложки нет

Ментальный маятник, который всю сознательную часть жизни качает меня от агностицизма к атеизму, в последнее время подзастрял на последнем.

Рай - это то, что нам дано осознание самих себя и возможность жизни. Боль и страдания земные увы рандомны, никем и ни за что не посланы и никак компенсироваться не будут - уж как повезет с местом, временем и генетикой, так и повезет. Правда, есть и некий собственный выбор, который при прочих равных ведет в нужном направлении, да и то, если хорошо использовать серые клеточки.

Нет ничего после смерти, и это надо принять, как бы ни хотелось верить в другие жизни и загробные миры. Единственный способ жить после смерти, стать большим, чем частичка биомассы - остаться в памяти следующих поколений. Хотя бы собственных детей и хотя бы доброй.

Пунто.
elastigirl

Как и дату своего ухода

Немного не дотянув до 90, после месяца угасания сегодня умерла любимая бабушка Сергея. Та самая бабушка Тося, которая со своей ветеранской пенсии делала маленькие заначки и, хитро улыбаясь, дарила их нам в наши летние приезды: "Эти (родители Плохиша) все равно их на стройку потратят, вы их лучше прогуляйте!" Жизнь у нее была трудная, но как и многие из ее поколения, бабушка Тося почти до самого конца оставалась самостоятельной, готовила, стирала, ходила в магазин. А внуку и правнуку в ее доме разрешалось делать все.

Муж у нее погиб рано, да и из трех дочек до взрослого возраста дожила лишь моя свекровь. Прошлым летом, уже совсем слабенькая, но в полном сознании, бабушка Тося успела увидеть Коку, очень сильно его дожидалась.

Ну в общем опять воскресный звонок поутру, свекровь рыдает так, что даже у меня наворачиваются слезы, Плохиш бежит на поезд. Уходит старшее поколение. Уходит.

Posted via LiveJournal app for iPhone.

elastigirl

трагедия нашего дома

Давным-давно, в 2006 году, сделали мы ремонт. После ремонта денег долго не было, и квартира стояла полупустая, потому что мебели в ней тоже не было. В поисках доступных развлечений мы с Плохишои как-то наткнулись в книжном на гигантский паззл на 6000 кусочков, изображающий альпийский пейзаж - небо, горы, лес, луг и цветы. Незадолго до этого мы месяца за три успешно выложили пазл-двухтысячник, поэтому оптимистично понадеялись, что быстро осилим и этот. Решено было раскладывать пазл на полу в гостиной.

Очень скоро выяснилось, что мы недооценили сложность задачи, которая возросла не в арифметической, а в геометрической прогрессии. За первые полгода были выложены периметр и кромка горной цепи на фоне неба. Потом начала появляться мебель, и пришлось перейти на сбор маленьких фрагментов на обеденном столе, что было неудобно делать двоим. Так я откололась от альянса, и муж остался с паззлом один на один. 

Супруг обзавелся специальным ковриком, куда понемногу выкладывал готовые куски, каждое утро перед работой проводил четверть часа за попыткой сделать пару соединений, сидел и вечерами, и в выходные. Я взяла за привычку фотографировать  стадии процесса для истории. Так прошло не много не мало, а пять лет. Вот собственно как все начиналось:



Наконец этой весной было объявлено, что конец эпопеи близится. В середине мая последний кусочек (а вернее, пять тыщ девятьсот девяносто восьмой, потому что два мы все же потеряли), встал на место. Трепеща, муж заказал под плод своих многолетних трудов красивую рамку с покрытием из оргстекла. Вот так выглядел наш пазл в готовом состоянии. Если очень приглядеться, можно заметить недостающие два кусочка. 



Когда рамка приехала, мы со старшим в качестве подсобных рук были призваны поучаствовать в церемонии переноса паззла. Еле дыша и очень аккуратно двигая руками, мы втроем без сучка без задоринки переложили его с коврика на фанерку и накрыли оргстеклом. Осталось удалить защитную пленку и заправить краешки паззла в металлическое обрамление. Поскольку прямых указаний от Плохиша какое-то время не поступало, Саша и я тихо разбрелись по квартире, оставив главу семьи священнодействовать в одиночестве. 

Вдруг на весь дом раздался ужасающий, леденящий душу рев. Мы со старшим ринулись - он от компа, я от кухонной раковины, - чтобы увидеть, что произошла катастрофа. Альпийский луг лежал смятым и рассыпанным в прежнее состояние, а вокруг метался муж, пребывающий в отчаянии и дикой ярости. Одно неверное движение - и он своими руками уничтожил то, над чем трудился так долго и так упорно. Наш брак и Сашу спасло, что мы в тот момент находились вдалеке от эпицентра и никак не могли быть причастны к случившемуся. 

Плохиш выкинул рамку, выкинул коврик и, озлобленно, горстями запихав тысячи кусочков в пакет, выбросил и останки картины. Больше паззлов он собирать не будет никогда. Фотографии этого ужасного момента я, естественно, не сделала, поэтому вам остается поверить на слово, что это было душераздирающее зрелище.