Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

elastigirl

вспомнила бабка в энный раз

Светит яркое солнце. Моя кровать стоит изголовьем к окну, выходящему на старые разросшиеся яблони. Я открываю глаза - слышно, как в кухне хлопочет мама, жарит сырники и разговаривает с нашими кошками - жму кнопку магнитофона и начинаю собираться.

На мне китайская джинсовая куртка и лакированные китайские говнодавы, выручающие в непролазной грязи поселка Мирный, где мы живем без асфальтированных дорог. У них плоские подошвы - не проваливаешься, да и не налипают комья глины. До трамвая я добираюсь быстро, а там уже по прямой до института. Угрожающе дребезжа на повороте, он довозит меня до главного входа, я отмечаю, что "запорожца" одного небезынтересного мне третьекурсника на парковке не видно, и бегу на лекции.

Я уже достигла совершенства в незаметном хронометраже, позволяющем мне оказаться в одном трамвае с Плохишом на обратном пути. Плохиш - мой одногруппник, отличник, спортсмен. Живет он в центральной части города, а я на отшибе, поэтому на трамвае от института ему достаточно двух остановок, а потом он выходит и пропадает куда-то в свою жизнь, где присутствуют друзья, вечеринки, девушки и плаванье. Сегодня, впрочем, у меня есть повод выйти на его остановке - мама просила купить краску для волос.

Мы выходим вместе, он увязывается со мной в магазин, потом покупаем по итальянскому мороженому (в Саратове какое-то СП выпускает вкусные клубничные рожки), пересекаем площадь - и идем пешком еще пять кварталов подряд. Он машет руками и рассказывает истории про бассейн. Доводит до Астраханской, сажает в трамвай... и вдруг заскакивает сам, и ухмыляясь, объясняет, что мол я взяла его на слабо и раз я приглашаю, то он согласен поехать со мной.

Все это становится уже совсем невероятно, но он и правда доезжает со мной до дома и проходит по всем колдобинам моей Черниговской улицы. Я (несколько трясущимися руками) делаю бутерброды с колбасой и огурцом, мы пьем кофе, он просит посмотреть мои фото, и так проходит еще часа полтора, пока он не вспоминает, что еще час назад его ждала мама, чтобы пойти к зубному врачу.

Я выхожу проводить его на крылечко; он было сбегает со ступенек, но потом подходит к перилам и медленно, без обычной улыбки, глядя глаза в глаза, касается губами моего запястья. Ого! Что полагается делать в ответ? Мне шестнадцать, опыта чертовски не хватает. Я наклоняюсь и целую его над бровью. Нет, явно не то, и он гипнотизирует меня своими темными глазищами, в которых читается недвусмысленный зов. Предзакатное солнце припекает, его шелковистые волосы отливают медью. Я решаюсь.

Он говорит, что я ему давно нравлюсь, но. Мы еще раз целуемся. И еще раз. Потом он все-таки убегает к зубному, оставив меня в дурмане, смятении - и в полном восторге.

Зачем, спрашивается, убежал? Плохой был тот зубной, не надо было к нему вообще ходить. Десять лет спустя бригада дантистов... извините, я вывалилась из машины времени в сегодняшний день, вернее ночь на понедельник, и Плохиш ждет меня, и завтра рано вставать, поэтому за сим все. Но вы наверное и без завершающих виньеток все уже поняли. Двадцать один год назад. О боже. 
elastigirl

Я так хочу...

Завтра, то есть уже сегодня, поезд привезет домой старшего. Через неделю, которая будет полна проектным безумием, подтянется и младший. Няня, осень, первое сентября.

- Столько мы собирались успеть за лето, а теперь успеть бы потрахаться, - только и сказал супруг, выслушав констатацию сего факта. - Хотя бы про запас.

Пожалуй, за исключением двух глотков воздуха во время кратких вылазок к друзьям в Европу, это было худшее лето в моей жизни.

elastigirl

толерантность в действии

Саратов, улица Техническая, утро понедельника, маршрутка.

На одной из остановок садится вьюноша с ликом бледным и хорошо поставленным голосом начинает вещать, что пришел сеять в людях Слово Божие от церкви евангельской. Мужик в майке и при нательном гимнасте с заднего сидения тут же кричит что оскорблены его, мужика, религиозные чувства и не фиг мол тут при истинных православных. Вьюнош с готовностью повышает голос и, покрывая уже весь салон, отвечает, что Откровение Господа надо доносить в краях даже самых отдаленных. За что и обзывается козлом.

Водитель маршрутки багровеет шеей, слыша страсти за спиной, и взрывается.

- Вот вы, мужчина, неправы. У нас много-фе... много-кон-фе... многоконфессиональное государство! Вот зайдут сюда в маршрутку иудей или мусульманин, что мы им тут скажем, главная вера православие? Нет! У нас много религий. А ты, евангелист, тоже неправ, тут общественный транспорт, а не место для проповеди. Заплатил четырнадцать рублей и сиди на жопе ровно!

Получила истинное удовольствие.
elastigirl

И вот когда вы в двух шагах

Давненько в моей жизни не случалось рабочих эпик фейлов. Недельная работа по 12 часов в день шести человек ушла в трубу из-за дурацкого ненажатия клавиши. Потенциальный клиент обругал начальника, начальник, мягко говоря, был недоволен мной. Расстроенная, поплелась домой.

И вот тут еще и поезд метро намертво встал на полчаса. Удивительно, что я добралась до дома. А дома даже пятница вечер, во что прямо не верится.

Posted via LiveJournal app for iPhone.

elastigirl

Как и дату своего ухода

Немного не дотянув до 90, после месяца угасания сегодня умерла любимая бабушка Сергея. Та самая бабушка Тося, которая со своей ветеранской пенсии делала маленькие заначки и, хитро улыбаясь, дарила их нам в наши летние приезды: "Эти (родители Плохиша) все равно их на стройку потратят, вы их лучше прогуляйте!" Жизнь у нее была трудная, но как и многие из ее поколения, бабушка Тося почти до самого конца оставалась самостоятельной, готовила, стирала, ходила в магазин. А внуку и правнуку в ее доме разрешалось делать все.

Муж у нее погиб рано, да и из трех дочек до взрослого возраста дожила лишь моя свекровь. Прошлым летом, уже совсем слабенькая, но в полном сознании, бабушка Тося успела увидеть Коку, очень сильно его дожидалась.

Ну в общем опять воскресный звонок поутру, свекровь рыдает так, что даже у меня наворачиваются слезы, Плохиш бежит на поезд. Уходит старшее поколение. Уходит.

Posted via LiveJournal app for iPhone.

elastigirl

carried away

Часто, сортируя многочисленные носки и футболки или глядя на грязный снег за окном, я в деталях представляю себе этот путь. Ранний утренний экспресс, в котором крутят слащавую рекламу, сэндвич и кофе в TGI Friday в новом терминале Шереметьево, багажный и паспортный контроль, прогулка по неинтересному дьюти фри, мирные три с половиной часы полудремоты с перерывом на неизменную аэрофлотовскую курицу в качестве обеда. А потом самолет нырнет под облака и попадет в другой мир.

Яркий, шумный, бестолковый и радостный Фьюмичино. Дотрюхаться с чемоданом подарков до самого дальнего края аэропорта, сразиться с автоматом по продаже билетов и победить. Добежать до экспресса Леонардо да Винчи, грязноватый поезд до грязноватого Термини. Выползти, пройти с пятидесятого бинарио до начального десятка у центрального табло под огромной рекламой Армани. Кинуть взгляд на серебристые вытянутые Евростары, купить воды - и в обычный трено реджионале, в некурящий вагон до Ареццо. Щурить от ослепительного света свои непривычные северные глаза и впитывать проносящиеся мимо небо, пинии, холмы. Нажать на кнопку открывания двери в тамбуре, стащить чемодан, спрыгнуть с подножки, бешено замахать рукой старой итальянке в алых брюках. И как в детстве ощутить, что учебный год позади, а сегодня первый день каникул.

Рио-Рио. Потерпи. Я прибуду.
elastigirl

Руль в сторону заноса, Барби

По пути на работу меня буквально на ровном месте, по-каскадерски красиво, с крутежом машины и разворотом поперек движения занесло на Бульварном кольце сразу за Покровкой, на спуске к Воронцову полю. Фиг знает почему машина вдруг потеряла контроль - дорога знакомая и скорость ниже шестидесяти. Дорожка там узкая, слева трамвайные пути, справа ряд припаркованных авто. Когда меня несло юзом, в течение этих пятнадцати секунд я одновременно выкручивала руль, молила "только не в этот инфинити" и готовилась услышать знакомый жестяной скрежет. И опять фиг знает почему (явно не в результате моих инстинктивных движений), но так же внезапно курс выровнялся, и хонда оказалась в своей полосе, не коснувшись ни тачек, ни трамвайчика позади.

Как и всегда в подобных ситуациях, страх пришел, когда уже все кончилось, и я мирно стояла на светофоре в ожидании зеленого.

Как же хорошо быть живой и здоровой.

Это немножко о вчерашних событиях тоже. 

elastigirl

мимоходом

Тут происходит довольно много интересного - как давно я не была на большой международной тусовке! Обожаю. Чисто корпоративных впечатлений тоже много - приезжали Самый Главный, Самый Главный по Европе и много прочих, мотивировали и даже отвечали на ехидные вопросы. Через десять минут стартует celebration dinner - поглядим-с.

Завтра в два часа все заканчивается. Сяду на автобус и поеду гулять по Гааге. А в четверг рано утром - домой. Соскучилась по своим мужчинам.
bibi

looking for the summer

Острый приступ хандры. Вроде все и по плану, а тоска смертная в офисе. Очень хочется верить собственному предчувствию, что к лету с этой работой будет достигнуто "окончательное решение вопроса".

- Мама, знаешь, как я представляю рай? Три трехэтажные кровати, где вся семья, дедушка с бабушкой читают, вы с папой смотрите плазму, я играю в пиэспи, Зайка наша сидит рядом со мной и меня не боится, а сам дом разделен на три части, в одной слышно дождик и как в поезде стучат колеса, а во второй части идет снег. 

Чтобы попасть в рай, мне достаточно добраться до дома.

elastigirl

No Logo, ЖД, Нефть

Желание работать так и не появилось, равно как и молоко в кофе в нашем офисе, отсутствует и человек-фонтан (слава богу), думается мне, что в среду начнется обычный дурдом, а пока сижу и не отсвечиваю. Пользуясь случаем, напишу о трех книжках, которые удалось прочесть в новогодние каникулы и которые произвели на меня впечатление.

Пару месяцев назад мадам amdeluxe    посоветовала купить историю успеха кофейной империи Starbucks под названием "Влейте в нее свое сердце". Я прельстилась, полезла заказывать и наткнулась на No Logo Наоми Кляйн, которая как практически культовая упоминалась в ДухLess. И вот тут я совершила главную ошибку, а именно, прочла No Logo первой. Теперь про вливание сердец я не смогу читать непредвзято (так же как в свое время "Сагу об IKEA"), поскольку помимо прочего Наоми Клян произвела крайне критический разбор полетов Starbucks. Сама по себе книга крайне увлекательна. Рассказывает она о том, что вышло, когда крупные компании решили сделать ставку на брендинг, астрономически раздули рекламные бюджеты, а параллельно, желая урезать расходы, начали избавляться от собственных производств и размещать заказы в странах третьего мира. Хотите узнать, почему частично устарела марксистская теория, что такое McJob, почему плохо быть "глобальным подростком" и даже почему в некоторых аспектах 11 сентября оказалось позитивным явлением для транснациональных корпораций - читайте. Главы про рабочее движение и поднимающийся против брендов протест можно читать не очень внимательно. Скандалы, интриги и расследования сочетаются с аккуратным исследованием и нейтральным стилем повествования. Стоящая книжка. 

Теперь о "ЖД". Не хочу отзываться плохо о живом классике, но "ЖД" пожалуй что и посильнее "Чонкина" будет. Злободневная до зубной боли антиутопия о России ближайшего будущего, узнаваемые образы, вечные вопросы, неожиданная теория национальной идеи и вечного противоборства славянофилов и западников. Книга очень неровная и для восприятия непростая, местами погружающаяся в заумь и мрак, местами взлетающая до лучших национальных эпосов. Всякий раз, когда в руки попадает подобный труд, поражаюсь глубине эрудированности автора, его фантазии и его мысли. При всем при этом -  чтение на специфического любителя. Если вам не понравилась "Кысь", например, то шансы, что вам понравится "ЖД", не сильно высоки. 

Плавненький переходик из "ЖД" подсказывает название третьей книжки на сегодняшней повестке: "Нефть". "ЖД" живописует футуристические ужасы России, чьи углеводороды никому уже не нужны. Книжка Марины Юденич наоборот предполагает, что ряд известных всей стране политических событий 90-х имел место быть только потому, что российская нефть очень даже кое-кому нужна. Тема сложная для литератора любого пола и опытности, и открыла я книжку с большим скепсисом. А под обложкой крылся крепкий политический детектив - президенты, спецслужбы, теракты, аналитики, олигархи, заговоры, и все смело увязано и не без лихости закручено. Мне, как человеку "равноудаленному" от нефти и политики, почитать было интересно, равно как и поупражняться в отгадывании, где собственно пролегает линия авторского вымысла. 

Вот и все, ребята.